Бюль-Бюль: Уход со сцены и последние годы жизни


Б.Заболотских

В первые годы после окончания Второй Мировой войны прославленный азербайджанский певец Бюль-Бюль много и напряженно работает. Он часто выступает — поет на оперной сцене, в концертах. Преподает в консерватории.

Особенно большое внимание им уделяется педагогике. В своей педагогической деятельности Бюль-Бюль зачастую шел новыми, неизведанными путями. Он поставил перед собой непростую задачу — разработать научно-обоснованные методы преподавания, которые бы исключали ошибки при постановке голоса, порой имеющие тяжелые последствия для учеников. При вокальном классе им была организована записывающая студия.

В первые же дни поступления в класс все ученики обязательно записывались на фоновалики. Такие записи периодически осуществлялись и в процессе обучения. Постепенно накапливался солидный документальный материал, позволявший следить за эволюцией голоса молодого вокалиста, а также судить о действенности тех или иных педагогических приемов.

Много времени и душевных сил Бюль-Бюль отдавал Оперному театру. К сожалению, в ту пору дела в театре шли неважно. Резко понизился художественный уровень постановок. Бюль-Бюлем была намечена широкая «оздоровительная» программа. Он ратовал за обновление репертуара, включение в него лучших западных и русских классических опер. На отдельные постановки предполагалось приглашать крупных режиссеров и вокалистов.

Многое им делалось и для появления новых национальных опер. Не без влияния Бюль-Бюля Уз.Гаджибеков взялся за работу над оперой «Фируза». Композитор написал прекрасную арию заглавной героини. Однако смерть прервала его работу.

Для Бюль-Бюля сложилось поистине катастрофическое положение. Его репертуар сузился до одной партии — Кёроглы. Правда, приходилось выступать часто, один, а то и два раза в неделю. Спектакли с участием Бюль-Бюля воспринимались как художественные события огромной важности. И все же, как ни хорошо пел он в «Кёроглы», от артиста ждали новых работ, новых эстетических впечатлений.

В 1948 году театр наконец осуществил новую постановку— оперу «Низами» А.Бадалбейли. Работу над оперой композитор начал еще в предвоенные годы, торопясь завершить к юбилейным торжествам великого поэта, намеченным на 1941 год. Однако юбилей пришлось перенести из-за начавшейся войны. Завершена опера «Низами» была в первые послевоенные годы. Заглавная партия в ней предназначалась Бюль-Бюлю.

Перед артистом стояла сложная творческая задача — создать на оперной сцене жизненно правдивый, художественно убедительный образ великого поэта-гуманиста. Трудность состояла в том, что история не донесла до нас облика Низами.

Лишь в поэме «Лейли я Меджнун» поэт дал свой скупой словесный портрет:

Не хмурил я изогнутых бровей,
Читая строки повести своей,
Казалась верным зеркалом судьбе,
И, волосы откинув мне со лба…

Таким и был сделан грим. Облик великого поэта дополняли чалма и просторные белоснежные одежды, придававшие всей фигуре величественно-монументальные черты.

Премьера оперы «Низами» А.Бадалбейли состоялась 12 декабря 1948 года. С большим воодушевлением Бюль-Бюль исполнил свою партию, его голос лился широко и свободно, доставляя огромное наслаждение зрителям. Однако в силу целого ряда обстоятельств, не зависящих от певца, эта работа не стала заметным художественным событием в культурной жизни республики. Повинны в том были композитор А.Бадалбейли и сценарист М.С.Ордубади. Они увлеклись изображением придворных интриг, в результате образ Низами оказался как бы в тени.

Опера «Низами» ненадолго удержалась в репертуаре театра. После того, как она сошла со сцены, Бюль-Бюль включил в свою концертную программу лучший номер оперы – арию Низами, очень эмоциональную, полную мужественной экспрессии.

Партия Низами оказалась последней крупной работой артиста на оперной сцене. Это была его пятнадцатая партия. В сравнении с другими певцами, в репертуаре которых порой значится по нескольку десятков ролей, «послужной список» Бюль-Бюля выглядел довольно скромно. Но не следует забывать, в какое непростое время он жил и работал – шло становление оперного искусства Азербайджана.

Вклад Бюль-Бюля в сокровищницу национального оперного искусства определяется не числом спетых партий и даже ие участием в новых постановках, а тем революционизирующим воздействием, которое оказала его личность певца, художника, музыканта на становление всей национальной музыкальной культуры Азербайджана.

В период с 1950 по 1957 год Бюль-Бюль по-прежнему много выступал на оперной сцене в «славной», как он ее называл, партии Кёроглы, безотказно пел в разнообразных концертах — в Баку, других городах республики, во дворцах культуры и клубах, с импровизированных подмостков прямо на промыслах и на колхозных полях.

