От папахи до чарыгов: Мужская одежда азербайджанцев XIX – нач. XX в. (ФОТО)


Э.Г.Торчинская

После установления советской власти в Азербайджане, в Государственный музей этнографии народов СССР (ГМЭ) стали поступать коллекции азербайджанской одежды (в частности в период 1903—1916 гг.).

Поездки сотрудников музея по Кавказу начиная с 1956 г. (т. е. спустя 40 лет) не могли внести существенных дополнений в эти собрания, так как за это время одежда (особенно мужская) постепенно утрачивала национальные элементы и традиционный покрой и переходила к городскому типу одежды. Предметы одежды, которые удавалось приобрести в 1950-е годы, были ограничены в количественном отношении, и хронологически относились к более позднему периоду — 1920 — 1930 годам XX в.

Из первой коллекции (1903 г.) следует упомянуть комплект мужской одежды из б. Газахского уезда  Елисаветпольской губернии. Значительно полнее оказалась коллекция 1916 г. Были собраны четыре комплекта мужской одежды в районе Карабаха (в основном, в г. Шуше) и в Шемахе. Тщательность в подборе комплекта с учетом социальных и возрастных групп сделали эти коллекции интересными для изучения.

Сборы послевоенных лет (1956—1965 гг.) включали в себя, как уже: упоминалось, весьма незначительный материал. В оcновном это были элементы верхней одежды и головные уборы Нухинского (Шеки), Кельбаджарского, Газахского районов и Шахбузского района Нахчыванской АССР. В ГМЭ также были переданы материалы, собранные Б.В.Миллером в 1925 г. у талышей, живших на юге Азербайджана. Сбор состоял из неполных комплектов мужской одежды и головных уборов.

В литературных источниках по этнографии Азербайджана вопросу мужской одежды долгое время не уделялось значительного внимания. В известных трудах Олеария, Гмелина, Зубова, Дубровина и Березина содержались сведения, охватывающие широкий круг вопросов, которые могли заинтересовать читателя, незнакомого с этим краем.

Жители Елисаветполя (Гянджи). Конец XIX в.

Особый интерес, естественно, вызывали вопросы состояния хозяйства, естественных богатств и их практического использования, возможные пути и предметы торговли. Кроме того, авторы старались познакомить читателя с достопримечательностями страны, с ее городами, обычаями народов, их жилищем и одеждой. Описание одежды, как правило, дано весьма кратко. Сравнительно больше внимания было уделено этому вопросу в «Обозрении Российских владений за Кавказом…».

Отдельно стоит отметить труды А.Алескерова, где значительно больше внимания уделено одежде, но чаще женской. После Великой Отечественной войны появилось несколько работ, непосредственно посвященных теме женской одежды.

В 1964 г. вышла монография одного из старейших этнографов Азербайджана К.Каракашлы, посвященная материальной культуре айрумов (небольшой этнографической группы азербайджанского народа). Хотя автор ограничил свое исследование областью Малого Кавказа, содержание работы вышло далеко за его рамки. Многолетнее изучение айрумов позволило К.Каракашлы накопить большой фактический материал, осмыслению которого   способствовала   широкая эрудиция автора, оперирующего обширным сравнительным материалом.

В том же 1964 г. была напечатана работа А.Измайловой, которая в течение нескольких лет занималась  изучением   культуры и быта талышей из юго-восточных районов Азербайджана. Описание одежды здесь было дано весьма тщательно и подробно.

Заслуживали серьезного внимания работы искусствоведа Р.Эфендиева, попытавшегося на материале памятников изобразительного и прикладного искусства — росписей, миниатюр, скульптуры и рисунков художников XVIII—XIX вв. — воссоздать общий облик, а также отдельные элементы азербайджанского национального костюма XVI и XVIII вв. и проследить его развитие. Вопросы одежды средневекового Азербайджана, на материале миниатюр, были затронуты в работе А.Казиева.

