От ареста до разборок: Как посланцы АДР добирались до Парижской мирной конференции (1919 г.)


Парижская мирная конференция (1919—1920) — международная конференция, созванная державами-победительницами в Первой мировой войне для выработки и подписания мирных договоров с побеждёнными государствами. Проходила она в несколько этапов в период с 18 января 1919 по 21 января 1920 года при участии 27 государств.

При всём несовершенстве, при всех ошибках и недостатках Парижская конференция явилась крупным событием политической жизни планеты. К ней было приковано внимание мировой общественности, с ней молодые государственные образования, возникшие на развалинах Российской империи, связывали надежды и чаяния на признание своей независимости и суверенитета. К ним относилась и молодая Азербайджанская Демократическая Республика.

10 января 1919 года. Многолюдно и торжественно на Бакинском вокзале. Выстроен почётный караул. В числе провожающих члены правительства во главе с премьер-министром Фатали-ханом Хойским, члены парламента, много должностных лиц, казалось, что “весь” Баку взволнован отъездом азербайджанской делегации на Парижскую мирную конференцию. С напутственными речами выступили члены парламента М.Э.Расулзаде, Ахмед бек Пепинов, и в ответ прозвучали прочувственные тёплые слова Ахмед бека Агаева от имени всех делегатов.

Прозвучал станционный колокол, поезд, в особом вагоне которого находились члены азербайджанской делегации, набирая скорость, взял курс на Тифлис, а дальше путь лежал на Батуми – Поти, затем уже морем предстояло плыть в Стамбул, где, воссоединившись со своим председателем Алимардан-беком Топчибашевым и получив французскую визу, они проследуют в Париж.

Команда посланцев Азербайджанской Республики – М .Гаджинский, А.Агаев, А. Шейхульисламов, М. Мехтиев, М. Магеррамов и Дж.Гаджибеков – высокообразованные интеллигенты, люди высоких гражданских принципов представляли различные политические партии, но были объединены и спаяны единой целью – укреплять и защищать государственность и суверенитет своей родины, первой на всём мусульманском Востоке провозгласившей себя демократической республикой. Они отлично понимали, сколь высокой и ответственной была миссия, возложенная на них правительством, сколько светлых надежд связывает с ними азербайджанский народ.

Широкий круг обязанностей, предписанных делегации, свидетельствовал о высоком доверии правительства, о вере в творческий и политический потенциал её членов.

Так, в постановлении от 7 января 1919 года за № 25 было сказано, что правительство республики “…предоставляет им (членам делегации) полномочия участвовать в мирной конференции великих держав и наций и обязует их участвовать во всех конференциях, объединениях и союзах государств и наций и облачает их полномочиями заключать от имени Республики Азербайджан все политические, экономические, торговые и финансовые договора, объединения и союзы… В удостоверение чего им выдаётся данное постановление“.

Помимо этого, каждый член делегации получил именной генеральный мандат на французском языке, подписанный председателем Совета министров Азербайджанской Республики Ф.Хойским 7 января 1919 года, подтверждающий право личного участия в работе мирной конференции.

До прибытия азербайджанской делегации в Стамбул, где предстояла встреча с А.Топчибашевым и вступление его в права председателя делегации, обязанности председателя были возложены на Мамедгасана Джафаргулу оглы Гаджинского.

20 января 1919 года в Стамбул прибыла азербайджанская делегация в сопровождении технического персонала, в который входили А.Гусейнзаде, В.Марчевский, секретари С.Меликов и Алекпер Топчибашев, переводчики – А.Кафаров (французский язык), Г.Кафарова (английский язык), Г.Мамедов (французский и турецкий языки), а также личный секретарь председателя – Рашид Топчибашев. 22 января, на квартире Алимардан бек Топчибашева состоялось первое заседание азербайджанской делегации, преисполненной горячего желания приложить все усилия, преодолеть все препятствия к выполнению своей высокой миссии – добиться признания мировым сообществом государственной независимости Азербайджанской Республики.

С участием делегации на Парижской конференции связывались надежды на решение многих проблем. В частности, в депеше, полученной А. Топчибашевым говорилось:Правительство Азербайджанской Республики просит Вас и остальных членов делегации немедленно и безотлагательно предпринять необходимые шаги перед представителями союзных держав об ограждении и спасении физического существования и территориального “status quo” до окончательного решения судьбы народов Кавказа в мусульманских регионах… Необходимо возбудить срочное ходатайство перед представителями великих европейских держав в Константинополе и Парнасе (Париж)“.

Пребывание в Стамбуле обернулось для делегации неожиданными трудностями – французское правительство отказало азербайджанцам в получении визы на право проезда в Париж, при этом никак не мотивируя свое решение.

