Образ “Кавказского дома” в эмигрантской печати Азербайджана (1920-е гг.)

Н.Мустафаева

Идея “Кавказского дома”, созданная в 20-х гг. ХХ века в эмиграции, еще до этого времени прошла долгий и изнурительный путь. Поначалу народы Кавказа проживали с желанием национальной автономии, а потом и идеей обретения независимости. Борьба за единую цель и идею в противодействии колониализму во многих аспектах обуславливала единство народов.

В частности, в условиях взаимного единства и равенства этим народам удалось, помимо приобретения собственной независимости, реализовать и желания независимой государственности. Однако этот период независимости длился недолго, был подвергнут оккупации правительством большевиков. После оккупации народы Кавказа продолжали на родине и в эмиграции борьбу за собственную национальную государственность.

После падения кавказских республик эта парадигма приобрела большую актуальность, превратилась в символ сопротивления народов против оккупации большевиков. Но для реализации идеи, воссоединяющей в себе национальную борьбу кавказских народов, требовалось определенное время и процесс подготовки. С этой целью огромную роль сыграл журнал “Ени Кавкасия (Новый Кавказ)”, который издался в Стамбуле по инициативе и под редакцией М.Э. Расулзаде.

В связи с этим М.Маммедзаде писал: “Ени Кавкасия” с национальной верой начал оповещать борьбу азербайджанских, кавказских и многовековых тюрков за национальную независимость и формировать общественное мнение Турции”.

С первых же номеров журнал сыграл роль трибуны не только азербайджанских тюрков, но и в целом кавказских народов. В первом выпуске журнала в статье “Огненный Прометей” под подписью “Азери”, М.Э. Расулзаде выступал с идеями объединения кавказских народов.

В действительности эта идея нашла отражение в названии и содержании текста. Власть, обеспечивающая свободу кавказских народов, “не может быть в облике русского офицера” – подразумевая независимость народов этой географии автор писал: “Сегодняшний Кавказ принадлежит “серп” России, а не “орел” России. Народы Азербайджана, Дагестана и Грузии раздавливаются молотком и режутся серпом, которые являются символами золотого русского империализма, а не орлом представляющим черный империализм, то какая польза от этого новому Кавказу?!..” (Yeni Kafkasiya, 1923).

Интересным моментом является то, что в статье у “Азери” давались зацепки о парадигме “Кавказского дома” и идее “Прометей”, которые спустя годы реализовали эмигранты. Собственно в этой статье пламя, возвышающееся с берегов Каспия до небес, напоминает героя греческих мифов Прометея. Инициатива в создании “Прометея” принадлежит эмигранту Башкортостана профессору Ахмед Зеки Валиди и М.Э.Расулзаде.

В первом номере сборника “Ени Кавкасия”, изданном еще 26 июля 1923 года, М.Э. Расулзаде писал о привязывании цепью Зевсом Прометея на Кавказские горы и о раздирании каждый день его печени орлом, связывал это с существующим политическим положением Азербайджана а также Кавказа.

Журнал “Ени Кавкасия” отличался не только разнообразием материалов, но и богатством географии, поскольку в журнале публиковались как новости, так и политические и общественные статьи, художественные тексты.

В первом номере журнала была опубликована статья “Положение в Грузии” под подписью “Грузин”. В статье повествуется об оккупации Грузии со стороны России спустя девять месяцев после захвата Азербайджана, о подавлении русскими захватническими войсками восстания против оккупации, о высылании проживающего здесь мусульманского населения в Россию.

Автор писал об ограблении также с экономической стороны Грузии:Горе, идущее от Москвы, не ограничилось лишь арестами и казнями. После оккупации в Россию доставлялись полные вагоны грузинского богатства. Вооруженные отряды опустошили округа“. (Yeni Kafkasiya, 1923).

В статье отмечается что, несмотря на слабую мощь грузинской военной силы по сравнению с Красной Армией России, нация, народ, который “предпочитал смерть гнету”, никогда не переставали терять надежду на победу.

В том же номере журнала дается информация о Северно-Кавказской Республике, которая тоже подверглась оккупации. Автор отмечает, что оккупация Дагестана продлится недолго и ситуация не омрачает здешних, они ни в коем случае не откажутся от независимости, народы, проживающие в Дагестане (ингуши, чеченцы, кабардинцы и т. д.), создание республики считают своим правом и готовы бороться за это.

Автор обозначает, что дагестанцы имеют все возможности обеспечить себя с экономической стороны, и отмечает, что большевики разделяют кавказские народы: “Конечно же, разделенные большевиками народы Северного Кавказа вновь объединятся и создадут единое государство. Близок тот день, когда восстанет новое солнце свободы над Кавказскими горами. Мы верим, что настанет этот священный час. Да поможет нам Всевышний!”