Программы его концертов, как правило, были смешанные. В первом отделении звучали арии из классических опер на итальянском, русском, азербайджанском языках, во втором — романсы и азербайджанские народные песни.

Бюль-Бюль придавал большое значение популяризации народных песен. Он никогда не стремился показать красоту своего голоса, а как бы отступал на второй план, чтобы дать слушателям возможность насладиться самобытностью самой песни, оригинальностью ее мелодических оборотов.

За вдохновенное исполнение азербайджанских народных песен в марте 1950 года Бюль-Бюлю была присуждена Государственная премия СССР. Плодом многолетнего труда научно-исследовательского кабинета музыки, усилий певца по собиранию и сбережению духовных богатств народа явился вышедший из печати в 1956 году двухтомник «Азербайджанские народные песни».

Бюль-Бюль также вел обширную научную и общественную работу. По его инициативе отдел народной музыки Института искусств и архитектуры Азербайджанской ССР приобрел ценные народные инструменты, принадлежавшие в свое время видным музыкантам.

При самом непосредственном участии Бюль-Бюля в Гяндже (Кировабаде) был создан музыкально-драматический театр.

Начиная с пятидесятых годов, Бюль-Бюль — неизменный член жюри самых крупных музыкальных конкурсов, проводившихся в стране. В 1957 году Бюль-Бюль отметил два своих юбилея: четырехсотое выступление в партии Кёроглы и свое шестидесятилетие. Оба эти события получили общественный резонанс.

Шестидесятилетие Бюль-Бюля отмечалось в последний день уходящего 1957 года. Друзья по сцене поздравляли его с юбилеем. А потом началось чествование юбиляра на сцене, которая видела Бюль-Бюля в ролях славного Кёроглы, мудрого Низами, страстного Альяра, самоотверженного Каварадосси.

Наступил 1958 год.

Для Бюль-Бюля он был полон значительных событий. Тут и музыкальный фестиваль «Закавказская весна», на котором ему пришлось выступить в «Кёроглы», и гастроли Большого театра СССР в Баку, и подготовка ко второй Декаде азербайджанского искусства в Москве, намеченной на май 1959 года. Пожалуй, последнее событие было наиглавнейшим.

Если в первую Декаду в Москву выезжали Оперный театр и оркестр народных инструментов, поскольку других творческих коллективов тогда в республике просто-напросто не было, то теперь к поездке готовились симфонический оркестр, хоровая капелла, различные ансамбли.

В 1958 году Театр оперы и балета имени М.Ф.Ахундова отмечал свой полувековой юбилей. Поэтому возникла мысль в дни Декады устроить ретроспективный показ достижений азербайджанского музыкального искусства: начать с «Лейли и Меджнун» Уз.Гаджибекова, затем показать «Кёроглы», а завершить последней новой оперой— «Севиль» Ф.Амирова.

Неожиданно под вопросом оказалось включение в декадную программу оперы «Кёроглы». Стоит ли везти ее, раздавались голоса, если нет новых исполнителей? И тогда решили рискнуть — ввести в эту партию молодых артистов.

Бюль-Бюль с интересом следил за подготовкой будущих исполнителей партии Кёроглы. Посещал репетиции, понимая, что от удачного выступления молодых артистов зависит не только показ «Кёроглы» на Декаде в Москве, но и долговечность оперы на бакинской сцене.

Пришел Бюль-Бюль и на общественный просмотр «Кёроглы» с участием Лютфияра Иманова, состоявшийся 5 мая 1958 года. Ему понравился высокий, звучный голос певца, а также его сценическая эмоциональность, задорные нотки воинственности, а главное, хорошая верность национальному колориту характера. Бюль-Бюль поздравил молодого солиста и пожелал достижения подлинно высокого мастерства и долгой жизни на сцене.

Доброе напутствие окрылило Л.Иманова. Он блестяще выступил в Москве в опере «Кёроглы» и по праву стал преемником Бюль-Бюля. В дальнейшем он стал ведущим тенором театра и был удостоен звания народного артиста СССР.

24 мая 1959 года на Декаде азербайджанского искусства в Москве была показана опера «Кёроглы». Бюль-Бюля вновь слушала московская публика. Казалось, время не властно над голосом певца, который звучал по-прежнему сочно, ярко, красиво. Каждая ария, исполненная артистом, вызывала бурные аплодисменты.

В конце 1959 года Бюль-Бюль оставил оперную сцену. Теперь основное место в его жизни заняли концертная деятельность и преподавание в консерватории.

В своей работе с учениками он опирался на огромный практический и теоретический опыт. Вот некоторые правила, которыми Бюль-Бюль постоянно руководствовался в своей педагогической работе:

— У хорошего певца звук производит впечатление плавно струящейся волны, даже небольшой звук у него «летят».

— Пение должно совершаться с такой же легкостью, как и разговорная речь.

