Феномен Тофика Дадашева: как проходило детство ‘сильнейшего в мире медиума’


Психика человека… бесконечный источник загадок, задаваемых человеческим мозгом…

Имя бакинца Тофика Дадашева давно принесло ему всемирную известность, ибо где бы он не демонстрировал свои психологические опыты, он производил впечатление настоящего чудотворца.

Как и у всемирно известного телепата Вольфа Мессинга, его необыкновенная чувствительность проявлялась уже в детстве. необыкновенна. Его талант управлять организмом – результат не искусственного тренинга, а природный дар. В дальнейшем, пожатием руки или на расстоянии, без контакта, Тофик Дадашев выполнял самые сложные задачи, разгадывал человеческие мысли.

Феномен Дадашева пытались объяснить выдающиеся исследователи психофизических загадок: руководитель Международной ассоциации по психотронике Зденек Рейдак, проверявший способности Тофика на конференции в Праге в 1973 году; знаменитый американец К.Бакстер, назвавший Дадашева сильнейшим медиумом в мире; профессор Александр Дубров, автор первой в СССР книги о тайнах сознания. При всём огромном уважении к этим учёным, Т.Дадашев считал наивными их попытки описать его интуицию научными терминами.

С чего же все начиналось? Вернемся в Баку, где прошло детство Тофика Дадашева…

**********

В один из теплых и апрельских дней 1947 года в Баку, в семье Гасанаги Дадашева раздался крик новорожденного мальчика. Кончились тревожные ожидания, начались приятные хлопоты. Но, так уж сложилась судьба, что родители разошлись. Главное бремя легло на плечи матери — Розы и его бабушки Эстер. Малыша нарекли Тофиком. Шли годы. Тофик рос здоровым, пригожим крепышом. Он чем-то отличался от своих сверстников. Быть может, чрезмерной стеснительностью, некоторой замкнутостью и задумчивостью.

У Дадашевых часто бывали гости. Как обычно, они дарили мальчику конфеты, игрушки, прочие подарки, но он принимал их стесняясь, нехотя. А чтобы попросить у соседских ребят поделиться лакомством — это было для мальчика хуже смерти. В гостях он оставался верея своим причудам — ни разу куска в рот не положил.

Почему же он был таким? Почему Тофик уделял пристальное внимание вещам, которые казались его сверстникам обычными? Может, он делал это отчасти от того, что вырос таким, воспитанным, чрезмерно щепетильным, в пиетете перед взрослыми? Нет, стеснительность была связана с главным качеством его психики — он понимал и воспринимал людей интуитивно. Тофику становилось ясно, что люди вовсе не такие, за которых себя выдают. Они не всегда действуют так, как говорят. Вернее, они не говорят то, о чем думают.

Понимающий и чувствующий все это, Тофик часто испытывал неловкость. Ему стыдно было за взрослых теть и дядь, которые лицемерят… Он неприязненно относился к показной доброте и ласковости, безошибочно угадывая позу и фальшь. Конечно, это раннее знание не могло оставить след в юной душе, окрашивая впечатления отнюдь не в радужный цвет… При всей учтивости и вежливости по отношению к антипатичным и неискренним в душе он восставал против такой искусственной уважительности и покорности.

О его вдумчивости, уходе в себя, некоторой отчужденности дома знали. Но они не знали, что маленький Тофик обладает способностью интуитивно распознавать характеры, не ведали о его сверхчувствительности. Да и сам Тофик пребывал еще в неведении о своем даре. На первых порах ему даже казалось, что все люди такие же, как и он сам, могут прочитывать то, что у каждого на душе. Но потом все настойчивее в нем заговорил «почемучка», неподкупный «детектор лжи».

