Полиция Баку против взяточничества (нач. XX в.)

Т.Бехбудов

К 1913 году Баку превратился в большой индустриальный, богатый город с населением свыше 248,000 человек. Процесс урбанизации способствовал пополнению города дешёвой рабочей силой. Свою роль сыграло и бурное развитие нефтяной промышленности.

Рост преступности по всей Российской Империи требовал ответственной и компетентной работы по совершенствованию всей деятельности полиции. Власти были вынуждены прибегнуть к нужным реформам. Когда решение было принято, сооветственно эти реформы стали внедряться и в Баку. В связи с этим в город на должность полицмейстера был откомандирован из Санкт-Петербурга ротмистр Владимир Назанский (1877-1939).

Начав работу на новой должности, Назанский быстро понял, что проблем, которые надо решить оказалось гораздо больше чем изначально представлялось.

В процессе нововведений в Бакинском полицмейстерстве, Назанский никогда не упускал из виду проблемы, связанные с воспитательной работой личного состава. Он глубоко понимал, что без этого нельзя будет осуществить тех начатых преобразований, которые он внедрял в повседневную жизнь полицмейстерства.

Эта работа требовала коренного пересмотра всех служебных и этических отношений всего личного состава полицмейстерства. Он писал, что «Призывая к дружной и объединённой работе всех подведомственных мне чинов, я силился в отношении каждой из категории принять ряд морально возвышающих воспитательных мер».

Однако в тех условиях этого сделать было очень сложно, так как Баку в те годы слыл городом соблазнов и «праздной жизни». Огромное количество увеселительных заведений привлекали богатых предпринимателей, которые тратили на развлечение огромные суммы денег на глазах тех же полицейских, на которых всё это пагубно и разлагающе действовало. Взятки, подношения были самым большим злом для полиции в бурно растущем городе.

Назанский писал: «Говоря о мерах к поднятию престижа полиции на высоту, не могу обойти молчанием острый вопрос о наиболее распространённом в широкой публике обвинении, посылаемом по адресу полиции, ей приписывают обычно склонность к принятию приношений и денежных даров».

В своих рассуждениях он указывал на то, что в Баку годами внедрялся обычай отчислять заводчиками, фабрикантами и банкирами перед праздниками определённую сумму, якобы за вознаграждение чинам полиции, услугами которых они пользуются в течение года.

Он писал: «Обычай этот я (Назанский) застал столь укоренённым, что управляющие заводами совершенно недоумевали, почему с этими привычками надо бороться».

Назанский обнаружил, что дело дошло до того, что подобные «ассигнования» выдавались официально по конторским книгам и сидели в отчётах фирм. Самое удивительное было то, что обо всём этом знали все. Именно это его больше всего путало. Было явно заметно, как сотрудники полиции с нетерпением ждали праздников. Порой, сотрудники полиции, получив соответствующие подарки и подношения, скрывались с мест службы. Начинался затяжной «загул».

Он писал: «…я должен был, прежде всего, отчистить личный состав от тех, которые клали тень на доброе имя полиции».

И в тоже время Назанский понимал, что одними репрессиями против отдельных чинов полиции эту проблему решить нельзя. Для Назанского решение этой проблемы было делом самым сложным. Он оказался в нестандартной ситуации. И, несмотря на это он находит оптимальное решение.

Поэтому поводу он говорил так: «Я проводил и провожу единый, на мой взгляд, верный способ. Поощрить полицейских чинов и осуществлять это путём предоставления ассигнованной суммы в распоряжение начальства, для формального, гласного распределения между теми или другими чинами. Чин полиции должен чувствовать над собой одну оценку – своего начальства, а поощрение непосредственно от фирмы за службу сообразно её вкусам, незаметно для него самого, рано или поздно поставит его на скользкий путь соблазна и зависимости перед капиталистом. » (Из приказа № 352 от 18 декабря 1910 г).

После издания данного приказа, спустя несколько дней в утреннем номере газеты «Биржевые Ведомости», выходящей в Санкт-Петербурге была опубликована заметка неизвестного автора под названием «Приказ о «праздничных» (4 января 1911 г.).

Статья явно носила иронический характер и было ни что иное, как злопыхательство, зависть или нежелание менять то, что годами было принято в Бакинском полицмейстерстве. Автор статьи специально дал фрагмент из приказа, чтобы вызвать неординарную реакцию у читателей:

«По имеющимся в моём распоряжении сведениям чины полицмейстерства в Новый год совершенно свободно принимая от населения в различном виде подношения, причём это обстоятельство объяснялось исключительно как «праздничный дар», подносимый чинам полиции из чувства расположения населения к последним, якобы, за особой заботливости и попечения по охране имущества и личной безопасности жителей. Такого рода явление, по существу никем не оправдываемое, безусловно, не должно иметь места и никоим образом не может служить мерилом взаимных отягощений между чинами полиции и жителями.

Полиция в силу закона обязана всегда иметь неустанный надзор за охраной населения и оберегать их имущественные и личные интересы, без каких либо подарков или подношений со стороны населения. Несомненно, что такой укоренившийся порядок выражения населением своих симпатий чинам полиции, обратившись, следовательно, в некоторое обязательство, может лишь подорвать авторитет полиции в глазах обывателей, но никоим образом не может служить показателем выражения признательности жителей города Баку чинам полиции.

