Шушинец Ахмедбек Агаев: На защите мусульман всей Российской Империи


Салават Исхаков

На рубеже XIX–XX веков в Евразии возник такой важный фактор общественно-политического развития, как мусульманское движение, которое сыграло большую, но в действительности малоосвещенную роль в истории Российской империи. Это движение опиралось на важные перемены, происходившие в оценке роли ислама в общественной мысли и жизни. Одним из основателей этого движения стал Ахмед-бек Агаев.

Принято считать, что он вернулся из Парижа, где учился, на Кавказ в 1894 г. Однако еще 2 ноября 1893 г. бакинский вице-губернатор П.Лилеев направил начальнику Бакинского губернского жандармского управления письмо, интересуясь, есть ли какие-либо, как сказано в документе, «неблагоприятные сведения» об Агаеве, «ходатайствующем о разрешении ему издавать в Баку газету на тюркском языке под названием «Восток».

Лилеев информировал, что Агаев проживал в Баку к тому моменту менее 4 месяцев. В ответном письме от 18 ноября сообщалось, что сведений о неблагонадежности Агаева не имелось. Тем не менее такое разрешение ему русские чиновники не дали. Вернувшись из Франции, он продолжал поддерживать связи с французскими коллегами, о чем свидетельствует его фотография, которая помещена в книге известного французского путешественника и этнографа Ж. де Бая, изданной в 1901 г. в Париже.

Как исламовед он в своих публикациях критиковал исламофобские настроения, царившие в европейском и русском обществах. Их представители полагают, писал он, в частности в 1901 г., что «будто бы во всем, что творится на мусульманской земле, виноват один ислам и что не будь этого учения, там, на этой земле, все пошло бы иначе», что «мусульмане, пока они останутся мусульманами, не будут способны ни к какому нравственному или социальному прогрессу».

Как историк он критически относился к действиям русской власти, которая в итоге к началу ХХ в. поставила мусульманское население всей империи в чрезвычайно тяжелое положение.

Агаев писал в середине января 1905 г.: «… мы, мусульмане в России, являемся, собственно говоря, мертвым балластом. Мы, не живем, а прозябаем. Жить — это значит мыслить и действовать. Где наша мысль, где наши действия?»

Здесь он ставил риторический вопрос: способны ли были мусульмане хотя бы немного влиять на политику русского правительства.

Такие взгляды Агаева вызвали к нему интерес со стороны 3-го секретного отделения (позднее Особый отдел) Департамента полиции МВД Российской империи. Это подразделение занималось политическим сыском. Особенно активно там шел сбор данных об Агаеве в 1906–1908 гг., что связано с его политической жизнью.

Как общественный деятель Агаев проявил себя активным образом в борьбе за права мусульман всей империи в условиях Первой русской революции. Он, к примеру, подписал петицию, направленную в апреле 1905 г. представителями мусульманского населения Закавказья в Комитет министров.

Петиция, в общем, выступала за уравнение общегражданских имущественных прав мусульман с правами русского населения, за разрешение азербайджанцам занимать общественные и государственные должности. С этой петицией в Петербург выехала депутация, в которую вошел и Агаев.

2 апреля 1905 г. эта группа прибыла в столицу, где Агаев как политолог выступил на страницах столичной печати с анализом острой ситуации на Кавказе и ее комментариями в прессе.

На страницах петербургской газеты Агаев в апреле 1905 г. писал: «Не только… российская печать, но и заграничная ежедневно наводняется корреспонденциями, сообщениями, “освещениями” и “пояснениями” самого тенденциозного, самого дикого и небывалого характера. …В чем же эта цель? Она двойная. Первая — взвалить всю вину за ход несчастных событий на местную администрацию, а вторая — представить местных мусульман… в роли шайки головорезов и грабителей, готовых по первому же призыву полиции бросаться на ни в чем невинных людей, резать их, грабить и поджигать их дома».

В той же газете, в мае 1905 г., он писал – «цивилизованный мир, пропитанный, как-никак, унаследованными от предков и истории предрассудками и суевериями против магометан, видит в нас изуверов-фанатиков, кровожадных дикарей…».

Анти-мусульманская пропаганда вызывала возмущение среди мусульманской общественности, особенно у интеллигенции. Как следствие во время этой поездки в Петербург Агаев принял участие во встрече группы представителей мусульманского населения, на которой было решено созвать летом 1905 г. всеобщий съезд мусульман империи в Нижнем Новгороде.

В мае 1905 г. в Петербурге группа мусульман из разных частей империи, среди которых был Агаев, образовали организационный кружок мусульманской интеллигенции, приняв девизом своей деятельности: «В единении — сила». Этот факт означает, что Агаев включился в непосредственную оппозиционную деятельность, стал одним из идеологов мусульманского движения.

Вернувшись в Баку, Агаев написал в газете, что в Петербурге мусульманским представителям высокопоставленные чиновники всюду отвечали, что во всем виноваты мусульмане сами, поскольку не давали о себе знать, не проявляли своих требований и «верхам» казалось, что им «очень и очень хорошо, так хорошо», что ничего лучшего они и не желают. Мусульмане, отмечал Агаев, «привыкли думать, что обеспечение национальной и религиозной свободы находится в зависимости от степени политического самоустранения.

