XVIII в.: планы создания армянского государства на азербайджанских землях


Гюнтекин Наджафли

В 60-х годах XVIII века Иосиф Эмин, армянин из Хамадана, выступил с проектом создания «объединенного армяно-грузинского государства». По проекту, христианские мелики Карабахского ханства представлялись как «единственные наследники армянской государственности», выдвигалась идея создания армяно-грузинской армии во главе с грузинским царем Ираклием II.

Для реализации идеи И.Эмин в 1758 г. добился встречи с Вильямом Питтом, фактическим главой британского правительства, но подержки не нашел, поскольку проект не отвечал интересам Британии. Как отмечает Ж.Ананян, для Англии важнее было сохранение союзнических отношений с Турцией и Ираном.

Не получив поддержки на Западе, И.Эмин по примеру своего предшественника Исраэла Ори решил обратиться к России. При поддержке российского посла в Англии в ноябре 1761 г. он прибыл в Россию и был принят канцлером графом Воронцовым при участии посла Англии Роберт Кейта и грузинского царя Теймураза II.

Проект о «создании объединенного грузиноармянского государства под протекторатом могущественной Российской империи как важного гаранта безопасности этих двух маленьких народов», вызвал интерес у Воронцова. Императрица Елизавета одобрила проект, заметив, что создание на Южном Кавказе армянского государства, особенно в условиях войны с Турцией, имеет для России весьма важное значение. И.Эмин с рекомендацией Воронцова отправился к Ираклию II.

Весной 1763 г. И.Эмин был принят царем Картли-Кахетии Ираклием II, царем Имеретии Соломоном, а также гандзасарским (албанским) патриархом, наладил контакты с некоторыми христианскими меликами Карабаха и армянами из Иреванского ханства. Однако эти встречи не дали результата Ираклий II не мог ради армян пойти на конфликт с Османской империей. Надежды Эмина на создание «федеративного армяно-грузинского государства под протекторатом России» потерпели крах.

Стоит отметить, что упор на Картли-Кахетинское царство, сделанный И.Эмином в плане создания «единого грузино-армянского государства», лишний раз свидетельствует о малочисленности в этот период на Южном Кавказе армянского населения, которое могло бы послужить базой для создания собственно армянского государства.

После победы в русско-турецкой войне 17681774 гг. и подписания Кючюк-Кайнарджийского мира (июль 1774) на выгодных для себя условиях, Россия активизировала восточную политику. В период войны среди армян Астрахани, Петербурга и Москвы широко пропагандировались идеи владельца ткацкой мануфактуры в Астрахани, армянина Моисея Сарафова (Мовсес Сарафян) об «освобождении Армении» с помощью России.

В 1769 г. М.Сарафов совместно с группой состоятельных армян представил в Коллегию иностранных дел России проект «освобождения Армении» и «создания армянского государства под протекторатом России»: организация военного похода в «Армению и Грузию» при участии наряду с русскими войсками и грузинскими силами также армянских добровольческих отрядов. Этот план отвечал намерениям России, активизировавшей завоевательную политику на Южном Кавказе и нуждавшейся как в материальной поддержке армян, так и их посредничестве.

Покровитель армян в России Иван Лазаревич Лазарев (Ованес Агазарович Лазарян), сумевший получить дворянский титул, был в близких отношениях с главой армянской церкви в России архиепископом Иосифом Аргутинским, а также добился расположения ряда высокопоставленных лиц России, в том числе князя Г.А.Потемкина, генерала А.В.Суворова, канцлера А.А.Безбородко. Он активно пропагандировал идею «создания армянского государства при помощи и под протекторатом России».

5 августа 1779 г. И.Аргутинский и И.Лазарев прибыли из Москвы в Петербург, где заканчивалось строительство армянской церкви. Г.А.Потемкин беседовал с ними два часа, а на следующий день в Преображенской церкви представил их Екатерине II.