Ниже, рассмотрена мужская одежда азербайджанцев, которую носили в XIX – начале XX в.

Плечевая одежда

Покрой рубахи койнек с грудным разрезом посередине (Шушинский уезд)

Мужская плечевая одежда состояла из: рубахи — койнек (шай — у талышей), кафтана— архалыг; надеваемой на него верхней одежды — чухи. Существовала еще малораспространенная накидка — аба.

Покрой койнек почти не имел локальных отличий. Как правило, рубаха была туникообразной, с длинными, суживающимися книзу рукавами, схваченными у кисти узким манжетом. Рубахи встречались как с разрезом посредине груди, так и с боковым. На груди рубахи часто нашивали квадратный кусок ткани (хлопчатобумажной или шелковой) ярких расцветок.

Верхняя одежда (архалыг, чуха и аба)

Мираб. Нухинский уезд (Шеки), нач. XX века
Покрой чухи с разрезанными рукавами (рис.1) и с рукавами зашитыми по всей длине (рис. 2)
Покрой чухи с расширяющимися книзу рукавами (нач. XX в.)

В литературных источниках можно найти описание мужской азербайджанской верхней одежды. Например, в сборнике «Обозрение Российских владений за Кавказом…» говорится, что «одежда у всех жителей однообразна и состоит из короткого архалука (архалыг – термин, применявшийся к мужской одежде типа кафтана в Азербайджане) с открытой грудью. У богатых архалуки бывают шелковые, а у бедных — из ситца, бязи и тому подобного; сверх архалука подпоясываются кушаком или шалью. На архалук надевают чоху, также с открытой грудью с длинными рукавами, разрезанными сзади от плеча до кисти рук; эти рукава обыкновенно висят, но в дурную погоду и в холод надевают их, весьма плотно застегивая от кисти руки почти до локтя. У богатых чохи делаются из тонкого сукна и обшиваются внизу широкими галунами, а у бедных из сукна низкой доброты, тамошнего или лезгинского произведения».

Существовали  однобортные и двубортные архалыги. Однобортные – застегивающиеся на груди при помощи мелких пуговиц, крючков или петель, с двумя вариантами покроя ворота (с глухой застежкой и открытой грудью); двубортные — с глубоко заходящими друг на друга полами, с прорезными петлями и соответственно пуговицами на каждой стороне.

И однобортные и двубортные архалыги имели прилегающий покрой. Как у одного, так и у другого отрезная нижняя часть заложена в мелкие складки. Для обоих характерен стоячий воротник и выкройной, прямой рукав. Карманы чаще встречались прорезные, боковые.

Архалыги шили на подкладке. Иногда на некоторых из них, однобортных, прострочена спина, причем линии строчки часто приобретали очертания какой-либо геометрической фигуры. Делалось это для того, чтобы архалыг с подкладкой плотнее прилегал к фигуре, не давал лишних складок или морщин и лучше подчеркивал линию талии.

Согласно сведениям собранным в Кельбаджарском районе, подобный покрой был характерен для этого района и других районов юго-западного Азербайджана. Это же подтверждал К.Каракашлы в своей монографии, посвященной айрумам, живущим в районах Малого Кавказа. Каракашлы писал, что айрумы предпочитают двубортный архалыг потому, что он «с точки зрения населения удобнее и практичнее, чем однобортный».

Покрой архалыга (конец XIX-нач. XX вв.)

В Азербайджане молодые люди из зажиточных семей надевали на архалыг кожаный пояс с серебряными украшениями ювелирной работы — кэмэр, пожилые опоясывались матерчатым (шелковым или шерстяным) кушаком — гуршаг. По сообщениям информаторов и литературным источникам, известно, что в XVIII—начале XIX в. в Азербайджане носили более длинные архалыги. Подтверждение этому можно найти в рисунках Гамба, Дюбуа де Монпере и Г.Гагарина.

