Алиага Юсифзаде: репрессии за образование и последнее пристанище в Узбекистане


М.Зейналова

История политических репрессий 1920-1950-х годов является одной из малоизученных проблем в азербайджанской историографии, в то время как репрессии были одной из реалий нашей истории. События рассматриваемого периода в небольшой своей части освещались в научной литературе советского периода, и только после получения независимости появилась возможность правдивого и глубокого изучения данной проблемы.

Изучая различные аспекты осуществления политических репрессий в СССР, все чаще на первый план выходит конкретный человек, судьбу которого можно сравнивать с судьбой тысяч других людей. Примером такой судьбы стал жизненный путь Алиага Юсифзаде – журналиста, поэта и просветителя, подвергшегося репрессиям и расстрелянному в 1937 г.

Благодаря архиву Службы Государственной Безопасности Узбекистана (СГБУ), Фонд вспомогательных материалов Национального музея истории Азербайджана пополнился документами Алиага Мирза Джелал оглу Юсифзаде (Али Юсиф).

Данные материалы являются ценным источником для изучения истории политических репрессий в Азербайджане в первой половине ХХ века. Чтобы проследить жизненный путь Али Юсифа, стоит обратиться к отдельным сведениям из его биографии, основываясь, в том числе, и на данные архивных документов, полученных из СГБУ.

Изданные публикации о жизни и деятельности Али Юсифа  заканчиваются на дате 7 февраля 1935 года, когда он прибыл в Ташкент на поселение после завершения срока на Соловках. Где он жил, с кем дружил, встретился ли с теми азербайджанцами, которые уже поселились до него в Ташкенте? И как завершился его жизненный путь?

Родился Алиага Мирза Джалал оглу Юсифзаде в 1900 году в г.Шуше в семье служащих, сын учителя, поэта и журналиста. Закончив с хорошими оценками в 1917 г. Шушинскую реальную школу, он переезжает в Баку. Прекрасно владея английским, французским и русским языками, начинает трудовую деятельность в качестве переводчика в Управлении делами правительства АДР.

В 1919 году он обращается в Министерство просвещения АДР с просьбой включить его в состав стипендиатов и отправить за государственный счет за границу для получения образования. Согласно указу Парламента от 1 сентября 1919 г. его направляют на учебу во Францию. 14 января 1920 г. Алиага Юсифзаде вместе с группой студентов выезжает с бакинского вокзала в Батуми для дальнейшей отправки в Европу.

Как отмечено в «Анкете арестованного» от 25 января 1937 и Обвинительном заключении от апреля 1937 года «турк по национальности» Али Юсифзаде получил высшее образование, окончив «юридический факультет Института политических наук в Париже, куда был командирован на учебу мусаватским правительством».

Там же отмечено, что в партии Мусават он состоял с 1917 года. С установлением в Азербайджане советской власти студенты, получавшие образование за рубежом, в скором времени остались без финансовой поддержки государства и получили приказ о возвращении на Родину. Не все отправленные на учебу за границу вернулись в страну, которая за время их отсутствия вступила в новую социально-политическую эпоху.

Однако, студенты, не представлявшие себе жизнь вдали от Родины и понимавшие, что страна нуждается в их знаниях и профессионализме, вернулись в Азербайджан. В 1923 г. Алиага Юсифзаде прибывает в Баку и в его жизни начинается новый период. Преподаватель, журналист, ответственный секретарь журнала «Просвещение и культура» он вовлекается в подпольную деятельность, становится членом Бакинского комитета партии мусават.

Как известно, с установлением советской власти начались преследования интеллигенции, ставшие одной из трагических страниц истории Азербайджана, связанные с устранением представителей интеллектуальной элиты из политической, социальной, образовательной и культурной сфер.

В частности, начинаются политические процессы над бывшими членами партии мусават, иттихад, меньшевиками, белогвардейцами и т.д., выискиваются те, кто получил образование за рубежом и, по мнению правительства, являются потенциальными врагами новой власти.

После возвращения в Азербайджан в 1923 году А.Юсифзаде «продолжал вести в городе Баку подпольную контрреволюционную мусаватистскую деятельность. В 1924 году, по поручению ЦК Мусават он ездил в Грузию для ведения переговоров с ЦК грузинских меньшевиков о совместном и единовременном вооруженном выступлении против советской власти».

Как отмечает в своей монографии профессор Н.Кахраманлы, на самом деле А.Юсифзаде встречался с грузинскими меньшевиками, но там он заявил, что мусаватисты полностью разгромлены в Азербайджане, и не в состоянии организовать вооруженное выступление. Вероятно, на этом активная деятельность Али Юсифзаде в подпольной организации была прекращена.