В начале января 1780 года И.Аргутинский и И.Лазарев были приглашены к генералам Ивану Горичу и Александру Суворову для обсуждения «важных секретных государственных дел» и предоставили русскому командованию, готовившемуся к походу в прикаспийские области, сведения о городах Южного Кавказа и Ирана, расстояниях между ними, численности войск отдельных правителей. 10 января 1780 г. И.Лазарев представил А.В.Суворову докладную записку «Политическое положение на территории проживания армян и мероприятия по воссозданию армянского государства».

В ходе обсуждения идеи «создания отдельного армянского государства в Иревани и воссоздания Великой Армении» на этой встрече князю Г.А.Потемкину была представлена карта под названием «Древняя армянская территория». Наличие на карте подписи А.В.Суворова показывает, насколько серьезно правящие круги России относились к «армянскому вопросу». 13 января Лазарев и Аргутинский рассказали А.Суворову о «карабахских меликах и их политическом положении».

Россия, исповедуя внешнеполитическую доктрину «разделяй и властвуй», решила сыграть на конфликте между карабахским ханом и меликами, продолжая ставшую традиционной со времен Петра I политику покровительства христианам в мусульманских странах. Далекая от объективности информация об «Армении» и Южном Кавказе, предоставленная И.Аргутинским и И.Лазаревым, показалась Суворову заманчивой, и он заявил, что в вопросе «воссоздания армянского государства» «Россия намерена предпринять серьезные шаги».

А.Иоаннисян, так комментируовал докладную записку Лазарева: «В этой докладной записке указывалось, что хотя Армения еще несколько веков назад лишилась государственности, однако карабахцы и поныне остаются независимыми и в случае какого-нибудь начальника из своей нации весьма легким способом Армения может таки восстановиться. Если бы по выбору народа или по высочайшему соизволению случилось быть из нации одному начальнику, довольно бы было на первый случай, чтоб он мог утвердиться в Дербенте и сделана бы была ему помощь овладеть Шемахою и Гянджею, тогда из Карабаха и Сигнага, кои без сомнения, присоединятся, собрав достаточное число войска, может легко овладеть Иреваном и прочими городами. Для этого необходимо лишь первое пристанище и двухгодовое содержание для войска не более двух или трех тысяч. По овладении же всеми этими провинциями армянский «начальник» может доходами от них содержать «немалое число войска»: однако и в будущем он должен иметь в своем распоряжении некоторое количество русской пехоты, а также артиллеристов для обучения национальной армии «знаниям регулярства». Все это предприятие может быть легко осуществлено и послужит не только к славе России, но и к немалому угнетению Турецкого государства и Персии, так как в будущем Армения после дальнейшего расширения своих границ сможет собственными доходами содержать от 15 до 20 тысяч войск, а в случае войны против турок или кого-либо другого в состоянии выставлять армию более чем в 60 тысяч человек».

В проекте И.Лазарева была отражена идея создания на землях азербайджанских ханств армянского государства под протекторатом России. Что касается содержащихся в проекте фантастически преувеличенных данных, то это была всего лишь уловка, дабы прельстить русские власти.

Проект И.Лазарева не ограничивался одним только созданием армянского государства за счет азербайджанских земель, а предусматривал и его расширение в будущем: Лазарев «прямо намекал на возможность дальнейшего расширения границ Армении очевидно уже за счет турецких владений».

Активным поборником идеи создания армянского государства на чужих землях выступал архиепископ армянской церкви в России, выпускник монастырской школы в Эчмиадзине Иосиф Аргутинский (Ховсен Аргутян). В 1773 г. он был направлен в Россию в качестве настоятеля епархии, и воспринимался правительственными кругами как официальный представитель армян.

Проект И.Аргутинского был представлен российским властям сразу после русско-турецкой войны 1768-1774 гг. и основан на использовании плодов войны. Следует отметить, что после победы 1774 года в России заметно усилился интерес к Южному Кавказу, а в 1779 году был принят план военного похода в этот регион.