Памятники живописи (миниатюры Тебризской школы) и прикладного искусства дают возможность судить о существовании в XVI в. на территории Азербайджана мужской одежды типа кафтана, прямого покроя без сборок у талии, плотно облегающего фигуру длиной до колен и ниже.

Нa этом основании можно предположить, что длиннополый кафтан с некоторыми вариантами в покрое был характерен для одежды Азербайджана и в более отдаленные времена. Это предположение подтверждаётся арабскими и персидскими источниками XI—XIII вв., которые свидетельствуют  о том, что на территории Азербайджана и далеко за его пределами существовал кафтан прилегающего покроя под названием «каба»(«габа»).

Во всех районах Азербайджана поверх архалыга носили чуху — длинную распашную одежду, которую шили из “эл шалы” — домотканой шерсти и сукна. Существовали и некоторые различия в деталях.

По полученным от информаторов сведениям, длинный разрезной рукав на мужской и женской одежде считали более древним и на рубеже XIX—XX вв. он встречался довольно редко. В женской одежде с коротким рукавом типа кафтанчика, который носили в конце XIX в., разрезной рукав — голчаг, характерный для этого типа одежды в более ранние времена, шили отдельно и его пристегивали только в особо торжественных случаях. На мужской одежде длинный разрезной рукав можно было встретить у представителей местной знати — беков и купцов.

Следует отметить, что чуху и архалыг обычно шили специальные портные — чухалады. которые, несомненно общаясь между собой, довольно быстро заимствовали друг от друга новые веяния моды. Таким образом, у чухи, так же как у архалыга, в этот период был очень широкий ареал распространения. Чаще всего чуха сочеталась с коротким архалыгом. Длиннополый же архалыг (как и каба) иногда выполнял функцию чухи.

Покрой верхней двубортной одежды
Покрой наплечной одежды (Абшерон, нач. XX в.)

Обращаясь к миниатюрам XVI в., можно встретить отсутствие на многих изображаемых лицах какого-либо одеяния поверх длинного кафтана. Надо полагать, что длиннополый кафтан мог соединять в себе все функции верхней одежды, которые, однако, в других изображениях разделялись между ним и широкой мантией-халатом со спущенными декоративными рукавами. Этот халат-накидка, судя по многим описаниям, был весьма устойчив и корнями своего происхождения уходил далеко в глубь веков: о его существовании на территории Азербайджана (V в. до н. э.), свидетельствуют археологические данные.

Конечно, чрезвычайно трудно представить процесс развития одежды, который, несомненно, протекал не без влияния извне, учитывая чрезвычайно бурные исторические события, происходившие на территории Азербайджана и сталкивавшие его население с различными культурами и цивилизациями.

Однако кажется несомненным определенная связь между изменениями в покрое кафтана и появлением чухи, столь широкому восприятию и распространению которой способствовало, по-видимому, ее удобство в быту, особенно при верховой езде. Поэтому, очевидно, и круг лиц, носивших чуху, был значительно шире, чем круг лиц, носивших в свое время широкий халат-накидку. Интересно, что одежда в виде накидки под названием «аба» продолжала существовать в XIX в. в несколько ином варианте у персов, арабов и азербайджанцев.

О существовании накидки аба в XIX — начале XX в. у азербайджанцев можно судить по фотографиям, а также собранным материалам Музея истории Азербайджана.

В литературе XIX в. об одежде типа плаща-накидки почти не упоминается, из чего можно сделать вывод о малой распространенности ее в пределах Азербайджана. По всей вероятности, ее носил только избранный круг лиц. Надевалась она, как уже упоминалось, на архалыг, т. е. в какой-то степени заменяла чуху.

Поясная одежда

Покрой штанов (шалвар)

Поясная мужская одежда состояла из нижних узких штанов  или киши туманы и верхних — шалвар.