Однажды произошел непредвиденный случай. Бабушка Тофика, вернувшись из магазина, где брала сахар, проверила деньги и в сердцах начала ворчать:
— Эти продавщицы все на одно лицо. Каждый раз обсчитывают — то на двадцать копеек, то на тридцать. А сегодня и того хлеще — ровно шесть рублей с меня взяли лишнего. Сейчас же пойду покажу им…
Тофик, молча и безучастно наблюдавший за этой сценой, словно очнулся:
— Бабушка, что ты сказала?
— Не слышишь, что ли, говорю, в магазине меня обсчитали на шесть рублей!
Тофик без малейшего изменения тона голоса сказал:
— Бабушка, ты не права. Они не обсчитали тебя. Ты сама виновата — потеряла эти деньги там же, в магазине. Причем это две трешки. Продавщица нашла их и положила на прилавок. Кстати, она давно уже ждет тебя.
Бабушка, и без того взвинченная, залилась краской:
— Мало того, что обсчитали, еще ты будешь дразнить старую женщину!
— Нет, бабушка, честное слово, ты вот пойди в магазин и увидишь, как тебе вернут эти самые злополучные две трешки.
— Думаешь, не пойду? Зачем мои трудовые деньги должны попасть в руки жуликов…
Вскоре бабушка радостная вернулась домой из магазина и протянула внуку две трешки. Довольная:
— Ты как в воду глядел! Пришла, вижу, как ты сказал, ждут меня эти две трешки.
Вдруг посерьезнела и испытующе взглянула на внука:
— Постой… А откуда ты узнал, что меня не обсчитали, что ждут, когда я вернусь за деньгами?
— Бабушка, я видел все это… — смущенно отозвался Тофик.
Женщина удивилась пуще прежнего:
— Как так — видел?!
— Как во сне…
Бабушка решила, что внук просто удачно разыграл ее:
— Ну-ну, ты же у нас всезнайка…
Но он не отставал и, чтобы доказать ей,чта это не шутка, а на самом деле он видит все, как ясновидец, сказал бабушке:
— Я сейчас спущусь во двор. Возьми вот эту иголку, спрячь где хочешь. Я приду и скажу тебе, где она находится.
Договорились — через несколько минут Тофик обнаружил иголку и протянул ее бабушке. Но бабушка и на сей раз не придала значения «фокусу»: ей подумалось, что это случайность.
Однажды к ним случайно зашел сын дворничихи, жившей по соседству. Ребенок этот всегда бывал на воздухе, на улице и оттого казался здоровым мальчиком. После его ухода Тофик робко и с печалью в голосе сказал:
— Он скоро умрет… Бабушка всплеснула руками:
— Типун тебе на язык! Мелешь что попало! Как можно такое говорить про здорового мальчика…
Тофик твердил свое:
— Нет, бабушка, вот увидите — скоро он умрет.
Действительно, через несколько месяцев этот мальчик скончался от рака желудка. Тогда Тофику было всего 14 лет. Он учился в 99-й школе поселка им. Кирова — пригорода Баку. На сей раз, в отличие от предыдущих случаев, сбывшееся предсказание поразило и бабушку, и мать. Роза-ханум не смогла скрыть своего смятения:
— Так откуда же это все тебе известно?..
Он опустил голову, как провинившееся дитя, и слабым голосом ответил:
— Я все ясно вижу, мама. Читаю мысли…
Мать обомлела. Мрачное предчувствие закрылось в сердце, почудилоеь ей нечто тревожное и роковое. Всю ночь не сомкнула глаз в мучительных думах о будущем своего сьша. Тревоги усугублялись с каждым днем, «ясновидение» сына, его отчуждение, задумчивая замкнутость лишили ее покоя. Подумала было, что Тофик заболел. То, что он говорит, не похоже на бред… Он предсказал близкую смерть сыну дворничихи, так и случилось…

Однажды его пригласили на день рождения одноклассника. Но он уперся, ни в какую не соглашался идти туда. Объяснял это тем, что там произойдет несчастный случай. И действительно, как потом оказалось, одна из девочек бросилась с балкона и разбилась насмерть… Наутро после той бессонной ночи он снова удивил:
— Что с тобой, мама? Ты не спала, всю мочь напролет думала обо мне. Меня нельзя обмануть.
Его речь была по-взрослому серьезна, говорил веско и взвешенно. Да и образ мышления, логика были отнюдь не детскими. Ее смутила эта безошибочная проницательность, и она попыталась переменить тему разговора:
— Сынок, вчера к нам снова заходил директор школы, жаловался на тебя, мол, все время витаешь в облаках, никак не можешь усвоить математику, ведешь себя не как положено. Недавно в школе была комиссия, а ты вздумал с ними права качать… Зачем ты на рожон лезешь? Ведь они же тебе не ровесники. Директор грозился: больше не буду держать в школе, пусть доучивается в вечерней… Еле упросила его, чтобы подождал до окончания седьмого класса. Теперь сам подумай. Мне больше не хочется выслушивать от директора упреки и краснеть за тебя…

От этой неожиданной «атаки» матери Тофик растерялся. Опустил голову и несколько минут простоял так. Затем тихо, но твердо проговорил:
— Мама, я не хочу, чтобы из-за меня страдала ты. Ничего, закончу седьмой класс, пойду в вечернюю школу, и начну работать, все будет в порядке. Больше директор не будет жаловаться.

Но спустя несколько дней вновь стали приходить вести о «деяниях» Тофика. Причем, слухи больше напоминали легенды. Дескать, Тофик оконфузил учителя-говоруна, да так, что тот не мог двух слов связать… Довел человека до белого каления. Ребята рассказывали, что Тофик «наказал» за «плохое поведение» еще одного преподавателя. По его внушению учитель вдруг начал заикаться. Через несколько минут вообще не мог говорить. Открыл книгу, чтоб зачитать текст, но не тут-то было: ничего не получилось, так и остался глазеть на раскрытую страницу.

Немало шума вызвало и то, как Тофик провел в кино без билета однокашника. Проходили дни, и молва о таких «художествах» росла.

В том же 1961 году в его жизни произошли перемены. Закончив седьмой класс, он устроился рабочим в ремонтно-строительное управление, а по вечерам ходил в школу рабочей молодежи. Начал посещать спортивную секцию, занимался боксом. На работе, которая ничем его особенно не привлекала, он все выполнял как положено и сразу после окончания смены спешил в спортклуб, на занятия боксом. На ринге он предпочитал психологический, игровой, нежели силовой бой. Он мгновенно предугадывал намерения и действия соперника и опережал натиск.

Его тренер — Надир Аббасов, отзывался о питомце с большой любовью: «Он был очень спокойным и скромным парнем. Прямо с работы приходил на тренировки. А про талант боксера нечего и говорить — способный был, не потерпел ни одного поражения в проведенных 28 боях. За сравнительно короткое время стал боксером первого разряда. В будущем его ждали большие победы».

Но Тофик Дадашев не стал боксером. Вернее, какое-то чувство, наитие, неведомые ему самому, пересилили мечту о спортивной славе. Он смутно осознавал, что его ждет другое поприще, другое призвание. Где сфера приложения его сил, его способностей — еще предстояло определить. Он, читавший мысли людей на расстоянии в 10-15 метров, сам не мог тогда объяснить природу своего дара. Все еще было впереди…

По книге М.Самеда

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.