— Без технической подготовленности ни один голос не сможет в течение долгого времени выдерживать изнурительные нагрузки, беспощадного напряжения при пении в высокой тесситуре.

— Никогда не ломайте природы своего голоса, не навязывайте ему непосильные задачи. Главные качества хорошего певца: кантилена, мягкость, подвижность голоса, тембровое богатство. Их нужно  развивать всю жизнь!

Бюль-Бюль с семьей

Большое внимание Бюль-Бюль уделял упражнениям, которые подбирались им строго индивидуально. Имелись и общие положения. Так, им была создана особая «репертуарная шкала», должная способствовать постановке голоса.

Вокалистам, обучающимся на первом курсе консерватории, предписывалось петь распевные арии из «Аршин мал алана», на втором — мелодическую арию «Нэлледендыр» Уз Гаджибекова, дуэт из «Шаха Исмаила» М.Магомаева, романсы А.Зейналлы, на третьем – арию Ашиг Гариба из «Шахсенем» Р.Глиэра, романс «Сенсиз» Уз. Гаджибекова, на четвертом и пятом – ашугские песни из «Кёроглы», каватину Ашиг Гариба, романс «Севгили джанан» Уз. Гаджибекова.

Всего же «репертуарная шкала» включала 250 произведений европейской, русской и национальной классики, из них 115 —для тенора.

В последние годы Бюль-Бюль особенно много работает над грамзаписями. Работа эта была трудной и кропотливой. Предельно требовательный артист шлифовал каждое произведение до мельчайших деталей.

Продолжал напряженно трудиться Бюль-Бюль и в свой последний, 1961 год. В мае под его руководством прошел очередной съезд ашугов. Затем с концертами он посетил родной город Шушу. Потом приступил к подготовке новой концертной программы, причем аккомпанировать ему должен был младший сын Полад, музыкальному воспитанию которого он уделял большое внимание.

День 25 сентября 1961 года Бюль-Бюль провел в консерватории. Домой возвращался пешком. Стояла не по-осеннему солнечная погода. Настроение у него было приподнятое – занятия прошли хорошо. А поздно вечером он вдруг почувствовал себя плохо. Через несколько часов сердце артиста перестало биться.

С Бюль-Бюлем прощался весь Баку. На его похоронах звучал в записи романс «Сенсиз» («Без тебя»), который он очень любил и исполнял с редкостной проникновенностью.

Творческий путь Бюль-Бюля охватил более полувека. Он начинал его в юном возрасте как певец-ханенде, а завершил ведущим солистом Оперного театра, народным артистом СССР, лауреатом Государственной премии.

История мирового вокального искусства знает немало певцов с уникальными по своей мощи и красоте тембра голосами. Бюль-Бюль входит в эту славную когорту. Главный же его феномен состоит в том, что он совместил народную манеру пения с общеевропейской, был велик как в исполнении мугамов и народных песен, требующих особой, восточной постановки голоса, так и оперных партий.

В свое время были осуществлены записи многих произведений из репертуара певца — оперные арии, романсы и азербайджанские народные песни, фрагменты из мугамов и мугамных опер.

Это был настоящий драматический тенор с удивительно яркими блестящими, звонкими верхними нотами. Вместе с тем его низкий регистр звучал бархатисто, сочно, мягко.

Бюль-Бюль начинал свой артистический путь как народный певец, исполнитель мугамов, во многом опираясь на опыт и творческую практику, традиции своих предшественников.

Азербайджанская музыкальная культура знала многих знаменитых певцов-мугамистов. Но ни один из них не рискнул выступить на концертной эстраде или оперной сцене с исполнением классического репертуара. Им недоставало не только соответствующих знаний и исполнительских навыков, сами голоса народных певцов никак не подходили для этой цели из-за специфического носового или горлового оттенка, «пестроты» регистров.

Голос Бюль-Бюля был совершенно лишен этих недостатков. Та свобода, с которой он владел «восточным» и «европейским» стилями исполнения, обусловлена прежде всего феноменальным вокальным дарованием артиста.

Бюль-Бюль был не просто блистательным вокалистом, его исполнение отличали богатство художественного воображения, творческой фантазии, умение найти в своем голосе множество красок и оттенков, чтобы расцветить ими спетое слово.

Искусство Бюль-Бюля — исполнителя мугамов сказалось не только на его художническом подходе к народной песне. Влияние его отчетливо проступает и во многих трактовках Бюль-Бюля — оперного певца.

Бюль-Бюль был первым азербайджанским камерным певцом, и многие композиторы создавали свои произведения в этом жанре именно в расчете на его артистическую индивидуальность. Естественно, что исполнительские трактовки певца служили своего рода эталоном для будущих поколений вокалистов.

По книге автора «Соловей из Шуши»

ВСЯ СЕРИЯ: