О древней фигурке рожающей женщины-птицы из Мингячевира


С.Рзаева

Археологом С.М.Казиевым в Мингячевире в свое время была обнаружена фибула в форме рожающей женщины. Позднее ее передали в Национальный музей Истории Азербайджана. Фибула датировалась  I тыс. до н.э.

Впервые фибула была исследована А.Карахмедовой и М.Рагимовой в статье «Ранние фибулы Кавказской Албании». В статье был дан полный анализ внешности фигурки, указаны аналоги составляющих её частей, а также обозначено её значение.

Подобный памятник в силу своей оригинальности и неповторимости представляет особую художественную ценность, заслуживая дополнительного изучения, в том числе как произведение древнего искусства.

Эта фигурка-фибула является замечательным образцом декоративно- прикладного искусства древнего искусства Азербайджана, а точнее ювелирного искусства. В этом произведении соединены функциональность, целесообразность изделия и его декоративность. Фибула рассчитана на просмотр анфас и вполоборота. Задняя сторона изделия не декорирована, так как она не видна зрителю. С профиля изделие имеет дуговидную форму с закруглённой вовнутрь головной частью.

Как указывали в своем анализе А.Карахмедова и М.Рагимова:

«При первом взгляде на неё видно, что она одета в платье с глубоким декольте и пышными короткими рукавами. Руки её лежат на коленях, икры ног толстые. Фигура состоит из трёх птиц, каждая из которых держит в клюве человеческую голову. Две птицы расположены по бокам, головою вверх, а средняя направлена им навстречу и возвышается над ними. Дуговидные изгиб голов с шеями трёх птиц находится на одном уровне, образуя три сквозных отверстия. Птицы однотипны, туловище со сложенными крыльями (без прорезей), тонкая и длинная шея, выпученные глаза, длинный клюв. Хвост у боковых птиц завершается кругом со сквозным отверстием – петлёй, а у центральной птицы его завершает женская голова.

Это лик молодой женщины с большими миндалевидными глазами, сросшимися бровями, точкой на переносице, крупным прямосрезанным носом, небольшим приоткрытым ртом и сравнительно большими ушами. Три выпуклых валика надо лбом передают причёску или витую диадему. Головы людей в клювах трёх птиц близки к этому типу, но без валика на лбу. От головы «рождающего» проходит вниз два ряда плетёнки. Здесь же помещена петля. Высота фибулы 4,5 см, а наибольшая ширина 2,3 см.»

 

Как было указано выше, фигурка составлена из птичьих тел. Причём тела двух боковых птиц одновременно служат ногами, шея и голова руками, а головы в клювах боковых птиц плечами женщины. Туловище центральной птицы также является шеей и грудью фигурки. Человеческие головы как бы вырастают из птичьих клювов, являются их органичным продолжением. Несмотря на спокойное выражение лица женщины, поза на корточках и руки как бы упирающиеся на колени выражают напряжение родовых схваток.

Для фигурки-фибулы характерно оригинальное художественное решение, выраженное в изображении тела человека посредством птичьих фигур, а также умелая стилизация большей частью прочитывающаяся в трактовке фигур птиц. Шея, голова и клюв изображёны изящным сгибом утолщённой проволоки, в центре которой находятся выпуклые глаза, обозначенные двумя кругами. Крылья на спине разделены двумя параллельными полосами, а их внутренняя часть декорирована диагональными полосами.

Как указывали А.Карахмедова и М.Рагимова, «фибула стилистически близка к луристанскому искусству: фантастичность изображения, лицо с крупными глазами, маленький приоткрытый рот, сросшиеся брови, точка на переносице и т.д.»

Есть ещё одна черта, сближающая мингечавирскую фибулу с луристанскими навершиями, а именно на них в области живота богини имеется изображение человеческой головы.

Интересно, что с обеих сторон от этой головы изображена голова хищной птицы, подобно головам птиц вырастающих из плеч богини.

В районе живота фигурки-фибулы также находится, человеческая голова, придерживаемая центральной птицей изображая ребёнка находящегося внутри роженицы.

Чем можно объяснить некоторое сходство между фибулой из Мингячевира и луристанским искусством?

  1. Примерно одинаковым временем изготовления I тыс. до н.э.
  2. Соседством регионов
  3. Контактами между жителями регионов
  4. Сходными религиозными культами, верой в женское божество с птичьими чертами

При этом, исследователи считают, что нельзя сказать что фибулу изготовили в Луристане, поскольку она оригинальна в своей композиции, манере исполнения и стилизации.

А.Карахмедова и М.Рагимова считали, что в фибуле присутствуют и черты греко-парфянского искусства. Исходя, из этого они относят её к парфянскому времени, определяя её местом изготовления район юго-западной части Мидии.

