Тайны Баку: Дом Гаджинского – история по легендам

dom-gadjinskogo-baku

О.БУЛАНОВА

Есть мнение, что дома очень часто напоминают своих владельцев. И если представлять себе, как выглядел нефтяной магнат Исабек Гаджинский, то волей-неволей заметишь сходство его и того невероятно красивого особняка, который он выстроил в 1909-1912 гг. справа от Девичьей башни и который повлиял на формирование неповторимого облика столицы Азербайджана.

Это один из красивейших домов старого Баку, выстроенный в эклектическом стиле: тут и псевдоготика, и классицизм, и немного от восточной архитектуры, а «крылья» особняка ощутимо отдают модерном.

Все же вместе создает ощущение некой барочности. «Дом на набережной» стал вызовом Баку и бакинцам, его стрельчатые окна, стремящиеся к небу башенки воспринимались как некий эпатаж традиционному городу плоских крыш…

Портрет дома? Нет, это практически портрет человека, в котором было намешано всего понемногу. А если еще и учесть ироническое прозвище, данное дому в те времена, — «дом без канализации» — то, в общем, становится понятным неоднозначное отношение как к дому, так и к его владельцу.

Правда, если название «Дом Гаджинского» у всех по-прежнему на слуху, то его прозвище потихонечку забывается: приходят молодые поколения, которым старая история уже не так интересна.

Исабек Гаджинский был человеком весьма и весьма неоднозначным. Он принадлежал к древнему именитому и богатому бекскому роду землевладельцев. Он и его младший брат Кязымбек — хозяева обширных поместий на Абшероне, в частности, вблизи Балаханы. В отличие от большинства нефтебаронов начала ХХ века, сделавших себе шальные капиталы на нефтяном буме, будущий магнат был хорошо образован.

С одной стороны нефтепромышленник, богатый человек, «хозяин жизни» (а только такой и мог «отгрохать» себе такой роскошный «домик»), с другой стороны — мировой судья, видный государственный деятель, а с третьей — меценат и просветитель. Его имя было внесено в список великих граждан Империи в книге «300-летие Дома Романовых».

После окончания строительства здание довольно долго не сдавалось в эксплуатацию. И вовсе не потому, что «госприемка» не подписала акт о сдаче из-за каких-то недоделок: городские власти считали, что дом настолько сильно выбивается из общего городского стиля, что уродует Баку.

Да еще и такое откровенное и нарочитое соседство с Девичьей Башней, рядом с которой он смотрелся, как смотрится изящный расфуфыренный кавалер восемнадцатого века рядом со строгим рыцарем раннего средневековья, тоже не прибавляло симпатии городским властям.

Однако отношение к дому официальных лиц не разделяла общественность: в народе Исабек пользовался большим почетом: содержал несколько школ, много средств тратил на образование. Одно из образовательных учреждений, находящихся на его попечительстве — Реальное училище для мальчиков.

В этом здании когда-то располагался кинотеатр «Вятян». И то, что он там был — неслучайно: еще в 1910 г. Гаджинский установил в здании кинопроектор, периодически финансировал закупку новых лент и поспособствовал тому, чтобы бедняки могли бесплатно смотреть фильмы. Такое место, где можно было бесплатно посмотреть «фильму», было в Баку единственным.

А почему же городской фольклор сделал особняк предметом для шуток, окрестив его на долгие годы «домом без канализации»? На этот счет есть две легенды. Иса-бек Гаджинский — как меценат — в числе других прочих, кому он покровительствовал, отправил в Италию учиться на архитектора и своего племянника.

Не потому что племянник, а потому что парень реально подавал большие надежды. Оплатил ему дорогу, квартиру, но то ли пожалел, то ли забыл дать денег на карманные расходы. Пришлось племяннику жить впроголодь.

Вернувшись на родину, он спроектировал здание для любимого дяди. Учел все — и характер дяди, и его пристрастия, и все пожелания. Проект понравился, и дом был построен. Однако племянник «не предусмотрел канализацию», и эта досадная «оплошность» обнаружилась лишь на торжественном приеме в честь новоселья.

Представляете, ванны, унитазы (да-да, унитазы тоже были), краны на кухне и в ванных комнатах — все есть, а труб, к ним подведенным — нет! Был скандал. Дядя, естественно, вызвал племянника «на ковер», и тот честно во всем признался. Отношения выяснили, дружбу восстановили, канализацию построили.

Согласно другой легенде, перед началом строительства Гаджинский заключил пари с кем-то из «товарищей по цеху» — других бакинских миллионеров, что в состоянии построить дом всего за три месяца — т.е. за рекордно короткий срок. После заключения пари, чтобы не проиграть, Иса-бек дал задание архитектору приложить максим усилий для ускорения строительства, что тот благополучно и сделал.

Однако в сроки все равно не укладывался, и тогда Гаджинский решил построить если не «потемкинскую деревню», то хотя бы «потемкинский дом»: снаружи все как надо, а что внутри — так кто ж это увидит? В итоге дом блистал красотой фасадов и внешней отделкой, а трудоемкой канализацией решили пожертвовать.

Какая из легенд более правдива? С одной стороны, фамилии племянника история до нас не донесла, зато донесла фамилию архитектора дома: это некий И.В. Эдель, построивший до того еще три дома в центре Баку на ул. Гоголя, 14 (1896 г.; в 1954-м были надстроены верхние этажи), трехэтажный жилой дом на ул. Гоголя, 3 (1890 г.) и роскошный дом дворцового типа для нефтепромышленника Шамси Асадуллаева на ул. Гоголя, 9 (1896 г.).

Сведения о племяннике как таковом тоже отсутствуют. Сведения о том, что кто-то из родственников Исабека учился в Италии на архитектора, отсутствуют тоже. Да и сам факт поездки племянника (при условии, что он вообще имелся) вызывает сомнения: Гаджинский посылал учиться только малоимущих. С другой стороны, если обратиться ко второй легенде, то строить что-то заведомо не так, а потом переделывать — себе дороже. В общем, как бы там ни было, но история с отсутствием канализации доподлинно имела место. Так что прозвище оправдано.

А вот что касается названия «Дом Гаджинского», то особняк носил его до 40-х гг. Потом его стали называть «Домом на набережной», намекая на аналогичный дом в Москве, где жила партийная элита.

Дело в том, что в доме Гаджинского тоже не пролетарии селились, а исключительно партийные работники среднего звена, ученая элита — в доме проживало несколько крупных ученых-нефтехимиков, в том числе и Юсиф Мамедалиев.

Академик получил квартиру на третьем этаже этого дома сразу после войны, где и прожил всю свою жизнь. В начале 50-х этот великий ученый стал преподавать в Азербайджанском университете им. Кирова, а потом стал и ректором этого университета. К нему домой часто приходили студенты. Мамедалиев, зная, как недоедают многие из них, зазывал их к себе под разными предлогами и подкармливал — он ведь получал спецпаек.

Еще одно имя, с которым связан дом Гаджинского — это имя французского генерала Шарля де Голля. 27 ноября 1944 г. он прибыл в Баку. Поселили его в доме Гаджинского в угловой части, которая, как правило, пустовала — ее приберегали для почетных гостей.

В заключение хочется сказать, что Гаджинский внес немалый вклад в формирование архитектурного облика Баку и другими принадлежавшими ему зданиями: великолепным особняком на Балаханской улице (Физули, 39) и живописной виллой в Мардакане.

Из серии “Тайны Баку”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.