Из истории сотрудничества Народного Фронта Азербайджана с Россией (1992-1993 гг.)

Е.Гребенников

7 июня 1992 г. состоялись выборы президента Азербайджана. В голосовании приняло участие 73% избирателей. В результате, набрав 54,9%, победу одержал лидер Народного фронта Абульфаз Эльчибей.

На другой день после выборов избранный глава республики в интервью местной газете отмечал: «Наша цель… – построить независимое единое демократическое государство, в котором соблюдались бы права всех граждан независимо от религиозной и национальной принадлежности… В республике сегодня очевиден паралич власти. Поэтому нам предстоит спешно возводить новое здание государственного устройства управления. И, наконец, мы постараемся как можно быстрее создать смешанную экономику, начать малую приватизацию, привлечь иностранные инвестиции. Однако важнейшее для всего этого условие – приемлемое решение карабахского вопроса».

Но проблема заключалась в том, что, получив власть, президент и его команда не имели реальных планов и механизмов для воплощения своих обещаний в жизнь. Те лозунги, которые действовали для поднятия протестных настроений и способствовали лояльности народных масс, в итоге оказались непосильной ношей.

Еще до выборов президента 7 июня, после событий 14-15 мая 1992 г., когда Верховный Совет Азербайджана на сутки вернул к власти Аяза Муталибова, обязанности президента исполнял председатель парламента и представитель Народного Фронта Иса Гамбаров.

В своем интервью газете «Известия» на вопрос журналистов о том, в чем крылась причина неудач президента Муталибова и парламента, он дал свою оценку: «Власть ничего не делала для того, чтобы претворить свои декларации в жизнь. Она надеялась на внешние силы и потому и не смогла добиться прекращения агрессии Армении против Азербайджана или с помощью мирных переговоров, или путем усиления военной мощи. Наконец, она не выбрала себе реальных союзников. Я считаю, что прежнее руководство думало только об одном: как можно дольше иметь привилегии от своих служебных возможностей.»

Несмотря на то, что обвинения в адрес экс-президента и его администрации в конъюнктурности, бездействии и ангажированности, безусловно, приносили политические очки Народному фронту, главными же стратегическими элементами предвыборной кампании стали либеральные лозунги и популистские обещания, которые в конце концов сработали.

Но следует отметить тот факт, что первоначально общественные массы неохотно следовали за НФА, – во многом из-за внутренних идеологических противоречий в верхушке движения: при формировании Народного фронта в 1988 г. и учреждения в 1989-м среди руководителей оказались как представители либеральной интеллигенции, так и весьма радикально настроенных националистов.

Также азербайджанцы в большинстве своем не желали радикальных внутриполитических потрясений своей стране и уж тем более – разрыва тесных дружественных связей не только с Россией, но и другими республиками СССР.

Тем не менее плачевное состояние на фронтах Карабахской войны и нерешительные действия как советского руководства, так и президента Азербайджана Аяза Муталибова, по сути, вынудили народ поверить в эти обещания, поддержать Народный Фронт в его действиях и в конце концов проголосовать на президентских выборах за лидера движения – Абульфаза Эльчибея.

К основным проблемам, мешающим нормализации здоровых международных контактов между Азербайджаном и Россией, в этот непростой период правления Народного фронта можно отнести следующие: вопросы, касающиеся правового статуса войск, раздела имущества СCCP, организации охраны границ, статуса Габалинской РЛС и участия добровольцев с обеих сторон в военных конфликтах в Нагорном Карабахе и Чечне.

Проблема наемничества имела двоякий характер. По сути, после крушения СССР как Армении, так и Азербайджану не хватало достаточно квалифицированных специалистов, чтобы управлять той техникой, которая досталась при распределении имущества Вооруженных сил СССР.

Помимо прочего, происходили постоянные нападения на места расположения воинских частей и погранзастав, попытки хищения боевой техники и тд.

Особую огласку получило дело о пленении шестерых бывших российских военно-служащих (они воевали на стороне армян), взятых в плен азербайджанцами в Карабахе и приговоренных к смертной казни. Вопрос об их помиловании и освобождении обсуждался в ходе визита А.Эльчибея в Москву, но безуспешно. 31 мая 1993 г. Баку посетили представители Верховного Совета России.

В ходе визита руководству Азербайджана был передан официальный запрос Б. Ельцина, в котором содержалась просьба о помиловании пленных. Впоследствии этот вопрос был решен положительно, но вред российско-азербайджанским отношениям он нанес весьма ощутимый.

Тем не менее проблема наемничества распространялась не только на территории Азербайджана. Если со стороны России во внутренних конфликтах принимали участие бывшие военные советской армии, то с азербайджанской прослеживалась поддержка чеченцев. В этом смысле ничего удивительного нет, так как политическая платформа и лозунги Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН) были в основном схожи с политическими воззрениями НФА.

Прочеченскую позицию занимал президент Абульфаз Эльчибей, а министр внутренних дел республики (в 1992 г.), лидер партии “Боз гурд” Искендер Гамидов, называл себя личным другом лидера чеченских сепаратистов Джохара Дудаева.

