Борьба полиции Баку с проституцией и торговлей спиртным (нач. XX в.)


Т.Бехбудов

События 1905-1907 годов, активно генерировавшие рост преступности, настоятельно требовали ответственной и компетентной работы по совершенствованию всей деятельности полиции Российской Империи. В связи с этим царские власти вынуждены были приступить к радикальным реформам в области полиции.

Реформы дошли и до Баку. Общественно-политическая ситуация в городе оставалась очень сложной, необходимо было принимать неотложные меры для предотвращения антиобщественных и антисоциальных проявлений в будущем.

Послереволюционная «передышка» 1909-1914 гг. заставила правительство, властей Бакинской губернии и, прежде всего, нефтепромышленников сконцентрировать свои усилия на укреплении и реформировании полиции в Азербайджане, особенно в Баку. И именно в связи с этим в Баку на должность полицмейстера, по просьбе Бакинских нефтепромышленников Министерством внутренних дел Российской империи для осуществления этой задачи был откомандирован из Санкт-Петербурга ротмистр Владимир Назанский (1877-1939).

Имея за плечами опыт военной службы, изучив методику организации полицейского дела Российской империи и стран Западной Европы, Назанский принялся за дело.

К 1913 году Баку превратился в большой индустриальный, богатый город с населением 248,875 человек. Процесс урбанизации способствовал пополнению города дешёвой рабочей силой. Бурное развитие нефтяной промышленности в г. Баку привело к резкой дифференциации классового состава, который приводил в действие созревший социальный конфликт.

Социальная нетерпимость порождала экстремизм, который зиждился на маргинальной части населения города. Поток преступных групп и сообществ в богатый город Баку из России, Ирана, Грузии и Турции создавали проблемы для сотрудников полиции. Вооружённость большинства заезжих преступных групп держала полицию в постоянном напряжении.

Помимо этого, растущий город очень нуждался в контроле над торговлей. Особенно это касалось торговли спиртными напитками. Эта проблема была настолько серьёзной, что ею пришлось заняться полиции города. Спиртные напитки продавались в лавках, магазинах и даже на улице. Торговля спиртными напитками осуществлялась как штучно, так и на разлив. Не привычная и не традиционная для Баку повсеместная торговля спиртными создавала проблему для поддержания общественного порядка.

Назанский по этому поводу писал: «При приезде моем в Баку исключительно хаотическое состояние торговли резко бросалось в глаза, особенно во всех питейных заведениях. Поздняя торговля в коих устанавливалась случайными, зависевшими лично от местного пристава усмотрения».

В связи с этим по инициативе Назанского был издан приказ по Градоначальству от 21 января 1911 г. за №27, предусматривающий «однообразный способ свидетельствования», т.е. были приняты единые нормы, регламентирующие деятельность ресторанов, закусочных, в которых предоставлялись права поздней торговли спиртными.

Для более конкретной работы в этом направлении было решено создать комиссию с участием представителей городской управы. Эта комиссия осуществляла проверку подобных заведений, составляла акты на случаи грубых нарушений предусмотренных в вышеуказанном приказе. Результаты проверок докладывались градоначальнику.

Комиссия в рамках приказа давала рекомендации и предложения на разрешение некоторым ресторанам и другим увеселительным заведениям работать до 3, а кому, то, до 1 часа ночи. Даже было и такое, что определялось, какому ресторану конкретно можно было иметь оркестр, танцевальные и музыкальные труппы. Даже в приказе указывалось, что полиция должна была защищать их от произвола со стороны антрепренеров. И вообще для наблюдения за порядком в этих заведениях ежедневно, по утверждённому графику полицмейстера, назначался дежурный пристав для осуществления надзора.

Город Баку резко отличался от многих крупных городов Российской империи «проституцким промыслом». На это были объяснимые причины. Портовый город, население росло. В Баку хлынул поток рабочего люда из соседних государств. В Баку стали съезжаться богатые предприниматели, бизнесмены. За лёгкой жизнью в Баку потянулась масса авантюристов, жуликов и другого преступного люда.

Естественно, что нефтяной и в целом промышленный бум в Баку должен был отличаться не только в плане высокой производительности и оборота капитала, но и должен был выделяться уровнем своей развлекательной индустрии. А сопровождающим атрибутом этой индустрии была проституция.

