Что писала русскоязычная пресса о зарождении азербайджанского музыкального театра


И.Халилова

История становления и развития азербайджанского музыкального театра представляет собой значительный интерес для национального музыкознания. Изучение и обобщение его богатейшего опыта, создание трудов по важнейшим вопросам исполнительства имеет огромное значение для дальнейшего развития азербайджанской музыкальной культуры.

Азербайджанский театр возник как закономерное явление, став воплощением просветительской идеологии, в основе которой лежал принцип воспитания народных масс в духе прогрессивных велений эпохи. Просветительские идеи национальной консолидации определяли выбор жанра, который должен был претворять их в жизнь. Коль скоро именно театральный жанр способен был сильно воздействовать на аудиторию, то вполне понятно его выдвижение на первый план в начале XX века.

Если предшественники азербайджанских просветителей апеллировали в своих эстетических воззрениях, как правило, поэтическими категориями, то, благодаря М.Ф.Ахундову, начинают доминировать теории синтеза искусства которые способствовали развитию драматургии.

Датой рождения азербайджанского театра является 1873 год, когда силами учащихся Бакинского реального училища, по инициативе Н.Б.Везирова, под руководством Г.Зардаби, в зале Общественного собрания были поставлены комедии М.Ф.Ахундова – «Везирь Ленкоранского ханства» и «Гаджи Кара».

Вслед за ними последовали другие постановки, и уже к началу 1880-х годов любительская труппа приобрела профессиональные черты. В конце XIX века шли постановки драматических сочинений М.Ф.Ахундова, Н.Б.Везирова, А.Ахвердиева, Н.Нариманова, Р.Эфендиева, С.И.Гани-заде, а также сочинения русской и мировой классики.

Ядро дореволюционного азербайджанского театра составили такие выдающиеся деятели театральной культуры, как Г.К.Сарабский, Г.Б.Араблинский, А.Велиев, Дж.Зейналов, М.А.Алиев, И.Гаджинский, И.Кязимовский, А.Гусейн-заде, Дж.Багдадбеков и другие.

В недрах драматического театра были созданы необходимые предпосылки и для зарождения азербайджанского музыкального театра. Не случайно и то, что лучшие представители драматического искусства впоследствии стали работать в музыкальном театре, заняв ведущие должности первого режиссера и первого дирижера, исполняя первые сольные партии и т.п.

В газетных публикациях того времени помещались сообщения о предстоящих постановках. При этом «афиша» включала в себя подробные данные обо всех участниках спектакля, в том числе актерах, режиссере-постановщике, дирижере, художнике-оформителе и т.д.

Наряду с драматическим театром, важную роль в зарождении музыкально-сценических форм в Азербайджане сыграли публичные концерты восточной музыки. Они получили большое распространение со второй половины XIX века и проводились в Баку, Шуше, Кубе и других городах. Азербайджанская молодежь, учившаяся в Петербурге, устраивала и там свои национальные вечера с концертами, которые с интересом воспринимались столичной публикой.

Так, в 1895 году петербургские газеты и газета «Кавказ» писали о первом таком вечере, проведенном в зале Благородного собрания. Примечательно, что пресса сообщала своим читателям о показе «азербайджанской молодежью» живых картин» из поэмы Фирдоуси «Рустам и Зохраб» и из ашугского дастана «Ашиг Гариб», все закончилось картиной «Свадебный пир» из жизни Закавказья с давно ожидаемой лезгинкой».

Как отмечала исследователь М.Дильбазова: «Эта петербургская постановка – первый известный случай исполнения на сцене азербайджанских музыкальных «живых партий», в дальнейшем вошедших в репертуар выдающихся мастеров народной музыки. Такие инсценировки стали новой формой народно-концертного исполнительства и явились одним из истоков азербайджанского профессионального музыкального театра.»

Подобные музыкальные сценические представления разыгрывались в костюмах, заимствованных из классической восточной поэзии любовно-лирического содержания. Основу их музыкального материала составляли народные песни, танцы, ашыгская музыка, мугамы.

Через два года, в 1897 году в Шуше местные любители под руководством драматурга А.Ахвердиева поставили «живую картину», инсценирующую трагический финал поэмы выдающегося азербайджанского поэта XVI века М.Физули «Лейли и Меджнун». Спектакль был назван «Меджнун на могиле Лейли». Он сопровождался звучанием трио сазандарей и хора. В роли Меджнуна выступил прославленный народный певец Джаббар Карягды.

Примечательно, что одним из участников хора был тогда еще юный Узеир Гаджибеков. Гораздо позднее композитор вспоминал об этом спектакле, который произвел на него сильное впечатление.

У.Гаджибеков неоднократно писал, что работа над оперой была начата в 1907 году, а идея зародилась именно тогда, когда в 1897-1898 годах тринадцатилетним мальчиком он увидел в Шуше на любительском спектакле сцену «Меджнун на могиле Лейли». Глубоко взволновавшая его сцена и оказалась тем исходящим художественным впечатлением, благодаря которому У.Гаджибеков решил написать оперу.