В феврале 1780 г. в Петербурге при стечении русского высшего света во главе с князем Г.А.Потемкиным состоялось открытие новой армянской церкви, названой в честь св. Екатерины. Выступая на нем с проповедью, заранее переведенной на русский язык, отпечатанной и розданной всем присутствующим, архиепископ И.Аргутинский дал обзор истории армянского народа, сделав упор на «плачевных и ужасных временах».

В начале 70-х годов XVIII века в Мадрасе под руководством Шамира Шаамиряна действовала группа, пропагандировавшая освобождение населенных армянами земель и создание независимого армянского государства. Шаамиряном, армянином из Индии, был подготовлен проект, посвященный вопросам политического устройства этого государства: во главе будущего независимого армянского государства должен стоять царь, оно подписывает вечный договор с Россией и открывает постоянное представительство в Петербурге.

В своей книге, вышедшей в свет в 1773 году, Ш.Шаамирян в сильно приукрашенном виде изложил историю и географию армянского народа. В письмах эчмиадзинскому католикосу и карабахским меликам он призывал их к активному участию в деле создания армянского государства. Шаамирян отправил католикосу Симеону послание с изложением программы действий для борьбы за освобождение земель, населенных армянами.

В послании особое внимание привлекают указание на «необходимость добиться прежде всего единения грузинского царя Ираклия и карабахских меликов» и предложение написать специальное обращение к русской императрице. Католикосу предлагалось «произвести учет армянского населения, собирать денежные пожертвования для финансирования освободительной борьбы и проводить обучение военному делу, т.е. подготовку восстания».

Ш.Шаамирян вел переписку и с христианскими меликами Карабаха. Албанскому католикосу Иосифу вместе с письмом, по содержанию аналогичным посланию армянскому католикосу, послал в подарок ружья и пистолеты.

Идея Ш.Шаамиряна предусматривала на средства церкви организовать восстание на всех землях, населенных армянами, имея в виду главным образом земли востока Малой Азии, северного Ирана и некоторые районы Иреванского ханства. Учитывая малочисленность армянского населения Южного Кавказа, он планировал привлечь к борьбе также албанского католикоса и христианских меликов Карабаха. В Российской империи он видел единственную силу, которая могла помочь армянам в реализации их замыслов.

Шаамирян расценивал принятие Картли-Кахетинского царства под протекторат России как благоприятный шанс для осуществления своих планов. Стоит заметить, что, начиная с эпохи Петра I, армянские деятели с целью создания армянского государства часто использовали подкуп влиятельных лиц. Среди дорогих подношений русским и грузинским деятелям были приобретенные различными путями драгоценности, некогда принадлежавшие мусульманским тюркским правителям.

В 1784-1785 годы Ш.Шаамирян через католикоса Гукаса отправил карабахским меликам и Ираклию II работы с изложением своих идей и планов, в том числе изданную им карту задуманного армянского государства. Для создания армянского государства на исконно азербайджанских землях Шаамирян стремился наладить контакты с высшими правительственными кругами России. Он даже предлагал армянам Мадраса переселиться в Кизляр и принять российское подданство.

Ш.Шаамиряном был составлен «проект русско-армянского договора» из 17 пунктов. Проект предусматривал размещение на территории предполагаемого армянского государства 6-тысячного российского воинского контингента. На его содержание выделялась 60 тысяч туманов, из которых половину предусматривалось выплатить деньгами, другую половину – хлебом, мясом и вином. Через 10 лет выводится треть русских войск, через 15 лет – вторая треть, а через 20 лет – оставшаяся треть.

И.Иоаннисян замечает: Второй вариант «армяно-русского договора» (20 пунктов), представленный И.Аргутинским российским властям, был составлен с использованием проекта Шаамиряна, изложенного в письме к нему от 1 января 1786 г.  И.Аргутинский, изменив все даты, представил проект от своего имени.

