О браке дочери карабахского хана с персидским шахом Каджаром


Мехман Сулейманов

В 1797 году иранский властитель Ага-Мохаммед шах Каджар предпринял поход на Кавказ. Он взял столицу азербайджанского Карабахского ханства Шушу, которая считалась одной из неприступных крепостей того времени, но был убит в покое своими слугами.

Это событие вызвало у хана Ибрагим-Халила, который скрывался от иранского шаха на севере Азербайджана, опасения нового нашествия, и он решил наладить связи с Фатали-шахом с тем, чтобы улучшить отношения с шахским двором Каджаров. Для этого он выполнил требование шаха и отправил в его гарем свою дочь Агабейим-агу, а сына Абульфат-бека – к шахскому двору в качестве заложника, как это было принято в те времена.

Согласно источникам, Ибрагим-Халил сделал этот шаг не без колебаний, спустя семь месяцев по получении шахского требования. Поначалу он рассчитывал на помощь России и направил российскому министру при грузинском дворе П.И.Коваленскому письмо с изъявлением преданности. Однако ответа не последовало. Это вполне естественно, если учесть нестабильность политической обстановки в Грузии того времени и то, что Россия не уяснила еще свой дальнейший политический курс на Кавказе.

Фатали-шах с почестями принял сына карабахского хана Абульфата-агу, назначил его одним из командиров своей армии, и он принял участие в ряде походов. На протяжении ряда последующих лет между ханом Ибрагим-Халилом и Фатали-шахом сохранялись добрые отношения, последний ежегодно посылал ценные дары самому хану и его сыну Мухаммеду Гасану.

Агабейим тоже заняла при шахском дворе высокое положение. Интересные сведения о ней имеются в книге воспоминаний сына Фатали-шаха Султана Ахмеда Мирзы Эзад уд-довле.

Портрет Фатали-шаха Каджара. Каджарская школа живописи. XIX век

Автор указывает, что сама главная наложница шаха Тадж уд-довле, при появлении которой все остальные женщины гарема почтительно вставали, в свою очередь неизменно поднималась, когда входила Агабейим, и выражала знаки уважения к ней. В книге подчеркивается строгий характер Агабейим, в присутствии которой никто не смел переходить грань приличия.

На первых порах Агабейим жила в усадьбе, выстроенной в тегеранском предместье Имамзаде-Гасым, а затем переселилась в город Кум, где на ее нужды отводилась определенная часть взимаемых налогов. В услужение ей было направлено более 200 человек из Карабаха, и все они характеризуются автором книги как люди смелые и умелые.

Руководил ими некто Мелик-бек, который ведал организацией повседневной жизни ханской дочери, а евнухом был некий Ага-Бахрам. Автор отмечает, что супружеских отношений с шахом у Агабейим не было, взамен она усыновила и удочерила малолетних представителей шахской фамилии Кейкавуса Мирзу и Мурассу. За первого из них Агабейим выдала свою племянницу, а вторая была выдана за сына самого Фатали-шаха.

Если верить автору книги, шах питал к дочери карабахского хана глубокое уважение, видело в ней близкого человека, несмотря на внутрисемейные разногласия. Автор воспоминаний добрым словом отзывается также о сестре Агабейим Говхар-аге. Отмечается, что для укрепления родственных уз был заключен ряд браков между детьми персидского шаха Фатали и карабахского хана Ибрагима Халила.

В книге упоминается переписка между Агабейим и придворными дамами других государств. Как результат такой переписки Агабейим получила в подарок от английской королевы большой изумруд, украшенный алмазами и двумя золотыми цепочками.

По сведениям российских историков, первое английское посольство доставило в Тегеран письма от короля и от королевы, причем письмо королевы вместе с ценными подарками было вручено тогдашней главной наложнице гарема Агабейим-аге, после чего последняя написала английской королеве ответное письмо.

Женщина с младенцем. Каджарская школа живописи. XIX век

Летом 1816 года к персидскому двору прибыло российское посольство во главе с генералом Ермоловым. Наряду с письмами императора Александра I Фатали-шаху и наследнику престола Аббасу Мирзе, посольство доставило также письма супруги императора Елизаветы Алексеевны и его матери Марии Федоровны супруге Фаталишаха. Эти письма предназначались Агабейимаге.

В багаже посольства имелись также множество ценных подарков от российской императрицы, предназначенные Агабейим. Перед отъездом на родину Ермолову были вручены письма главной наложницы шаха императрице Елизавете Алексеевне и матери императора Марии Федоровне, а также письма Аббаса Мирзы и первого министра Мирзы Шафи на имя российского императора.

Отметим, что в свое время в российские источники попали переводы писем Агабейим-аги российским царствующим особам. В этих письмах нет подписей, но, по твердому мнению российских историков, они написаны от имени Агабейим, которая с ее высоким происхождением занимала закономерно верховное положение в гареме и весьма высокое положение среди придворных дам.

В пользу данной версии говорит и печать в конце писем, на котором нет имени, но записана такая фраза (перевод на русский): «О ты, бегюм (госпожа), содеявшаяся целомудрием второю Венерою и звездою шаха, покровителя мира».

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.