Для членов делегации, и, в первую очередь для ее председателя, начались изнурительные хождения по инстанциям, встречи и переговоры, запросы и просьбы к официальным лицам и представителям иностранных государств. В канун приезда делегации в Стамбул А.Топчибашев на правах чрезвычайного и полномочного министра Азербайджанской Республики нанес визиты в посольства стран-победительниц для передачи меморандумов главам их правительств. В своих обращениях А.Топчибашев не только призывал к признанию независимости Азербайджанской Республики, но и знакомил с политической ситуацией в регионе, экономическим положением своей страны.

31 декабря 1918 года встреча с секретарем представителя Итальянского королевства в Турции графа Сфорци была отличительной. Он сообщил, что ознакомившись с меморандумом “… граф заверяет, что Италия всегда была и остается другом угнетенных молодых народностей, которые найдут в правительстве короля помощь и поддержку“.

Направляя меморандум французскому правительству, А.Топчибашев в сопроводительном письме отмечал, что “благородная миссия, взятая на себя державами Согласия в святом деле отстаивания жизненных интересов маленьких народностей, дает мне, как представителю одной из таких народностей на Кавказе, смелость обратить внимание правительства Французской Республики на положение почти трехмиллионного населения тюрко-мусульман…“, проживающих на территории Кавказского Азербайджана.

Далее, дав критический экскурс в положение азербайджанцев в составе Российской империи и описав политическую ситуацию в условиях её распада, он заканчивает его словами: “…Я льщу себя надеждой, что правительство Французской Республики своим высокоавторитетным голосом признает самостоятельность Азербайджанской Республики и этим осуществит свою благородную миссию защиты интересов маленьких народов…“. В беседе с А.Топчибашевым шведский посол заверил, что “…Швеция всегда готова стоять за права маленьких народов“.

Спустя более месяца вынужденного пребывания в Стамбуле, украинская, донская, кубанская, северокавказская и азербайджанская делегации направили меморандум представителям союзных держав. В этом документе говорилось, что “ближайшей и важнейшей задачей правительства каждого из указанных народов было всемерное стремление оградить свой народ и территорию от небывалой в истории человечества анархии, охватившей все части бывшего Российского государства…“.

Авторы меморандума связывали надежды на спасение своих народов с поддержкой и помощью стран-победительниц, которые должны были, по их мнению, стать опорой малых народов в их стремлении к национально-государственному самоуправлению и независимости. Поэтому народы Украины, Дона, Кубани, Северного Кавказа, Азербайджана и Грузии с большим энтузиазмом встретили добрую весть о созыве Парижской мирной конференции, оперативно были сформированы делегации с большими полномочиями и отправлены в Париж.

Однако волокита и препятствия, чинимые французским правительством, оттягивали получение виз и возможность своевременного участия данных делегаций в работе Парижской конференции. Объяснения можно искать в той обстановке, которая сложилась на Парижской конференции, где не было вопроса, вокруг которого не кипели бы дипломатические страсти. Союзники, объединённые войной, расходились в вопросах решения мира, преследуя свои территориальные, политические, экономические интересы. Противоречия, взаимные претензии и политика “двойных стандартов”, сложившихся в лагере стран-победительниц, отразились и на их отношении к молодым государственным образованиям, возникшим на территории распавшейся Российской империи.

Трудности, вставшие на их пути, не надломили, не снизили активность и энергию, с которой члены азербайджанской делегации добивались присутствия на Парижской конференции. И вновь на плечи А.Топчибашева легли бесчисленные визиты, разъяснения и обращения к представителям Франции и Англии.

Общение с английским военным командованием носило позитивный характер, в ходе которого было обещано не препятствовать въезду азербайджанской делегации в Париж, заручившись согласием французского командования. Более того, когда впоследствии М.Гаджинский, Дж.Гаджибеков и М.Магеррамов были приняты английским представителем Холлером, последний обещал содействие в получении визы и более того, дал слово отправить делегацию в Лондон, “…если не удастся получить пропуск в Париж“.

С Англией были связаны серьезные надежды азербайджанских делегатов, чётко прозвучавшие в одном из донесений А. Топчибашева: Азербайджанская Республика нуждается в действительной помощи Англии в целях признания независимости Азербайд[жанской] Республики, обезопасения её от всяких посягательств на её целостность и независимость…“.

“Камнем преткновения” на пути в Париж для азербайджанской делегации стала позиция французского правительства.

Как утверждал историк А.Раевский:Франция не хотела допустить мусаватских делегатов, так [как] они …имели ярко выраженную английскую ориентацию“.

Правоту этого положения подтверждают донесения А. Топчибашева. В одном из них, датированном 4-5 марта 1919 года, он писал: “… Дело поездки в Париж тормозится исключительно по соображениям политического характера”.