Шалвар шили из  домотканой шерсти или хлопчатобумажной ткани. Покрой их прост: две штанины соединены в шагу ромбовидной сшитой из четырех клиньев вставкой хишдек. У пояса они подшиты сложенной вдвое полосой хлопчатобумажной ткани, сквозь которую пропускался пояс багы (или хонджан), плетенный из шелковой цветной нити с кисточками на концах. Внизу шалвары заправляли в носки или бинтовали широкими (25—30 см) подвязками доллах или патава (портянками).

По сообщению жителей Азербайджана, верхние штаны часто служили одновременно и нижними, но если таковые существовали, их шили из грубой белой бязи. Покрой их повторял верхние.

Сезонная и производственная одежда

К производственной одежде в известной мере относилась войлочная бурка — япынчы, о которой сообщали многие авторы. Ее носили постоянно главным образом пастухи. Изготовлением бурок занимались не везде, чаще в северных — горных районах Азербайджана (например, Закатальском). В этих же районах занимались изготовлением войлочных полушубков — чопоз — с короткими, но широкими рукавами. Их носило почти все население во время холода, дождя и слякоти.

Широкое распространение имели также бараньи полушубки “с полурукавами и с открытой грудью”. Более состоятельные азербайджанцы носили шубу иного фасона – с длинными ложными рукавами и шерстю вовнутрь. Ее украшали вышивкой из шелковых ниток. Нужно отметить, что шубы шерстью внутрь с ложными рукавами были широко распространены и у народов Дагестана.

Головной убор

Мужские головные уборы конца XIX-нач. XX вв. Меховые шапки – папахи (1-4), Головные уборы из сукна (5-6)

Традиционным мужским головным убором описываемого периода в Азербайджане была папаха из овечьей шкуры.

Как отмечал Н.Дубровин в “История войны и владычества русских на Кавказе”: “Высокий меховой папах из бараньей шкуры, несколько загнутый назад, составляет головной убор. Имел вид усеченного конуса. Папах у бедных бывает или белый или рыжий, а у богатых – черный. Впрочем, в летнее время и богатые в защиту от солнечных лучей, носят также белые папахи…”

Для мужчины-азербайджанца в прошлом с папахой связано понятие богатства, чести и достоинства. Сорвать папаху с мужчины было тяжким оскорблением. Обычно каждый азербайджанец старался приобрести папаху получше и подороже, для людей малосостоятельных это было нелегко. Пастухи и бедные сельские жители носили дешевые «папаг» из длинноворсового меха — мотал папаг.

Папахчи — мастер, изготовлявший папахи, считавшийся человеком сравнительно обеспеченным, при существующем в те времена большом спросе на папахи — зарабатывал в день 40—50 коп. максимум (и то только мастер высшей квалификации). Таким образом, цена папахи равнялась месячному заработку мастера-папахчи. Естественно, что приобрести ее мог не каждый, поэтому она особенно и ценилась.

Существовали и другие разновидности головных уборов, например башлыки из домотканой шерсти, которые носили з холодное время года в горных районах.

В некоторых районах мужчины на бритую голову под папаху надевали арагчын (вид тюбейки). На юго-востоке Азербайджана втречались также вязаные шакпочки в виде тюбейки, а также арагчын сшитый из бязи, который затем прошивался.

Существовал и головной убор в виде колпака (таскулах), который бакинцы надевали на ночь. Упоминание о головном уборе кулах можно найди у анонимного персидского автора XIII в., который сообщает, что в городе Гандже большинство молодых людей носит войлочную шапку — кулах.

В Иране термин “кулах” употребляли для обозначения мужского головного убора различной формы. Крестьяне и городская беднота носили войлочный кулах овальной формы – кулах намад, а средние и высшие классы исключительно конический кулах. Такую коническую высокую шапку типа кулах можно видеть на изображениях миниатюр Тебризской школы XVI в.. Это дает основание думать, что головной убор типа кулах весьма широко бытовал на территории Азербайджана в XVI в., причем некотора часть лиц обворачивала кулах чалмой. Встречались кулахи и с меховой опушкой.