В разных номерах “Ени Кавкасия” публиковались статьи “Национальное образование в Аджарии”, “Новости Дагестана”, в которых давалась информация о проблемах в образовании и о происходящих общественно-политических новостях.

В статье “Как грузинские патриоты жертвуют собой” дается информация о том, как грузинская интеллигенция, просветители и офицеры жертвуют своей жизнью во имя национальной независимости и многие подвергались пуле русских.

На страницах “Ени Кавкасия” регулярно давалась информация о действиях большевиков, отправлялись сообщения о единстве проживающих здесь народов. Дело в том, что эти статьи представляли огромную значимость. Так как, нужно было изучить суть так называемого рабоче-крестьянского правительства.

С этой точки зрения огромную значимость представляет также статья “Действия и проговоренные больше- виками на Северном Кавказе”. Таким образом, автор с целью обличения представляет много фактов о несоответствии проговоренного с действиями большевиков. Автор показывает парадокс между сказанным когда-то большевиками и нынешними поступками, и высказываниями.

Тот факт, что заявление, данное большевиками о самоуправлении народов не нашло своего подтверждения, раскрывал суть проблемы. Ярким образцом этого являлось управление Северным Кавказом. Большевики, в разное время утверждавшие мысли о самоуправлении народов Северного Кавказа, сейчас говорили совсем по-другому.

Журнал “Ени Кавкасия” временами давал информацию о происходящих событиях на Кавказе. Основная цель распространения такой информации заключалась в том, чтобы привлечь к вниманию эмигрантов, иностранных СМИ угрозу террора и ареста против оппозиционных сил. Эту информацию они получали посредством надежных источников. Так как большевистская печать хранила все в тайне, информация не распространялась на прессу.

В статье “Нефть, Россия и Закавказская Демократическая Федеративная Республика” под подписью “Кавказец” раскрывается суть проводимой большевиками политики нефти и газа в Азербайджане, Грузии и на Северном Кавказе. Автор, сравнивая производство газа России до и после Первой мировой войны, обращает внимание на рост потребности населения в нефти и газе.

Автор, отмечая, что под этой политикой скрываются притязания России к Южному Кавказу, писал: “Песнопения о том, что Россия не проживет без азербайджанского газа, являются лишь очередной маской захватнической России для скрытия своих целей. С экономической точки зрения, Россия не оказывала благотворного влияния на нефтяную промышленность Азербайджана. До начала военных действий девяносто из ста инвестиций, израсходованных на этом пути, принадлежат иностранцам” (Yeni Kafkasiya, 1924).

В журнале “Ени Кавкасия” комментировались также материалы, опубликованные в коммунистических газетах Кавказа. Здесь обосновывалась ложь проводимой пропаганды и представлялась основная суть большевистской идеологии.

Мысли в статьях газет Азербайджана “Коммунист”, “Бакинский рабочий”, Грузии “Заря Востока”, а также в газетах Северного Кавказа и опубликованной в Москве газете “Правда”, направленные против пропаганды, опровергались фактами.

Порой фальсифицированные цифры и противоречивые мысли, которые давались в статьях большевистской печати, анализировались и критиковались. Такие противоречия и большевистская ложь чаще всего встречались в докладах, сделанных в Баку, Тифлисе и Москве.

Парадигма “Кавказский дом” в журнале “Ени Кавкасия” повлияла также на эмигрантскую литературу. Известно, что в этом журнале также публиковались стихи и повести. В этих стихах и рассказах выражалось чувство национальной независимости азербайджанского народа, братство народов Кавказа и определение совместной борьбы.

Профессор Б.Ахмадов пишет:Опубликованные здесь (подразумевается “Ени Кавкасия”) стихи передавались из поколения в поколение среди азербайджанских мигрантов. Интересным является то, что во многих из этих стихотворений говорится о дружбе народов Кавказа, их национальная борьба становится объектом поэтического образа (Yeni Kafkasiya, 1924).

В опубликованном стихотворении Гюлтекина “Грузинский брат” под подписью “Кавказская баллада” призываются к единству, равенству двух народов в борьбе за равные действия и идеалы.

Как видно, несмотря на то, что материнской линией журнала “Ени Кавкасия” была тема Азербайджана и независимости, как общественно-политическое, литературно-культурное издание не забывалось здесь и вопрос Кавказа.

Авторы понимали, что поддержка народами друг друга обеспечит их будущую независимость. Поэтому парадигма “Кавказский дом” в журнале всегда находилась в центре внимания с общественно-политической и литературно-художественной точек зрения, тем самым выражая уверенность в том, что единство народов поможет вновь обрести независимость.

По материалам Казахского Национального Университета им. Аль-Фараби