Небольшой отряд чеченцев сражался в Нагорном Карабахе на азербайджанской стороне. Когда российско-чеченский конфликт перешел в 1994 г. в вооруженную фазу, на стороне чеченских сепаратистов воевал численно небольшой отряд азербайджанцев – в основном приверженцев партии “Боз гурд” (В интервью британской радиостанции Би-би-си Гамидов говорил о 270 добровольцах)».

Помимо активизации националистических элементов в период правления Народного фронта Азербайджана, существенным источником напряжения в азербайджано-российских отношениях являлась проблема статуса радио-локационной системы предупреждения огня «Дарьял» Габалинского комплекса. Главная функция данной системы заключалась в отслеживании боевых ракет, запускаемых с под-водных лодок, дислоцируемых в водах Индийского океана и Аравийского моря.

Кроме того, в задачи персонала станции, который насчитывал около 1,5 тыс. человек и состоял из российских военнослужащих, входил сбор, систематизация и анализ информации в рамках общей системы предупреждения о ракетном нападении и мониторинга космического пространства.

В октябре 1992 г. военные структуры России и Азербайджана инициировали переговорный процесс о временном статусе дислоцирования воинских подразделений ВС России. В результате, после межведомственного согласования рабочих моментов, было принято решение о передаче в аренду России сроком на 20 лет Габалинской РЛС. Детали аренды предполагалось согласовать в процессе дальнейших контактов двух министерств. Были даже озвучены предложения заключить соглашение о совместной эксплуатации РЛС.

В начале весны 1993 г. на карабахском фронте проходили тяжелые бои и обстановка накалялась. В связи с происходящим новый министр обороны Д.Рзаев выступил с инициативой объединить решение вопросов, связанных с РЛС, с масштабными поставками российской военной техники армии Азербайджанской республики.

Данное предложение было скептически воспринято российской стороной и последовал отрицательный ответ. Таким образом, проблема так и осталась нерешенной вплоть до следующей президентской администрации Азербайджана.

Абульфаз Эльчибей и Борис Ельцин

В политическом и экономическом поле сложилась весьма противоречивая ситуация: с одной стороны, новый кабинет правительства Эльчибея понимал, что разрушение торгово-экономической базы, сформированной в советский период в Азербайджане, будет носить деструктивный характер и в этой связи нужно сохранить экономические связи с Россией; с другой стороны, националистическая политика Эльчибея, во всем предпочитавшего ориентироваться на Турцию, сводила на нет все усилия по формированию сколько-либо конструктивного сотрудничества в экономике между Россией и Азербайджаном.

Еще до выборов президента в июле, 4 апреля 1992 г. в Азербайджанскую республику прибыл министр иностранных дел России А.Козырев. Цель визита заключалась в согласовании формальностей по установлению будущих дипломатических отношений, а также обговаривались рабочие моменты по подготовке подписания около десятка меж-правительственных соглашений о сотрудничестве. В результате 4 апреля 1992 г. министрами иностранных дел Азербайджана и России был подписан «Протокол об установлении дипломатических отношений между Азербайджанской Республикой и Российской Федерацией».

В интервью газете «Бакинский рабочий», в июле, первый заместитель председателя правительства Аббас Аббасов, отвечая на вопрос о целях межправительственных контактов, подчеркивал: «На первых порах мы стремились создать благоприятный психологический климат, подготовить почву для дальнейших контактов. Многие ведь терялись в догадках, придумывая различные гипотезы о новом курсе и ориентациях азербайджанского руководства. Этим могли воспользоваться наши недоброжелатели, которые стремятся к изоляции и отчуждению Азербайджана от суверенных республик бывшего Союза. Мы не должны давать им в руки такую “козырную карту“».

Поэтому еще в мае-июне были организованы встречи между госсекретарем Азербайджана П.Гусейновым и первым заместителем председателя ВС республики Т.Караевым с одной стороны и вице-президентом России А.Руцким, госсекретарем Г.Бурбулисом, министром обороны П.Грачевым, первым зампредседателя ВС России С.Филатовым – с другой. На этих встречах разговор шел о перспективах взаимоотношений России и Азербайджана. Было подчеркнуто, что Азербайджан как независимое цивилизованное государство готов сотрудничать со своим ближайшим соседом Россией на паритетных началах, иметь с ней политический и экономический договор, работу над которым предлагалось ускорить.

Первые попытки в сторону сохранения торгово-промышленных связей были предприняты правительством уже в сентябре 1992 г. В это же время состоялся рабочий визит Е.Гайдара в Азербайджанскую Республику. В ходе переговоров со своими коллегами (Е.Гайдар исполнял обязанности председателя правительства) удалось согласовать и подписать ряд межправительственных документов. Одним из наиболее значимых соглашений стал договор в сфере торгово-экономического сотрудничества. Документ должен был регламентировать условия межведомственного взаимодействия и устранять барьеры при заключении договоров, создавая при этом условия для прямых контактов между руководителями министерств, ведомств и предприятий.