Околоточные надзиратели

Зло, которое существовало внутри этого общества, где царило богатство роскошь, разлагало и развращало человеческие души, порождало антисоциальные и антиобщественные действия, которые были неприемлемы в Баку.

Что касается борьбы с проституцией в этих условиях, то она до проводимых полицейских реформ Назанского носила чисто декларативный характер. Реальных мер по борьбе с проституцией не принималось. И это было поводом резкого роста проституции.

Естественно, до проводимых Назанским полицейских преобразований никто в полицмейстерстве не проводил глубоких исследований причин, порождающих подобного рода явления.

После недолгих наблюдений Назанский приходит к выводу, что в городе Баку причиной пополнения армии проституток является главным образом бесправное, нищенское положение женщин в городе Баку.

Назанский понимал, что рост проституции нельзя было остановить путём полицейских репрессий. Подобная политика могла провалиться, сразу же на корню, да и не было такой необходимости бороться с тем, что приносило большой доход. И самое главное, что у этого бизнеса были сильные покровители. Поэтому Назанским было принято обтекаемое решение несколько ограничить и в то же время контролировать этот процесс.

С первых дней своего назначения он настаивал, чтобы надзор за проституцией был снят из ведения полиции и был включён в круг обязанностей городских властей и благотворительных обществ.

Но, несмотря на многочисленные обращения главного полицмейстера никто, не брался за эту архисложную проблему.

Сам Назанский определял свою позицию в этом вопросе так: «Вопрос о борьбе с проституцией и развратом я считал одной из главных задач. Отсутствие, каких бы то ни было правил, регулирующих простуцию в портовом городе с крайне разнообразным национальным составом, бойким по торговле, прилегающем к заводскому району и с большим процентом мусульман, является серьёзным общественным злом».

После отказа городской Думы о передаче этого вопроса под контроль городских властей, Назанский вынужден был сам вплотную заняться этой проблемой.

Спустя некоторое время, вникнув в суть вопроса, Назанский для себя уясняет, что оказывается в Баку никаких правил, регулирующих взаимоотношения проституток и содержателей домов терпимости, не существовало.

В Баку вот уже более 30 лет в различных частях города, особенно в его промышленной части существовали так называемые «растворы» (одноэтажные, построенные наспех глиняные известковые будки без окон). Они и были рассадниками уличного разврата. Хозяевами этих растворов были так называемые, самим Назанским «аграши сутенёры», которые заведовали как промыслом проституции, так и азартными играми, а также петушиными и собачьими боями.

Скопление в этих местах большого количества « разного люда» порождали массу оргий, драк, кровавых кинжальных расправ. Поэтому данная ситуация требовала немедленного, оперативного вмешательства полиции.

Назанским было дано распоряжение всем полицейским участкам начать регистрацию всех женщин и их сутенеров, занимающихся этим промыслом. Те женщины, которые не имели постоянного места и вида на жительства, определённого рода занятий были привлечены к административной ответственности.

На начальном этапе борьбы с проституцией по городу Назанским были использованы общие меры надзора за проституцией применяемые и практикуемые в столицах европейских стран. Но очень скоро им было выработано временное положение «О Бакинском врачебно-полицейском надзоре за проституцией» утверждённое Бакинским Градоначальником от 3 августа 1910 года.

Чуть позже Назанским разрабатываются «Правила для проституток и содержательниц домов терпимости». Так же был выработан план мероприятий по предупреждению «тайной» нелегальной проституции в номерах гостиниц.

В полицмейстерстве был установлен график маршрутов и дежурств полицейских чинов в местах прогулок проституток. Самым серьёзным и трудным вопросом, в деле регулирования и ограничения проституции в Баку, был вопрос о переносе домов терпимости из центра города в более отдалённую часть города.

Комиссия по надзору за проституцией после неоднократных обсуждений этого вопроса приняла решение о переносе места нахождения домов терпимости. Даже был уточнён день переезда – 1 августа 1911 год. После чего все 16 домов терпимости, были размещены в пределах 9-го Завокзального участка, на территории только двух улиц.

Назанский совместно с комиссией принял ряд мер по пресечению различных форм эксплуатации проституток со стороны содержательниц домов терпимости и «аграшей-сутенёров». С этой целью было принято решение предоставить возможность проституткам распоряжаться своим заработком по их усмотрению, в результате чего у проституток появились сбережения.