Однако в 1927 г., когда началась новая волна «охоты на мусаватистов» он был арестован и, несмотря на то, что во время первых допросов он не признает своей вины, из него выбиваются признания. В результате он был осужден на 10 лет с высылкой в Соловецкие лагеря. Согласно сведениям, почерпнутым из книги исследователя М.Оруджлу, одновременно с ним были арестованы и сосланы на Соловки 34 человека. Однако в книге З.Буниятова «Красный террор» представлен поименный список 111-ти мусаватистов, сосланных в этот период на Соловки, и среди них есть имя Али Юсифзаде.

Мусаватисты принадлежали к тем заключенным Соловецкого лагеря, вина которых состояла во врожденной интеллигентности и безупречном образовании. Любовь к Азербайджану дополняла перечень их преступлений.

В архивной справке из СГБУ отмечено, что отбывая срок на Соловках, А.Юсифзаде вошел в состав лагерного ЦК мусаватистов и принимал активное участие в организации массовых выступлений заключенных.

Так советская власть уничтожала цвет азербайджанской нации, интеллигенцию, сослав их в концлагеря и обретая на смерть. Если принять во внимание, что большинство из сосланных в эти годы «политических», были мужчины в трудоспособном возрасте, с определенным образованием и профессиональным опытом, то легко представить катастрофические последствия «красного террора» для судьбы республики.

Несмотря на все лишения и тяжесть жизни в Соловецком лагере, Али Юсифзаде выжил и был освобожден 28 января 1935 года с высылкой в Ташкент. С этого времени началась новая полоса в его жизни. Здесь Али устраивается на работу в ташкентский пищеторг бухгалтером, поселяется в квартире по адресу Чемкентский тракт,19.

В этот период в Узбекистане, в том числе и в Ташкенте, жили многие азербайджанцы, высланные после отбытого срока в лагерях или сосланные за политическую неблагонадежность.

Группа азербайджанских студентов по приезде в Париж. Начало 1920 г.

В Обвинительном заключении по делу А.Юсифзаде от апреля 1937 г., подписанному комиссаром Внутренних дел УзССР старшим майором Госбезопасности Загвоздиным говорится, что после возвращения из лагерей, А.Юсифзаде продолжал иметь письменную связь с оставшимися в лагерях видными мусаватистами, в частности, Абдул Гасан Рагимовым, который после освобождения приехал в Ташкент и жил у Али.

А.Юсифзаде также установил здесь тесные связи с «мусаватистами, проживавшими в Ташкенте», «устраивал у себя дома сборища азербайджанских националистов, на которые втягивал новых лиц – Тагиева Алескера, Ганиева Пашу и других». В октябре 1936 года предложил создать в Ташкенте земляческий кружок азербайджанцев, для совместного времяпровождения».

Также отмечалось, что «на сборищах систематически высказывались контрреволюционные и пораженческие суждения и велась обработка в этом направлении втягиваемых ими лиц». Естественное желание земляков и единомышленников к общению и встречам давало повод для повторного ареста и фабрикации нового обвинения.

В конце декабря 1936 года Алиага Юсифзаде был арестован и обвинен в проведении среди азербайджанской и узбекской интеллигенции контрреволюционной националистической пропаганды и подготовке к созданию в городе Ташкенте контрреволюционной националистической организации.

Али Юсифа обвиняют в тесных контактах с родственниками и друзьями-мусаватистами, приписывают агитационную антибольшевистскую работу среди интеллигенции Ташкента, отрицательные суждения о коммунистической партии, ее руководстве, критике новой Конституции СССР. Отмечалось, что участники ташкентской группы мусаватистов были осведомлены о деятельности мусаватистов, проживавших в Азербайджане и Туркмении.

Именно в этот период в политике правящей партии четко обозначилась практика арестов по плану, что проявилось в организации и проведении кампаний репрессий с целью ликвидировать возможное сопротивление утвердившейся в стране командно-административной системе.

Перед следователями не ставились задачи найти подлинные доказательства вины арестованных. Делам просто придавалась групповая окраска и, в результате, «раскрывались» крупные подпольные антисоветские организации. Именно этой линии придерживались и ташкентские следователи. Они представили дело в таком ракурсе, что логово мусаватистов, якобы возглавлял Али Юсифзаде, объединивший единомышленников в Азербайджане, Узбекистане, Туркмении, а также в лагерях, где были созданы нелегальные ЦК партии Мусават.

Основанием были свидетельские показания арестованных в 1936 г. в Азербайджане и Туркмении членов ЦК Мусават Мамед Гасана Бахарлы и Абульфаса Бабаева, подтвердивших факт существования в лагерях ЦК партии и вхождение Али Юсуфзаде в состав ЦК. Из Обвинительного заключения по следственному делу № 554 следует, «что создавая новый нелегальный ЦК Мусават, они исходили из того, что хотя мусаватистская организация была ликвидирована и мусаватисты, участвовавшие в ней репрессированы, необходимо все же иметь руководящий центр, который осуществлял бы руководство к-р деятельности мусаватистов как во время нахождения в лагере, так и после освобождения их из концлагеря».