Еще одним важнейшим достижением в рамках переговоров стало согласование и подписание проекта нормативно-правовой базы, регулирующей денежно-кредитные и валютные отношения России и Азербайджана. Подразумевалось использование рубля в расчетах в качестве общего законного платежного инструмента на территории двух государств. Функцию эмиссии рубля оставляли за ЦБ РФ. Естественно, что в самом Азербайджане законной платежной единицей также предусматривался и манат, эмитируемый Национальным банком Азербайджана.

Тем не менее все усилия оказались формальными из-за внешнеполитической стратегии правительства Народного фронта. Окончательно был взят курс на прекращение любых отношений с Россией: экономических, политических и в военной сфере. Большинство из вышеперечисленных договоренностей, несмотря на свою очевидную взаимную выгоду, так и не было воплощено в жизнь.

Вплоть до прихода к власти Гейдара Алиева в экономической политике НФА сохранялся приоритет ориентации на Турцию и Запад.

В целом же экономика советского Азербайджана представляла собой довольно развитую промышленную базу. Помимо нефтедобычи, работали металлургические и нефтеочистительные заводы, производились минеральные удобрения, горюче-смазочные материалы, гербициды, синтетический каучук. Широко была развита легкая промышленность, представленная главным образом хлопчатобумажными, шерстяными, обувными фабриками. Сельское хозяйство производило продукцию не только для обеспечения населения самой республики, но и для вывоза в другие регионы СССР.

Кроме того, в Азербайджанской республике добывалось в промышленных масштабах и золото, что снимало клише со страны, производящей исключительно лишь продукцию нефтяной промышленности. Согласно оценкам азербайджанских экспертов, возможные запасы золота в Азербайджане могли составлять более чем 1,000 т, что превышало известные запасы Грузии и Армении вместе взятые.

С другой стороны, политика новых российских властей также не отличалась особым прагматизмом в направлении Азербайджана. Некоторые либеральные экономисты, работавшие на новое правительство России считали, что российской экономике станет намного легче, если она избавиться от «тяжелого груза» бывших республик СССР.

Но, несмотря на все разногласия, стороны все же приступили к созданию новой совместной договорно-правовой базы, и 12 октября 1992 г., через неделю после того, как Мили Меджлис отказался ратифицировать документы о вступлении Азербайджана в СНГ, Абульфаз Эльчибей прибыл в Россию с первым (и последним) официальным визитом.

Главная цель, естественно, заключалась в том, чтобы добиться от России максимальной поддержки в вопросах Нагорно-Карабахского урегулирования и экономической помощи. В результате визита 12 октября состоялось подписание Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой.

Эльчибей весьма прохладно относился к этим соглашениям, отмечая, что Азербайджан не будет присоединяться к СНГ, а планирует сотрудничать в вопросах безопасности с Турцией и странами Запада. Договор так и не вступил в силу (Российская Дума не стала его ратифицировать).

Намного лучше обстояли дела в гуманитарном и культурном сотрудничестве. Национализм, местами весьма радикальный, прокатился по всей территории республик бывшего Советского Союза, вынуждая национальные меньшинства покидать свои города – иммигрировать. В азербайджанском руководстве понимали, что гораздо эффективнее использовать русский фактор для влияния на общественное мнение в России, тем более что идти на компромиссы и плести политические интриги в этой сфере не потребуется. Риск был минимальным.

В азербайджанском правительстве также отдавали себе отчет, что через русских можно распространять информацию о проблемах в Азербайджане.

Еще в начале 90-х годов в Азербайджане было организовано Республиканское общество солидарности народов Азербайджана (РОСНА) «Содружество», официально зарегистрированное в августе 1990 г. Данное НПО объединило не только русских, но и украинцев, татар и другие народы, которые проживали в Азербайджане.

В марте 1992 г., еще до выборов президента, делегация «Содружества» совершила поездку в Москву с целью «донести позицию русскоязычного населения Азербайджана».

По словам члена правления общества Олега Савченко, «в том, что информация об Азербайджане отторгается, члены нашей делегации убедились еще раз, когда получили отказ от встречи в редакциях ряда российских газет и журналов. И все же нам удалось дать интервью информационному агентству “Азия-пресс”, газетам “Куранты” и “Российские вести”. Кроме того, члены делегации распространили в общественных кругах России литературу об истории карабахского конфликта и о том, что сегодня происходит в нагорной части Карабаха, русскоязычные газеты, выходящие в Азербайджане, а также недавно изданный сборник статей о деятельности общества “Содружество”».

Во многом, сложная ситуация в отношениях между двумя странами сложилась из-за распада советского государства. Обе страны оказались не готовы к тем внутри- и внешнеполитическим вызовам, которые обрушились на них и неопытных руководителей. Помощь Азербайджану от стран Запада оказалась недостаточной, а порой и вовсе номинальной, что вызывало разочарование не только в рядах простых граждан, но особенно в рядах политиков, сделавших ставку на эти государства.

По материалам сборника “Историческая и социально-образовательная мысль”