Для сохранения этих сбережений были открыты на их имена книжки Государственных сберегательных касс. Сами книжки хранились у помощника пристава в специальном сейфе. Была заведена книга учёта использования этих книжек. Все денежные операции с книжками производились проститутками в кассах по удостоверениям, выдаваемым полицейским участком.

Начальники районов и взводные надзиратели

Известные, кровавые события 1905-1906 гг., провал России в военной авантюре в Русско-Японской войне породили в стране массовую беспризорность. Дети, выброшенные на улицу, складывались вначале в небольшие воровские шайки, а затем объединялись в более крупные бандитские группы. Этот социальный недуг охватил и все южные районы Кавказа. Зло порождённое социально-политической ситуацией той поры стало быстро распространяться и в городе Баку.

С этим социальным злом должна была справиться полиция. Однако в стране начался экономический, политический кризис и решение этой проблемы власти города буквально скинули на «плечи» полиции.

В этой ситуации Назанский проявил своё уникальное умение направить необузданную силу беспризорничества в нужное русло, и он это сумел сделать. С целью повышения служебной и этической ответственности сотрудников полиции Назанский создает институт наставничества, в котором каждый чин полиции был в ответе за каждого малолетнего беспризорного ребёнка, которого брали в так называемую команду малолетних при полицмейстерстве.

В истории полицейской практики царской России это было, наверное, в первые, когда Назанский, одновременно, решал две очень важные проблемы: заставлял чин полиции следить за своими морально-этическими нормами как воспитатель, а с другой стороны решал очень сложную социальную проблему борьбы с беспризорностью.

Само явление как беспризорность ликвидировать было невозможно, так как город Баку был приманкой не только для беспризорников Азербайджана, но также и для самостоятелкш мигрирующих по всей России детей.

По этому случаю Назанский высказывался так: «Желая прийти на помощь в деле воспитания беспризорных детей, как местным благотворительным обществам, так и родителям-беднякам, мною были приняты меры к основанию при вверенном мне полицмейстерстве оркестра для беспризорников».

Среди детей беспризорников шел отбор по – слуховым, ритмическим и физическим способностям. После длительной подготовки в июле 1911 г. оркестр начал функционировать.

Оркестром руководил капельмейстер, оплачиваемый из фонда полицмейстерства. Устроенный Назанским в одном из театров города концерт дал возможность приобрести собственные духовые инструменты.

Оркестр к 1914 году уже насчитывал 60 человек. Он существовал только за счёт самоокупаемости, полностью обеспечив себя и все расходы, связанные с ним. Даже дело дошло до того, что появилась возможность из прибыли с концертов отчислять часть денег на сберегательные книжки на имя каждого малолетнего музыканта. Всякий малолетний в оркестре, достигший совершеннолетия, получивший музыкальное образование мог рассчитывать на вполне безбедное существование.

Оркестр полицмейстерства постоянно участвовал на торжествах полиции градоначальства, особенно на траурных н парадных процессиях.

В феврале 1912 г. в результате рейдов и облав чинами полиции было выловлено 400 беспризорных подростка в возрасте от 10-14 лет, преимущественно бездомные, которые занимались прошением подаяния. По указанию Назанского для них была создана небольшая учебно-ремесленная мастерская для обучения их сапожно-шорному делу.

Уже примерно с марта 1913 г. по январь 1914 г. мальчишками для полицмейстерства было изготовлено 112 пар сапог, 27 ботинок, около 300 сумок для постовых книжек и огромное количество мелких починок обуви и «седельных приборов». Кроме бездомных и беспризорных детей к полицмейстерству, к Назанскому потянулись дети из различных семей с малым достатком. Родители часто обращались в полицмейстерство о принятии их детей или в оркестр или в мастерскую.

По материалам книги автора “История бакинской полиции”

Материалы из этой серии:

Борьба полиции Баку с проституцией и торговлей спиртным (нач. XX в.)
Закон и порядок: О работе единого Адресного стола в полиции Баку (нач. XX в.)
С револьвером на боку: Кого брали на работу в полицию Баку (нач. XX в.)
Полиция Баку нач. XX в.: конница, велосипедисты, дворники-информаторы…
Полиция Баку против взяточничества (нач. XX в.)