Фактически признавая отсутствие организации, следователи все равно представили Али Юсифу «доказательства» того, что он ставил задачу восстановления мусаватистского подполья также и в Азербайджане. Али Юсифу инкриминировалось создание руководящего центра, осуществляющего руководство контрреволюционной деятельностью мусаватистов. Для этого были выбиты показания из других арестованных членов подполья – Агамирова Мирмаджита, Гаджиева Гаджи, Рагимова Абдул Гасана и др.

На основании вышеизложенного был вынесен окончательный вердикт: «Али Юсуф Заде Али Джелял оглы – 1900 года рождения, уроженец города Шуша, АзССР…. обвиняется в том, что:

а) будучи активным членом мусаватистской партии с 1917 года постоянно вел контрреволюционную работу против советской власти, не прекращая эту борьбу и после своего осуждения на 10 лет в лагеря. Отбывая срок наказания в лагерях, вошел в состав созданного в лагерях ЦК «Муссават» и был одним из организаторов демонстраций и голодовок….

б) После освобождения из лагерей поддерживал связи с оставшимися в лагерях мусаватистами…

в) По прибытии в Ташкент установил связи с видными мусаватистами, проживающими в Ташкенте…

г) На сборище мусаватистов 8-го ноября 1936 года в доме мусаватиста Султанова высказывался в клеветнически враждебной форме в отношении Сталинской конституции, восхваляя в то же время конституцию буржуазных стран, т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.66, ч.1-я и 67 УК УзССР».

В обвинительном заключении отмечено, что виновным себя Али Юсифзаде не признал, но он уличается показаниями свидетелей. Далее было указано, что следственное дело № 554 подлежит направлению в Спецколлегию Верховного Суда УзССР для судебного разбора.

Следует отметить, что в данном деле, наряду с Али Юсифзаде, обвинялись Султанов Джалилбек Аскер оглы, Ханбудагов Алиш Казым оглы и Агаев Иса бек Ага оглы. Таким образом, дело было передано в Верховный суд Узбекской ССР. Как известно, в начале 1930-х годов в СССР развернулась борьба с «социально чуждыми» для нового общества людьми. Каждый большевик был «обязан распознать врагов, как бы хорошо они не маскировались».

Это был откровенный призыв партии искать врагов, как в собственных рядах, так и среди рядовых граждан, призыв к доносам и стукачеству. Именно на основании таких доносов и ложных свидетельств был обвинен Али Юсифзаде. Заседание Тройки НКВД, созданной в конце июня-начале июля 1937- го года после пленума ЦК ВКП(б), когда последовали решения, придавшие новый импульс репрессиям и связанные с созданием так называемых троек, вынесло постановление о расстреле всех четверых обвиняемых.

Как известно, заседания «троек» проходило 10-15 минут и фактически, не ознакомившись с делом, не проведя судебного разбирательства, выносился приговор, который немедленно приводился в исполнение. Таким образом, была решена участь заключенного Алиага Юсифзаде, вся вина которого заключалась в том, что Франция дала ему блестящее образование, а правительство АДР предоставило возможность его получить.

После смерти Сталина с 1953 г. по жалобам самих пострадавших или их родственников начались пересмотры дел в судах всех союзных республик. В 1958 году на закрытом заседании судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда УзССР было вынесено дело Али Юсифзаде. В документе под грифом «Секретно» за 25 августа 1958 года ясно написано, что в закрытом судебном заседании принято решение и определено, что постановление Тройки НКВД при Народном Комиссариате Внутренних дел УзССР от 10 августа 1937 года в отношении Али Юсифзаде следует отменить и дело производством прекратить на основании ст.2 п. «В» УПК УзССР.

В документе также было отмечено, что обвинение было вынесено на основании копий протоколов допроса свидетелей при наличии непризнания своей вины осужденными. Следовательно, они не могут служить доказательствами по делу.

13 августа 1990 г. указом Президента СССР М.Горбачева «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов» во всех союзных республиках начинается рассмотрение дел репрессированных. 15 марта 1996 г. указом Президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева «О реабилитации жертв политических репрессий» этот процесс нашел свое продолжение в Азербайджане.

Согласно «Справке», выданной прокуратурой Азербайджанской Республики от 28 сентября 1998 г., указано, что на основании заключения прокуратуры Азербайджанской Республики от 22 мая 1992 г. Юсуф-заде Али Джалал оглы был полностью реабилитирован.

На этом может быть поставлена точка в исследовании судьбы Алиага Мирза Джалал оглу Юсифзаде, которая типична для десятков тысяч интеллигентов республики, погибших в годы «красного террора». Эти потери были невосполнимы для общества, отброшенного в культурном и интеллектуальном отношениях на десятки лет назад.

По  материалам Музея Истории Азербайджана. Фото – OurBaku

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.