Придавая особое значение Бакинской полиции, и имея в виду абсолютную недопустимость, каких либо неудовольствии со стороны населения к чинам её, категорически предлагаю городовым, приставам разъяснить это обстоятельство подведомственным им чинам и внушить им создание той высоты, на которой должна находиться полиция, как административная единица.

На полицейского чиновника не должна падать какая-либо тень, а наоборот, необходимо, чтобы каждый чин мог в глазах населения считаться образцом бескорыстия, исполнителем велений закона, не допуская, конечно, при этом каких либо материальных выражений по отношению к полицейским чиновникам со стороны населения. Затем, иметь в виду, что замеченных мною чинов полиции в получении каких-либо подарков и денежных наград в виде, каких-то «праздничных от обывателей», будут налагаться дисциплинарные взыскания в высшей мере и таковые чины не могут иметь места вверенном мне полицмейстерстве».

Данная статья вызвала неоднозначную реакцию среди высших чинов полиции Российской Империи. Уже 7 января 1911 г. в канцелярию МВД Российской Империи поступает данная заметка с резолюцией заместителя министра внутренних дел, Шталмейстера, Генерал-лейтенанта Курлова, которая повествует следующее: «Я считаю печатание таких приказов попыткой популярничания и неприличием для начальника полиции».

Реакция на вышеуказанный инцидент была мгновенной. Этим фактом немедленно заинтересовались в аппарате Наместника. Начались необоснованные запросы по поводу данного приказа, который, по их мнению, не был согласован с вышестоящими органами.

Узнав об отношении высших чинов имперской полиции к этому приказу, Назанский с целью доказательства его необходимости и своевременности специально проводит несколько рейдов по полицмейстерству. Их целью являлось выявление тех полицейских, которые погрязли в сомнительных делах связанных с получением взяток за покровительство сутенёрам, карточных маклерам, содержателям подпольных мини цехов по производству спиртных напитков.

Местное население города, узнав о приказе и мерах предпринятыми Назанским в борьбе с негативными явлениями в полицмейстерстве, стало по сути дела сотрудничать с руководством Бакинского Полицмейстерства. После огласки данного факта полицмейстерство буквально утопало в заявлениях и жалобах по поводу неправильных действий и поведения отдельных полицейских.

Объём материалов с жалобами со стороны заявителей рос с каждым днем как снежный ком. Взятки, служебное предательство, соучастие в преступных акциях, сращивание с преступной средой и другие негативные факты, которые в некоторых участках и даже в отдельных службах самого полицмейстерства стали привычным и обычным делом.

Только по результатам рейдов за период с 1910 по 1914 были уволены за подобные действия 877 сотрудников полиции. Назанскому было очень сложно менять то, что уже на протяжении многих лет стало нормой поведения. А менять сознание и представление о высоких моральных устоях было самым сложным и ответственным делом.

Он писал: «Я стремился вселить и широко развить в чинах Бакинского полицмейстерства сознание, что вся наша служба – есть непрерывный, самоотверженный подвиг бескорыстного, не за страх, не за выгоду, а за совесть, по идеи, служения Государеву делу».

Назанский со всей ответственностью приступает к планомерной работе по перевоспитанию личного состава полицмейстерства. Прежде всего, он берётся за формирование у полицейских сознания профессиональной общности. С этой целью он в отличие от предшественников проводит систематические собрания по категориям. Для приставов – с участием прокурора города, для остальных категорий – с участием представителей Градоначальства. Собрания проводились, как правило» в неделю один раз. В большинстве случаях он сам проводил эти собрания.

Целью этой воспитательной работы он видел создание атмосферы «товарищеской связи», взаимопонимания, взаимовыручки, осознания принадлежности к единой семье полицейских. Это не только были слова и обещания или просто проекты. Это были реальные шаги на пути к этой цели.

Вот один факт, который подтверждает его цели. Назанский понимал, что Баку это, прежде всего интернациональный город. Это сложилось исторически. Город транзитных путей, промышленный центр, центр многих культур и религий, а так же многоэтнический центр.

Проживание разных национальностей и народностей в Баку ставили перед полицией соответствующие задачи. Работа полиции по этническим сообществам, землячествам считается самая сложная. Быт, социальный уклад, обычаи, как правило, не всегда вписывались в рамки установленных законов Российской Империи.

Назанский хорошо понимал эту проблему, принимал максимум усилия в этом направлении. Исторически сложилось, что в г. Баку различные этнические сообщества и землячества проживали компактно в разных местах города. Исходя из этого, служба городовых тоже должна была строиться с учётом этих проблем. Отсюда и понимание того, что сам состав городовых тоже должен состоять из определёгаюго процента представителей нерусской национальностей, что не было принято в полициях других губерниях империи.

Наличие в полицмейстерстве, особенно среди городовых представителей других национальностей делает городскую полицию более адаптированной и внедряемой в социальную сферу города.

А с другой стороны Назанский использовал в самом полицмейстерстве принцип интернациональной служебной солидарности. Безусловно, Назанский видел среди сотрудников полицмейстерства культурное взаимообогащение.

Можно обратиться к таблице, где отражён национальный состав полицмейстерства:

Проведённые в Бакинском полицмейстерстве реформы были осуществлены Назанским благодаря сложившейся социально-экономической и политической ситуации в Царской России. В частности, революционные события 1905-1906 гг., трансформировавшиеся затем в мирную «передышку» 1907-1912 гг., породившей экономический подъём 1911-1913 гг., и необходимость обеспечения безопасности этого исторического процесса, позволили Назанскому осуществить эти преобразования.

По материалам книги автора “История бакинской полиции”