Заметно стала расширяться сфера распространения мехового головного убора. Если миниатюры XVI в. дают возможность предположить, что в то время его носили в основном кочевники и пастухи, то на рисунках, датированных XVIII в., в высокой, широкой меховой шапке изображены уже персонажи, являвшиеся, очевидно, воинами или стражниками.

В XIX в., судя по рисункам Г.Гагарина, Лоуренса и Абуль Гасана Шаффари, высокий остроконечный меховой головной убор в виде вмятого с одной стороны конуса носили люди духовного звания и местная знать. По форме этот головной убор напоминал остроконечный кулах.

В XIX в., очевидно не без влияния соседних народов, появляется папаг цилиндрической формы с матерчатым круглым дном. Шапки такой формы носили преимущественно городские жители, пастухи же продолжали носить папаг конической формы.

Обувь

Мужская обувь конца XIX-нач. XX вв: обувь из сыромятной кожи-чарык (1), кожаные туфли без задников на каблуке (2-3)

В Азербайджане в XIX — начале XX в. существовало нескольких видов мужской обуви. Одним  из  распространенных видов обуви были кожаные туфли без задников, с загнутыми носами на сплошном каблуке с металлической подковкой на пятке или с небольшим выступом-каблучком. Подобная обувь носила название «башмаг» или “коши”. Шили ее обычно в городах специальные  мастера-башмачники. Материалом для ее изготовления  служила кожа, которую приобретали на месте или привозили из Ирана. Более состоятельные горожане заказывали себе обувь из тонкой кожи-сафьяна или из бархата.

По данным литературных источников, в среде более состоятельного городского сословия были известны высокие сапоги из тонкой кожи – узун чэкмэ, а также мягкие низкие беcкаблучные мэсты. Коши, башмаг, а также чэкмэ дожили почти до конца XIX в., после чего стали вытесняться европейской обувью.

Особенно быстро европейский фасон обуви восприняла местная знать, что вызвало протест духовенства. Например, в 1908 г., в ответ на выступления в печати против старой одежды, духовенство выбросило лозунг: «Кто наденет европейские туфли, будет убит». Тем не менее в начале XX в. европейская обувь вошла в обиход сначала городского, а затем и сельского населения.

В сельской местности, особенно в горных районах, были широко распространены чарыги — обувь из сыромятной кожи (бычачьей, лошадиной, ослиной или кабаньей). Благодаря их приспособленности к горным условиям, чарыги продолжали бытовать у пастухов и жителей горных селений.

Обувь, которую по местному обычаю носили на улице, всегда оставляли у порога дома. В помещении же ходили в шерстяных носках — джорабах, которые вязали узорами из разноцветной шерсти, шелка, а также хлопчатобумажной нити. Они сохранили свое распространение в Азербайджане и в XX веке.

Кроме обуви и носков мужчины носили еще портянки и обмотки. Например, зимой мужчины поверх носков заворачивали ноги в портянки — патава. Голень обматывали обмотками из домотканой шерсти — узкими полосками в 10-15 см ширины — доллах.

***

Данные археологических раскопок, памятники прикладного искусства и живописи (миниатюры XVI—XVIII вв.) и письменные источники позволяют проследить линии связи между отдельными элементами одежды более раннего периода и одеждой XIX в.

Анализируя детали одежды, головные уборы и обувь, бытовавшие в этот период, можно убедиться, что архаические черты в покрое некоторых деталей устойчивы и одновременно с ними сосуществуют элементы, приобретенные в последующие эпохи под влиянием новых исторических и бытовых условий.

Исследование архаических черт одежды и сопоставление терминологии дают основание говорить об общих моментах в развитии одежды ряда народов, о существовании древних культурно-исторических связей между населением Кавказа, Средней и Передней Азии.

По материалам сб. «Хозяйство и материальная культура народов Кавказа в XIX-XX вв.»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.