Первые дипломированные юристы-азербайджанцы


Нармин Таирзаде

Социально-экономическое развитие Азербайджана в пореформенный период XIX в. вызвало острую необходимость в квалифицированных специалистах разного профиля.

По действовавшим Положениям о кавказских воспитанниках 1849 и 1868 годов кавказская администрация в зависимости от потребностей края определяла число мест в различных высших учебных заведениях России для представителей коренных национальностей и направляла их на учебу за счет казны. Долгое время единственным учебным заведением, где закавказская молодежь могла получить среднее образование, дающее право поступать в вуз, была Тифлисская мужская гимназия.

С распространением среднего образования в Азербайджане, с открытием гимназий и реальных училищ в Баку, Елизаветполе (Гяндже), Шуше, Эривани, Шамахе, Лянкяране заметно возросло число абитуриентов-азербайджанцев, поступавших в российские вузы. Доступ в средние учебные заведения был свободным для каждого, кто мог оплатить свое обучение и, что не менее важно, обеспечить свое содержание в продолжение всего курса.

Рост потребности в образовании вызвал усиление притока абитуриентов во все российские вузы, в том числе и университеты. На рубеже ХIХ-ХХ вв. крупнейшими из них являлись Санкт-Петербургский и Московский. Заслуженной славой пользовались также Киевский, Новороссийский (в Одессе), Харьковский, Казанский университеты, в которых обучались сотни студентов-азербайджанцев.

Значительно меньше их получало образование в Юрьевском (в Дерпте, ныне Тарту) и Томском университетах. Из существовавших стипендий азербайджанские студенты могли пользоваться кавказской стипендией, которую администрация края назначала детям военных и гражданских чиновников, беспорочно служившим в крае, и городской, определяемой городской управой.

При назначении стипендии принимались во внимание отсутствие или несостоятельность родителей. Размер стипендий в среднем составлял 300-350 рублей в год, из которых следовало платить за обучение, квартиру, студенческую форму, учебные принадлежности и т.д. Существовала еще институтская стипендия (350 рублей в год) при бесплатном обучении, но ее удостаивались только студенты-христиане.

Число несостоятельных учащихся, стремящихся к высшему образованию, с каждым годом увеличивалось. Азербайджанским студентам оказывали денежную помощь благотворительные общества («Ниджат», «Сафа» и другие), различные фирмы, предприятия, а также частные лица. Практиковались сборы пожертвований в большие праздники, в экстренных случаях – через газеты.

Среди азербайджанских предпринимателей высшему образованию среди соотечественников содействовали в той или иной степени Ш.Асадуллаев, Б.Ашурбеков, И.Гаджинский, А.Гулиев, М.Мухтаров, А.М.Нагиев, Г.З.Тагиев и другие. Помощь оказывалась единовременно на год или на весь срок обучения. Местные магнаты хорошо понимали необходимость развития образования для благополучия народа.

Источники свидетельствуют о неуклонном росте числа азербайджанцев, поступавших и оканчивавших вузы. Сотни студентов обучались в российских вузах, но диплома удостаивались наиболее целеустремленные, выносливые, обеспеченные материальной поддержкой. Первые азербайджанцы, направленные кавказской администрацией на учебу, в основном обучались в столичных университетах и Военно-медицинской академии. Наиболее престижными считались юридический и медицинский факультеты.

С введением новых судебных учреждений в пореформенный период на Кавказе резко повысился спрос на юристов разных квалификаций и рангов. В юристах нуждались государственные и общественные организации, предприятия, частные лица. Особенно велика была потребность в присяжных поверенных (адвокатах) и нотариусах.

Первым азербайджанцем, получившим высшее юридическое образование, насколько удалось установить, был уроженец Шеки Исмаил Ахундов. Как сын учителя азербайджанского языка и мусульманского вероучения Шамахинского четырехклассного училища он по окончании Тифлисской гимназии в 1863 году был отправлен за казенный счет учиться в Петербургский университет. Успешно завершив учебу в 1869 году, И.Ахундов вернулся в Азербайджан. В 90-х годах XIX в. он занимался адвокатской практикой в Гяндже.

Дипломов юриста были удостоены также выпускники Новороссийского университета Джумшуд Султанов (1874 г.) и Алескер Кадымбеков (1887 г.). В 1888 г. блестяще завершил курс юридического факультета Петербургского университета Али Мардан бек Топчибашев, впоследствии ставший видным общественным и государственным деятелем Азербайджана, председателем парламента Азербайджанской Демократической Республики.

В 1893 году завершил юридическое образование в Московском университете Исмаил Зиядханов, будущий член Государственной думы России и член правительства АДР.

С 90-х годов прошлого века наблюдается постепенный рост численности юристов, окончивших российские университеты. До конца века среди получивших юридическое образование были Алескер Хасмамедов, Халил Хасмамедов, Фаталихан Хойский, Абдулали Амирджанов. Этим людям принадлежит выдающаяся роль в национальноосвободительном движении, становлении азербайджанской государственности.