Музыкальный материал – азербайджанские мугамы – использовались как образцы народного творчества. В 1901 году в Шуше А.Ахвердиев организовал концерт, где наряду с исполнением мугамов соло, также прозвучал дуэт по поэме М.Физули «Лейли и Меджнун». В 1902 году был музыкально инсценирован фрагмент поэмы Алишера Навои «Фархад и Ширин». Таким образом, подобные музыкально-сценические представления стали составной частью театральной культуры Азербайджана, создав плодородную почву для появления первой национальной оперы.

Судя по заметкам периодической печати того времени, музыкальные постановки отдельных отрывков из восточной поэмы получали активный отклик у зрителей. Они пробудили в массах значительный интерес к театру, благоприятствуя основанию оперного искусства в Азербайджане.

Практика организации публичных «восточных» концертов, начатая еще со второй половины XIX века, к началу XX века стала приобретать еще более широкий размах, способствуя пропаганде народной музыки. Особенно знаменательным был первый в новом столетии концерт, состоявшийся в Баку 11 января 1902 года в театре Г.З.Тагиева. В нем участвовали известные народные певцы Джаббар Карягды, Сеид Мирбабаев, Мамед, Алескер, ашуги Аббаскули и Наджафкули, а также оркестр народных инструментов из 12 музыкантов и хор.

Кроме того, программа концерта включала в себя музыкальные инсценировки: дуэт «Лейли и Меджнун» и сцену свадебного пира в песнях из драмы «Жадный» А.Ахвердиева.

Газета «Каспий» дала объявление в трех номерах о предстоящем событии, в одном из них была помещена статья А.Агаева об искусстве ашугов.

После концерта в прессе появилась благожелательная рецензия, подписанная инициалами «М.Т.», которая отметила большой успех всей программы, в том числе выступлений ашугов. Автор писал, что публика «с каждой новой песнью приходила в большой экстаз и … едва удерживалась от взрывов одобрения, которые вырывались у слушателей невольно при самом исполнении».

И далее: «… бакинская публика хорошо поняла характер и значение профессии ашугов, а переполненный зал зрителями не только из мусульман, но и всеми другими национальностями, показывает желание бакинской публики поощрить ашугов, действительно заслуживающих такое к себе отношение».

Успех этого концерта позволил его организаторам повторить его 23 января того же года. Если первоначально «восточные» концерты устраивались отдельными энтузиастами, то в последующие годы инициаторами их проведения выступают благотворительные и просветительские общества. 20 января 1907 года «Мусульманское благотворительное общество» провело большой концерт, состоящий из четырех отделений с участием лучших певцов и инструменталистов. Руководителем этого концерта стал известный деятель культуры, педагог Бадалбек Бадалбеков, который также исполнил одну из песен. Газета «Каспий» отметила, что концерт «доставил необычайное удовольствие посетителям, любителям восточной музыки».

В газетах также было немало сообщений об аналогичных мероприятиях, устроителями которых являлись различные общества. Так, в газете «Каспий» от 2 декабря 1908 года было дано объявление о проведении в зале Бакинского Общественного собрания 13 декабря первого мусульманского вечера в целях «усиления средств Общества распространения грамотности среди мусульман «Нешр Маариф».

Концертная программа слагалась из трех отделений: Спектакль на тюркском языке; Литературно-музыкально-вокальное отделение; Водевиль на русском языке.

По окончании вечера были представлены национальные и европейские танцы, а также живые картины. После концерта в русской прессе появились восторженные заметки, выражающие благожелательное впечатление бакинской общественности от прошедшего вечера. Последнее дополняло и художественное оформление зала: роскошные персидские ковры, зелень, разноцветные материалы, множество электрических лампочек и прочие декоративные детали.

Григорий Дзе в газете «Каспий» писал: «Бакинцы, без различия национальностей, тепло отнеслись к первому музыкальному вечеру, собравшему избранное общество. Комедия на татарском языке С.И.Ганиева «Бери да помни» в исполнении г-жи Миславской и г.г. Алиева и Кязимова, а также шутка Щеглова на русском языке «Женская чепуха» в исполнении г-жи Астровой, Рюмшиной и г. Надеждина, прошли с огромным успехом, и исполнителям были устроены овации».

Другой рецензент в газете «Вестник Баку» также отметил превосходное исполнение музыкальных и вокальных номеров, игру актеров в пьесах на татарском и русском языках.

«Особое внимание, обратила на себя игрой на рояле восьмилетняя мусульманка Гусейнова» – писал он.

И далее автор этой заметки добавляет: «На вечере присутствовали представители всех национальностей, среди которых можно было встретить и мусульманок, впервые появившихся в обществе. Хотя их было и мало, но это ведь первый шаг и, можно надеяться, что в скором времени они не только будут посещать вечера и собрания, но и наряду с другими женщинами примут активное участие в общественных делах».