За три стамбульских месяца азербайджанская делегация испытала на себе всю амплитуду колебаний французских решений. Изначально, 14 февраля 1919 года французский представитель заявил А.Топчибашеву, что делегация сможет послать в Париж всего двух своих представителей. Через некоторое время, а точнее, в конце марта поступило от французской стороны предложение направить в Париж М.Гаджинского, Дж.Гаджибекова и М.Магеррамова, хотя ещё 29 марта французский высший комиссар сообщил, что министр иностранных дел никому из состава делегации не разрешает въезд в Париж. Английский представитель обещал оказать содействие в отправке в Лондон Шейхульисламова и Мехтиева. Решения французской стороны носили довольно хаотический характер и ни одно из них не было аргументировано.

Впрочем, в одном из донесений Топчибашева видно, что англичане и французы не упускают случая, чтобы не указать на нежелательность присутствия в составе делегации Ахмед бека Агаева, что видимо, также создавало негативное отношение французского и английского правительств к посланцам Азербайджана.

Ахмед-бек Агаев

В 1918 г. А.Агаев вернулся в Азербайджан, провозгласивший себя Демократической Республикой, в качестве политического советника Нури-паши – командующего Кавказской Исламской Армии. В декабре этого же года был избран депутатом азербайджанского парламента и вошёл в состав правительственной делегации на Парижской мирной конференции.

Буквально на другой же день после прибытия азербайджанской делегации в Стамбул началась антиагаевская кампания.

Как писал А.Топчибашев в донесении датированном 4/5 марта 1919 г.:О нём производилось расследование. Дважды допрашивали меня и в конце концов заявили, что азербайджанская делегация не должна брать с собой А.- б. А [гаева]: Это наш совет, он нежелательный человек, как турецкий журналист и депутат тур[ецкого] Парламента, писавший и говоривший против нас“.

Хотя Топчибашев деликатно не упоминает имени дающего рекомендации, но из текста и так ясно, что с ним беседовали представители стран Антанты. Все попытки Алимардан-бека рассеять предубеждение, ссылаясь и на рекомендательное письмо генерала Томсона, не помогли. В травлю Ахмеда Агаева активно включилась и часть местной, в основном, франкоязычной печати. В результате всех нападок в первых числах марта 1919 г. Ахмед бек Агаев был арестован “иностранными властями” и сослан на остров Мальту.

Вскоре после этого, печального для всей делегации, события было получено от французского командования извещение о приостановлении разрешения А. Топчибашеву выехать в Париж.

Более того, французские власти отказали в пропуске и трёх делегатов, заявив, что запрос в Париж “сделан не только относительно меня, но и всей делегации“, сообщал А. Топчибашев.

И вновь серия обращений, визитов, просьб. Делегация принимает решение направить на имя председателя мирной конференции и премьеров Франции, Англии, Италии и президента США письмо, изложив в нём обстановку и ситуацию, в которой оказались азербайджанские делегаты. 21 марта письмо ушло по адресатам. 8-9 апреля по этим же адресам были посланы телеграммы, а в самом Стамбуле продолжались встречи с представителями Франции и Англии и переговоры о возможности выезда делегации в полном составе.

И, наконец, в донесении А.Топчибашева председателю совета министров Азербайджанской Республики, датированном 18 апреля, появилась долгожданная и выстраданная новость: “…фактическое положение вещей изменилось и сейчас мы все имеем на паспортах, во-первых, визу итальянскую для проезда в Рим и, во-вторых, визу английскую для проезда (Мир-Мехт[иев], Шейх-Уль-Исл[амов] и др.) в Лондон через Марсель и Париж с правом остановки в обоих городах. И вот мы все едем пока в Париж и там будет виднее, как быть дальше“.

Азербайджанская делегация покидала Стамбул после трёх мучительных месяцев ожидания визы на въезд в Париж. Поначалу казалось, что получение визы – дело лёгкое и препятствия могут быть лишь технического характера, однако, личные свидания и переговоры членов делегации с английскими и французскими представителями убеждали, что вопрос въезда азербайджанской делегации осложнялся политическими соображениями и планами держав-победительниц, вершивших судьбы мира и стран континента на Парижской конференции.

22 апреля 1919 года итальянский пароход, на борту которого находились члены азербайджанской делегации, покинул берега Турции и взял курс на Неаполь. Настроение в делегации царило бодрое и приподнятое, они ехали “с полной уверенностью, что возвратятся с конференции на Родину с радостной вестью о признании Европой законных прав Азербайджана“.

30 апреля пароход прибыл в порт Неаполя, где делегация пробыла три дня. Любознательный и неугомонный Джейхун Гаджибеков нашёл время съездить в Помпею, чтобы обозреть печально прославленный Везувий. К вечеру 2 мая они прибыли в Рим, а 4 мая выехали в Париж. Дорога длиною в три месяца близилась к концу, впереди уже виделся конечный пункт назначения – Париж.

По материалам книги “Посланцы Азербайджана на Парижской мирной конференции”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.