Певец-ханенде Зульфи Адыгезалов: популяризатор мугамной музыки


… Большое оживление царило в один из прохладных осенних дней 1924 года в саду «Сардар багы» — красивейшем уголке Гянджи. Собравшиеся весело шутили, смеялись, рассказывали интересные истории.

Но вдруг словно все вокруг замерло. В наступившей напряженной тишине стали отчетливо слышны мелодия и слова классического мугама «Сегях».

Люди не сводили глаз с молодого ханенде Зульфугара Адыгезалова, властно овладевшего всеобщим вниманием. И когда тот допел наиболее трудную, заключительную, часть мугама — «Мансурийе», они выразили свой восторг аплодисментами, криками одобрения.

Известный азербайджанский тарист и композитор Мешади Джамиль Амиров, познакомившись в 1924 году с молодым певцом, сразу оценил его талант.

У Мешади Джамиля и Мусы Шушинского Зульфугар познавал тонкости искусства мугамата. Через некоторое время он уже пел «Раст» почти так же, как в свое время Малыбейли Гамид. Исполняя мугамы «Махур», «Сегях», «Чаргях», молодой ханенде ие копировал манеру Джаббара Карягдыоглы, Сеида Шушинского, а творчески осваивал их искусство. С 1926 года Зульфугар выступает уже как признанный ханенде на празднествах в Гяндже.

Родился Адыгезалов в 1898 году в селе Карадолаг Шушинского уезда в семье кочевника-скотовода. Каждую весну «таракяма» (так называли в народе кочующих скотоводов) перегоняли скот на эйлаги (пастбища). Маленький Зульфугар пас овец, вдыхал аромат трав и цветов эйлагов Чалбайыр, Гялингаясы и Басаркечар, пил прозрачную, как слеза, и холодную, как лед, воду родников. Неповторимая красота и своеобразие здешней природы навсегда запали в душу будущему певцу.

Позднее, когда он стал профессиональным ханенде, в его пении чувствовались краски, звуки и ароматы родных гор и долин.

В молодости Зульфугар не раз слушал мугамы в исполнении приезжавших в Карадолаг выдающихся мугаматистов Джаббара Карягдыоглы, Малыбейли Гамида, Забула Касума, Ислама Абдуллаева, Мусы Шушинского. Он и сам пробовал петь — это неплохо получалось, его поощряли.

В 1924 году скончался отец Зульфугара. Все заботы о семье легли на плечи сына. Но как бы трудно ни было, Зульфугар не оставляет своего увлечения музыкой и продолжает учиться. Большую роль в его жизни сыграли тарист Татевос Арутюнов и ханенде Муса Шушинский. Последний, по достоинству оценив многообещающий талант Зульфугара, выступавшего на одной из свадеб в Агдаше, пригласил его в Гянджу. Здесь собственно и началась его карьера ханенде.

Окончательно судьбу будущего выдающегося певца решила встреча с Джаббаром Карягдыоглы в 1927 году в Шуше. По приглашению Карягдыоглы Зульфугар вместе с семьей переезжает в Баку, поступает солистом в Азгосфилармонию. Популярность его все время растет, бакинцы тепло встречают его выступления. Композитор Муслим Магомаев, работавший в то время в Азрадиокомитете, приглашает молодого ханенде петь по радио.

Работа в Азгосфилармонии была нелегкой, но благодарной. Зульфугар Адыгезалов упорно овладевал высотами мастерства. Ему в этом охотно помогали более опытные певцы. Вспоминая о первых шагах Зульфугара на трудном поприще искусства, Курбан Примов говорил, что он отличался исключительным трудолюбием, был старательным учеником.

Зульфугар Адыгезалов завоевал признание не только как отличный исполнитель мугамов. В 1929—1932 годах он был солистом Азербайджанского Государственного театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова, успешно выступал в роли отца Меджнуна и в других ролях.

Трио: певец Зульфи Адыгезалов, тарист Бахрам Мансуров, кеманчист Ваго Мелкулов. Баку, 1961 г.

Народ полюбил своего певца. «Зульфи» — это имя с любовью произносили в самых различных уголках Азербайджана.

Зульфи Адыгезалову принадлежит большая заслуга в популяризации мугамной музыки, которую он ревниво оберегал от чуждых влияний. Слава о нем широко разнеслась за пределами родного края.

В середине мая 1941 года оркестр народных инструментов Азгосфилармонин во главе с композитором Сеидом Рустамом выступал в Узбекистане. Свыше двадцати концертов дали азербайджанские артисты в Ташкенте, Самарканде, Андижане, Маргелане и других городах. Узбеки проявляли большой интерес к выступлениям посланцев азербайджанского искусства. В узбекской печати появились теплые отзывы о солистах — Джахан Талышинской, Шовкет Алекперовой и особенно о Зульфи Адыгезалове.

Зульфи всегда был с народом и пел для него. В годы Великой Отечественной войны он выступал на фронте, воодушевляя солдат. За большую культурно-шефскую работу среди воинов Генеральный штаб Советской Армии наградил Зульфи Адыгезалова Почетной грамотой. В1943 году ему присваивается звание заслуженного артиста Азербайджанской ССР.

Глубокий знаток классических мугамов, Зульфи Адыгезалов блестяще пел ритмические теснифы, народные и песни. Исполнение им песен «Наби», «Сусен сюнбюль» и других всегда производило большое впечатление.

Неповторимый по красоте тембра голос Зульфи Адыгезалова сохранили фильмы Азербайджанской киностудии — «Сабухи», «Бакинцы», «Кяндлиляр», многочисленные грампластинки. В мугамах, которые он исполнял, Зульфи мастерски использовал газели Физули, Набати, Вагифа, Закира, Натаван, Самеда Вургуна и других классиков азербайджанской поэзии.

Зульфи Адыгезалов скончался в 1963 году.

По материалам книги Ф.Шушинского “Народные певцы и музыканты Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.