Контингент студентов юридического факультета наряду с непосредственно поступавшими пополнялся за счет студентов, переводившихся туда с других факультетов и вузов – подобные переводы имели широкое распространение. Юридический факультет открывал перед выпускниками путь к различным сферам государственной службы, чего нельзя сказать о выпускниках историко-филологического или физикоматематического факультетов. Азербайджанцы, как правило, не могли рассчитывать на штатные должности в средних учебных заведениях, поскольку воспитание верных самодержавию подданных доверялось лишь лицам христианского исповедания.

В последующие годы, особенно после 1910 года в общей массе азербайджанского студенчества юристы составляли довольно значительную прослойку.

Приводимые ниже данные дают некоторое представление о формировании этого отряда национальной интеллигенции.

За 1900-1918 гг. высшее юридическое образование получили: Асадбек Агабабабеков, Имамверди Адигезалов, Сабир Алибеков, Гашимбек Амирджанов, Азад Амиров, Асадулла Ахундов, Рашид Ахундов, Мир Юсиф Везиров, Мустафа Векилов, Ислам Гаджибеклинский, Юсуф Гаджикасумов, Садых Гаджинский, Абдул Касим Джафаров, Мамед Юсиф Джафаров, Адиль Зиядханов, Акпер Казиев, Касим Касимов, Зульфугар Макинский, Мирза Ибрагим Хан, Нариман Нариманбеков, Мирюсиф Мирбабаев, Гусейнбек Пашабеков, Ахмед Пепинов, Паша Полатханов, Искендер Рафибеков, Шафи Рустамбеков, Надир Султанов, Джалил Сафиев, Идаят Салех оглу Султанов, Аслан Сафикюрдский, Насреддин Сафикюрдский, Сейях Хамид, Рустам Хойский, Нурмамед Шахсуваров, Гамид Шахтахтинский, Гейдар Шахтахтинский, Мамай Шихлинский, Мустафа Эминов.

Таким образом, численность азербайджанцев, для которых установлена конкретная дата завершения юридического образования, к 1918 году достигла пятидесяти.

Из косвенных источников – научной литературы, мемуаров, сообщений родственников и старожилов выяснены имена юристов, которые также завершили юридическое образование. В их числе Исмаил Алиев, Рустам Ахундов, Бананярский, Аббаскули Гаджибеклинский, Джейхун Гаджибеков, Гара Гамзаев, Гусейн Кадымбеков, Али Аббас Кадымов, Паша Казиев, Юсуф Казиев, Асад Кенгерлинский, Али Кулибеков, Теймур Макинский, Могбиль Мамедов, Гара Мустафаев, Мамед Рафибеков, Ширин Сафаралибеков, Али Паша Султанов, Идаят Мехти оглу Султанов, Муса Султанов, Н.Фараджев, Фараджулла Шейхов, Алекпер Хасмамедов, Исмаил Шахмалиев, Махъяддин Шахмалиев и другие.

В рассматриваемое время судебные учреждения, а также предприятия и отдельные граждане имели возможность пользоваться услугами высококвалифицированных юристов, владевших азербайджанским языком, хотя численность их еще не могла удовлетворить растущие нужды. Получив высшее образование, азербайджанские юристы далеко не всегда могли реализовать свои профессиональные способности на родине.

Число мест в государственных судебных учреждениях было ограничено, и местная администрация внимательно следила за тем, чтобы юристы-мусульмане оставались в явном меньшинстве. Судебное ведомство обычно запрашивало руководство университета, который окончил кандидат, относительно его благонадежности, участия в студенческих волнениях и пр.

Известно, что многие из дипломированных юристов-азербайджанцев активно участвовали в освободительном движении. Это А.М.Топчибашев, Н.Сафикюрдский, М.Векилов, Ш.Рустамбеков, М.Эминов, П.Полатханов, Ш.Сафаралибеков и др., которые, как и в студенческие годы, продолжали заниматься публицистической, культурно-просветительской деятельностью, входили в состав благотворительных просветительных обществ, издавали газеты, журналы, литературные произведения на азербайджанском языке и т.д.

С образованием Азербайджанской Демократической Республики в состав правительства входили юристы А.Амирджанов, М.Векилов, М.Ю.Джафаров, И.Зиядханов, Т.Макинский, Р.Хойский, Шафи Рустамбеков, А.М.Топчибашев, Х.Хасмамедов, А.Сафикюрдский, Г.Шахтахтинский, Н.Шахсуваров. Кроме того, среди первых дипломатов АДР были известные деятели культуры, юристы по образованию М.Ю.Везиров, Дж.Гаджибеков, А.Зиядханов, А.М.Топчибашев.

Итак, в рядах яркой плеяды азербайджанской интеллигенции, сформировавшейся к 1918 году, выделялся отряд высокообразованных юристов, созидательная общественно-политическая деятельность которых не может быть приуменьшена.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.