Интересно, что в ответ на последнее замечание в другом номере газеты последовало обращение группы мусульманок к автору статьи. Здесь зафиксирован высокий уровень просвещенности женщин, их высокая культура, интеллигентность.

В нем говорилось: «… в Баку в настоящее время живет много интеллигентных мусульманок, и почти все они имели сильное желание присутствовать на первом мусульманском вечере, но г.г. устроители не пригласили ни одной из них в качестве хозяйки, и эту обязанность любезно взяли на себя дамы других национальностей … явиться при таких условиях на свой национальный вечер лишь в качестве гостей мы сочли для себя по меньшей мере неудобным».

Один из мусульманских вечеров проведенных в залах Бакинского Общественного собрания в пользу общества «Нешр Маариф» состоялся 4 декабря 1910 года при ответственном распорядительстве Г.З.Тагиева. Его расширенная программа включала в себя пять отделений. В первом отделении была представлена пьеса «Безденежье» Тургенева в обработке Дж.Гаджибейли . В ней были задействованы Араблинский, Альвенди, Мурадов, Камарлинский, Вели, Д.Гасанов, Алинский, Х.Гусейнов и г-жа Хумара.

Во втором и третьем отделениях зрители увидели отрывки из двух опер – «Рустам и Зохраб» и «Лейли и Меджнун» – с участием Сарабского, Мирзы Мухтара, Бадалбекова, Рафига, г-жи Тамары, а также хора и симфонического оркестра Славинского. В качестве дирижера спектакля выступил У.Гаджибеков, режиссера – Г.Шарифов. В четвертом отделении на русском языке прошел водевиль Самойлова «Победителя не судят», в пятом – пантомима и живая картина. В заключение концерта были даны европейские и азиатские танцы.

После объединения «Товарищества мусульманских артистов» с театральной секцией «Ниджат» был сформирован целостный артистический коллектив с постоянной труппой.

Первое упоминание об этом встречается в газете «Каспий» от 4 ноября 1906 года. Председатель театральной секции «Ниджат» М.Б.Гаджинский писал в этой газете: «Группа прогрессистов- мусульман, создав труппу, составляющую, так сказать, одно целое с просветительским обществом «Ниджат», предполагает дать ряд спектаклей на татарском языке. Говорить тут о воспитательном значении театра для народа вообще, значит говорить о той истине, которая не требует никаких доказательств, но нельзя в то же время умолчать о том, насколько важны теперь театральные представления для мусульман – для народа, только начинающего вступать в новый фазис жизни, воспитываться, крепнуть …»

«Святой долг передовых мусульман, близко знакомых с обстановкой своей среды, своей историей – воспитывать свой народ на классических произведениях, облагораживающих и душу и сердце зрителей. Половину этого дела взяла на себя та часть мусульман-прогрессистов, которая имеет возможность положить на общественный алтарь свои лучшие силы, умение, всю свою жизнь. Но молодое театральное дело у мусульман нуждается в материальной поддержке, и эта вторая половина задачи лежит на обязанности всего мусульманского общества. Необходимы средства для приобретения аксессуаров, бутафории и всех необходимых для этого предметов, а потому обращаемся ко всем нашим одногорожанам, что вещи, …. Погоны, эполеты, форменная одежда, всякого рода цивильные костюмы и т.д. – вещи, не имеющие в домашнем быту иного применения, как продажа их старьевщикам по самой нижайшей цене, пожертвовать театральной комиссии просветительского общества «Ниджат». Пожертвования принимаются в читальне «Ниджат» на Губернской улице…».

Как известно из работ азербайджанских исследователей, объединение «Товарищества мусульманских артистов» с театральной секцией «Ниджат» произошло в 1909 году по инициативе М.Азизбекова в целях создания более устойчивой театральной структуры. По их мнению, эта акция представляла собой еще одну ступень на пути создания профессионального театра.

Практически же руководство общества «Ниджат» в формировании театрального искусства занималось и проблемами артистов, рассматривало деятельность режиссеров, репертуар, заботилось о постоянном помещении, гардеробе и многом другом. По мнению А.Г.Сарабского, театральная секция общества «Ниджат» постепенно превращалась в центр консолидации сил театральных деятелей».

«Перо» русскоязычной прессы было направлено как на художественное осмысление требований общества, так и на формирование художественной среды. Разъяснение проблем азербайджанского музыкального театра порой приобретало характер острых дискуссий.

Стремление к развитию художественного вкуса у аудитории проявило себя в достаточно острой критике. Так, тон русскоязычной прессы отличает отзывчивость, доброжелательность и вместе с тем принципиальность. Таким образом, русскоязычная пресса оказалась проводником передовых идей просвещения.

По материалам научной работы автора

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.