Согласно проекту Аргутинского: армянские правители по происхождению должны быть армянами и принадлежать к армянской григорианской церкви; для защиты армян на территории государства в течение 20 лет размещаются русские войска (2 тыс. конницы, 2 тыс. пехоты, 2 тыс. артиллеристов с необходимым количеством пушек и боеприпасов); для содержания 6 тысячного войска армяне ежегодно выплачивают 60 тысяч туманов, из которых 30 тысяч золотом и серебром, а 30 тысяч – хлебом, мясом и вином; ежегодно в виде подношения армяне предоставляют российской казне 20 мискалей золота, 3 лошади, 6 баранов; армянское государство обязуется воспринимать друзей России как своих друзей, врагов России – как своих врагов; по требованию императора армяне предоставляют России 6-тысячное войско; император России признает армянское правление как армянское государство с открытием его посольства в Петербурге; для спасения Агвана (имеется в виду бывшая Албания – Г.Н.) и Грузии направляются русские войска; для покрытия расходов на содержание 6 тысячного войска 4/10 от общей прибыли будущего армянского государства должно перечисляться русскому императору.

Два вышеописанных проекта различаются в пункте о том, в какой форме будет оформлена зависимость будущего армянского государства от Российской империи. Проект И.Аргутинского предусматривал его непосредственную вассальную зависимость от России, вплоть до назначения армянского царя со стороны императора, и размещение постоянного русского военного контингента. В проекте Ш.Шаамиряна зависимость от России ограничивалась ежегодной выплатой дани и предоставлением определенного числа бойцов во время войны.

Но оба проекта совпадали в главном: и Ш.Шаамирян, и И.Аргутинский планировали создать армянское государство на землях азербайджанских ханств при военной помощи России. Проекты появились в период, когда «армянский вопрос» приобрел актуальность на фоне экспансии России на Восток. Проект И.Аргутинского был воспринят правящими кругами России как наиболее оптимальный. Очевидно, что создание марионеточного армянского государства представлялось выгодным с точки зрения успешной реализации российской дипломатией поставленных задач.

Однако в середине 80-х годов XVIII века ситуация несколько изменилась. Российское правительство, рассчитывая мирным путем завладеть Южным Кавказом, вступило в переговоры с Алимурад ханом, подчинившим себе восточный Иран.

«Армянские деятели по-прежнему возлагали определенные надежды на Картли-Кахетинское царство. …Шаамирян в своем письме к царю Грузии выразил надежду, что благодаря Георгиевскому трактату ему удастся освободить грузинский и армянский народы от «рабства и угнетения» и при помощи России создать армяно-грузинское независимое государство».

И.Аргутинский, пытавшийся ускорить поход русских войск на Южный Кавказ в письме Г.А.Потемкину от 10 сентября 1784 г. сообщал о том, что «теперь пробудились и араратские жители, которые желают при его (князя Г.А.Потемкина – Г.Н.) содействии освободиться от горького рабства и восстановить падшее царство».

В письме отмечалось, что «если Ибрагим хан будет принят под покровительство императрицы, чтобы мелики были приняты под покровительство особо, и согласно своим просьбам были бы признаны самостоятельными, находясь в зависимости лишь от царя Ираклия». По всей видимости, у И.Аргутинского появились серьезные сомнения насчет намерения России предпринять военную кампанию на Южном Кавказе.

По мнению А.Иоаннисяна, И.Аргутинский, узнав об обращении Карабахского правителя Ибрагимхалил хана к России, встревожился, что российские власти, заключив договор с карабахским ханом, позабудут об армянах.

Поэтому, если еще год назад он выступал с грандиозными планами создания «великой Армении», охватывающей огромную территорию азербайджанских ханств и части Османской империи, то теперь его амбиции ограничивались лишь созданием «Араратского царства» в пределах западных земель Иреванской области.

Во II половине XVIII века Российской империи не удалось реализовать колониальные замыслы на Южном Кавказе, а потому проекты создания армянского государства на азербайджанских землях потерпели неудачу.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.