Бюль-Бюль и рождение симфонических мугамов в Азербайджане


Б.Заболотских

Под разными названиями мугамы, (макомы макамы) широко были известны на Востоке. А вот симфонические мугамы стали известны в Азербайджане. Поскольку Бюль-Бюль имел непосредственное отношение к зарождению этого нового своеобычного музыкального жанра, стоит более подробно рассказать об их появлении.

В 1928 году в Гяндже скончался талантливый музыкант и большой друг Бюль-Бюля, с которым он был связан тесными творческими узами, Мешади Джамиль Амиров. На руках у вдовы остался шестилетний мальчик – Фикрет. Уже в раннем возрасте он проявил незаурядные музыкальные способности. А после окончания Кировабадского музыкального училища приехал в Баку и поступил на подготовительное отделение консерватории.

Бюль-Бюль пристально следил за развитием музыкального таланта сына своего покойного друга. Поощрял его увлечение композицией. А когда Фикрет написал песню «Засмеюсь, если засмеешься», полную грации, изящества, лукавого юмора, незамедлительно включил ее в свой репертуар.

Сознавая, какое важное значение для начинающего композитора имеет общение с народной музыкой. Бюль-Бюль привлек Фикрета Амирова к сотрудничеству в НИКМУЗе. В свободное от занятий время молодой музыкант прослушивает старые граммофонные пластинки с записями знаменитых певцов-мугаматистов: Джаббара Карягды, Садыхджана, А.Зулалова, И.Абдуллаева.

В предвоенные годы в НИКМУЗе (научно-исследовательский кабинет музыки, руководимый Бюль-Бюлем, который действовал в 1931-1943 гг.) по инициативе Бюль-Бюля было сделано немало записей мугамов в исполнении различных певцов и инструменталистов. Но масштабы работы его не удовлетворяли.

Следовало торопиться, пока живы знатоки мугама, сохранявшие в своей памяти многие варианты малоизвестных напевов. В то же время он понимал, что сделанные записи не должны лежать мертвым грузом, что их должны изучать композиторы, музыковеды.

Бюль-Бюль во время выступлений в Иране, 1942 г.

В мысли о необходимости обработки мугамов Бюль-Бюль утвердился в 1944 году. Ему хотелось создать своеобразный музыкальный памятник великому знатоку и исполнителю мугамов Джаббару Карягды. Но кому поручить это непростое дело? После долгих раздумий он остановил свой выбор на Ф.Амирове, к тому времени демобилизованному из действующей армии.

В пользу этой кандидатуры говорило многое: большая природная одаренность молодого музыканта, глубокое знание мугамов, незаурядный композиторский талант. К этому времени в творческом активе Ф.Амирова значились две крупные симфонические поэмы, музыка к драматическим спектаклям, романсы, песни.

Бюль-Бюль говорил Амирову о сложности задачи, стоявшей перед ним: бесценным образцам народного творчества надлежало найти абсолютный эквивалент в симфоническом жанре.

Трудность этой работы заключалась не только в импровизационной сущности этого жанра народной музыки, но прежде всего в переводе его в темперированный строй симфонического оркестра. Необычность звучания может разрушить мугам, привычный слуху азербайджанца, и не создать достойного ему эквивалента.

Бюль-Бюль говорил: «Это должны быть мугамы, но симфонические. Симфоническая музыка у нас только зарождается. Тем важнее появление таких мугамов. Через них народ приобщится к современной музыкальной культуре.»

Для своей работы Ф.Амиров. по совету Бюль-Бюля избрал два мугама – «Шур» и «Кюрд-овшары». За основу были взяты записи, напетые Джаббаром Карягды.

Симфонические мугамы создавались Амировым в 1947—1948 годах. Пристально следя из работой композитора, Бюль-Бюль не раз напоминал ему о необходимости точного следования народно-песенному материалу, приводя в качестве примера слова Глинки: «Музыку создает народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем».

Бюль-Бюль с сыном Поладом

Первое исполнение симфонических мугамов «Шур» и «Кюрд-овшары» Ф.Амирова состоялось 9 августа 1948 года. Дирижировал Ниязи, которому и принадлежат эталонные ойразцы интерпретации этих произведений.

Музыка симфонических мугамов ослепляла блеском оркестровых красок, захватывала богатством мелодического начала. Симфонические мугамы Амирова были не фотографической копией древних мугамов, а их самобытным талантливым прочтением. Композитор сохранил принцип построения мугамов, логику их развития. Гармонизация не ломала ладовых особенностей, лишь видоизменяла.

Удачно комбинируя различные оркестровые группы большого симфонического оркестра, умело используя тембровые особенности инструментов, Ф.Амиров максимально приблизил звучание симфонического оркестра к звучанию народных инструментов: тару, кеманче, балабану.

Слушая музыку, Бюль-Бюль испытывал настоящее удовлетворение – его идея блестяще воплотилась в жизнь.

В апреле 1949 года за создание симфонических мугамов вадцатисемилетнему Фикрету Амирову была   присуждена Государственная премия СССР.

Творческий опыт Ф. Амирова оказал плодотворное воздействие на композиторов республики. В скором времени Ниязи создал свой симфонический мугам «Раст»— блестящее концертное произведение.

Время подтвердило правоту Бюль-Бюля, видевшего в симфонических мугамах творение непреходящей художественной ценности. Уже через несколько лет они получили всемирное признание.

По книге автора “Соловей из Шуши”

ВСЯ СЕРИЯ:

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.