На самом деле такое отношение, полагал Агаев, противоречит Корану, ставящему всю судьбу, всю участь человека в зависимость от его энергии и труда, из чего Агаев делал вывод: только в труде человек обретет свое счастье. Этот подход разделял и ряд других интеллектуалов-мусульман.

10 августа 1905 г. в Петербурге состоялось собрание членов упомянутого кружка мусульманской интеллигенции, а 15 августа в Нижнем Новгороде состоялся I общемусульманский съезд, в котором Агаев принял участие. На съезде обсуждались главные политические, религиозные и светские проблемы мусульман страны. Съезд положил начало организации евразийского мусульманства как самостоятельной политической силы со своей организацией – Союз российских мусульман. Были выдвинуты умеренные требования национально-культурного и гражданско-правового характера.

Этот союз стал играть большую роль в политическом просвещении и сплочении мусульман всей империи. Как один из лидеров этого Союза, Агаев 18 ноября 1905 г., открывая в Баку первый политический митинг местных мусульман, использовал цитаты из Корана, чтобы доказать необходимость «свободы вообще, свободы религии и совести в частности»; на втором подобном митинге (собралось свыше 500 человек — в основном представители интеллигенции и купечества) 27 ноября он говорил, что провозглашенные царским манифестом 17 октября 1905 г. свободы гармонируют с Кораном и каждый мусульманин должен требовать их практического осуществления.

При этом он отмечал, что в обществе за последнее время сложилось мнение о мусульманах, что будто их религия не терпит свобод; наоборот, политические и гражданские свободы не противны духу ислама, они являются ее основой. 4 декабря 1905 г. на нефтяном промысле в Балаханах, основном нефтепромысловом районе Бакинской губернии, состоялся первый политический митинг мусульманских рабочих.

Первым на митинге выступил Агаев, приведя цитаты из Корана в пользу народного самоуправления. Он также кратко изложил историю освободительного движения и роль пролетариата в нем. Как первую победу пролетариата он преподнес обнародование манифеста 17 октября, разобрал весь манифест по пунктам и призвал мульманских пролетариев к объединению. Как и другие члены Мусульманской социал-демократической организации «Гуммет» («Энергия»), находившейся под влиянием Бакинского комитета РСДРП, он отказался от антирелигиозной пропаганды и при обращении к мусульманским рабочим пользовался исламской риторикой. По данным полиции, он являлся одним из «видных деятелей» «Гуммет».

В августе 1906 г. Агаев отправился в Нижний Новгород, где 16–21 августа состоялся III общемусульманский съезд. На обсуждение съезда были вынесены проблемы, которые, по мнению мусульманской общественности, должны были способствовать сплочению всех мусульман империи.

Как известно, Агаев сыграл большую роль и в создании первой политической партии азербайджанцев — партии «Дифаи» («Оборона»), которая была основана, по мнению некоторых историков, в начале августа 1906 г., когда в Шушу (на свою родину) приехал Агаев, организовавший здесь собрание, на котором по его инициативе было принято решение о ее создании. По данным полиции, это была именно мусульманская партия, которая возникла в конце 1906 г.

Так или иначе, главная цель этой либерально- демократической партии мусульманской интеллигенции состояла в организации людей для защиты их от действий дашнаков, которые, как отмечалось в ее прокламации, поставили себе главной задачей изгнание мусульман из пределов Кавказского края и захвата их территории, а по достижении этого — построение армянского государства.

«…Никогда не допустим, чтобы армяне на развалинах и пепелищах нашей нации устроили собственное благосостояние…», указывалось в этом документе «Дифаи». Эта партия, по оценке елисаветпольского губернатора, имела необыкновенный успех у мусульман. В партию, частности, входили члены Мусульманского благотворительного общества, находившегося в Баку, где также размещался ЦК партии «Дифаи» . Ее деятельность прекратилась в 1909 г. в связи с отъездом Ахмедбека Агаева в Турцию.

Как защитник интересов мусульман империи Агаев приобрел большую популярность в самых разных частях страны, о чем, к примеру, можно судить по тому, что происходило в начале мая 1908 г. в Крыму. 2 мая 1908 г. в Бахчи-сарае редакция газеты «Терджиман» отметила 25-летие своего существования. К двум часам дня на молитву собралось несколько сотен местных мусульман, в том числе около сотни мусульманок, а также гости, прибывшие из Петербурга, Казани, Евпатории, Керчи, Ялты и других мест.

Во время молитвы имам, в частности, сказал: «О люди, помолимся за здравие и благополучие… публицистов Али-Мердан бека Топчибашева и Ахмед-бека Агаева… Да здравствуют они!» Тысячи голосов детей и взрослых подхватили этот возглас: «Яшасунлар!» (Пусть живут!).

А. Агаев, мыслитель, демократ, просветитель, заслужил своим трудом уважение среди мусульманского населения Евразии, глубоко понимая и по-настоящему выражая их чаяния. Вынужденный уехать в Османскую империю, он в эмиграции по-прежнему оставался одним из лидеров мусульманского движения, которое поддерживали народные массы в разных частях Российской империи.

По материалам научной конференции посвященной 150-летию со дня рождения А.Агаева

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.