Тема роженицы была распространена в Древнем мире до появления и доминирования монотеистических патриархальных религий. Большей частью изображения рожениц осталось на бытовых изделиях, в Азербайджане –  на коврах. Фигуру рожающей богини превратили в орнамент, запрятав её среди многих узоров и красочных цветов.

В качестве примера можно привести безворсовый ковер из Ширвана (XIX в.,), где изображена роженица, сидящая на спине большой птицы.

Как видно, образ рожающей богини с птицей прошел через века, сохранившись на ширванском ковре. Тема истории ковроткачества в древнем Азербайджане и его широкого распространения среди местного населения хорошо освящена в научной литературе многими учёными.

Это доказано археологическими находками остатков тканей в Мингячевире, пряслиц и др. деталей прядильных и ткаческих механизмов, а также древними записями и др. Образ роженицы-фибулы из Мингячевира доказывает, что изображения рожающих женщин издревле были распространены на азербайджанских коврах.

Стоит также упомянуть найденные в Закаталах фигурки и барельефы на речных камнях датируемых VI-V тыс. до н.э.. Среди них имеется барельеф с изображение роженицы.

У неё круглая голова без лица, ноги согнуты в коленях и соединены в стопах около нижней части живота, выделены округлые груди, удлинённые руки лежат по краям ног.

А можно ли связать манеру изображения птиц на фибуле из Мингячевира с другими изображениями птиц, имеющимися на разных памятниках истории древнего Азербайджана? А.Карахмедова и М.Рагимова пишут, что исследуемые птицы «близки бронзовым подвескам птиц эпохи поздней бронзы и раннего железа Кавказа».

В указанное время изображали разные виды птиц – хищные (орел, грифон), петух, павлин и др., но больше всего изображали водоплавающих птиц (утка, гусь и др.).

Их находили в виде бронзовых подвесок, зооморфных сосудов, на расписных сосудах, их фрагментах, бронзовых дисках и поясах.

А.Карахмедова и М.Рагимова отмечали сходство дуговидного изгиба длинной шеи у птиц на фибуле и на сосудах из кувшинных погребений I в. до н.э. – I в. Подобные изображения водоплавающих птиц были найдены на керамических фрагментах из Куль-тепе в Нахчыване датируемых эпохой бронзы.

Как видно, на территории древнего Азербайджана, имелась устойчивая художественная традиция изображения водоплавающих птиц. Это хорошо видно на многих примерах памятников древнего искусства.

А.Карахмедова и М.Рагимова сравнивают фибулу с подвеской из Ханлара, описывая подвеску-бляху как стилизованное антропоморфное изображение, составленное из птичьих фигурок. Они пишут, что «В отличие от одетых в кафтан и штаны мужских фигур иконографии ханларских сосудов…, фигура блях выполнена как бы в платье, украшенном складками…».

Следовательно, это также женское изображение, как и фигурка из Мингячевира. Также они сравнивают голову на животе с головой на ручке от черноглиняного сосуда из Кара-тепе Мильской степи.

Стоит отметить, что это полиморфное изображение, так как имеются как антропоморфные, так и зооморфные элементы. Соединение женских и птичьих черт на наш взгляд свидетельствует о необычности данного персонажа и его принадлежности к образу богини-птицы, а не просто рожающей женщины. А.Карахмедова и М.Рагимова совершенно верно связали исследуемую фигурку с образом богини-птицы.

А почему женская фигурка-фибула изображает богиню, а не обычную женщину? Так как её тело создано из тел птиц, возможно, создатель фибулы хотел показать то, что она обладает свойством перевоплощения в тело птицы. Умение менять свой облик несвойственно человеку, а скорее свойственно божеству. В азербайджанских сказках традиционно встречаются женские персонажи, превращающиеся в птицу.

В сказке «Неблагодарная» сохранился образ старухи превращающейся в орла и подвергающей всех неблагодарных людей тяжёлым испытаниям. В другой азербайджанской сказке «Ибрагим», мать дивов, укравшая пояс Ибрагима, предстаёт вначале в облике птицы, а позже семикрылой ведьмы. Девушки-Пери довольно часто выступают в облике голубей и могут превратить других в голубей.

Кроме того то, что фигурка-фибула говорит о том, что перед нами хозяйка природы, дарительница жизни, плодородия, архаичная богиня-Мать. На фибуле изображена рожающая богиня, созидающая живое, а следовательно богиня-Мать, одной из ипостасей которой является богиня- птица. А водоплавающие птицы, держащие в клюве человеческую голову, символизируют ребёнка, так как аналогичная голова изображена и в области живота роженицы.

Фибула найденная в Мингячевире могла служить амулетом для будущих матерей. Рожающая богиня-птица должна была привлекать плодородие, гарантируя продолжение человеческой жизни.

По материалам Музея Истории Азербайджана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.