Есенин и Маяковский: друг друга не любили, но о Баку писали…


При жизни, Владимир Маяковский (1893-1930) и Сергей Есенин (1895-1925) не были друзьями. Литературные направления их творчества тоже категорически не совпадали. Не обходилось и без взаимных колкостей.

Два писателя-антагониста отрицали друг друга во всем — от внешности до творческих убеждений. Расхождения между двумя поэтами были, в том числе, идеологическими.

Однако, несмотря на внешнюю неприязнь, как два по-настоящему одаренных поэта, Есенин и Маяковский понимали, что они достойные друг друга соперники.

Маяковский писал, что он с удовольствием наблюдал за эволюцией Есенина, и отмечал, что у поэта-имажениста стали попадаться стихи, которые не могли не нравиться, а также признавал, что он “чертовски талантлив“.

Есенин выражался иначе: “Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие об него споткнутся”.

Когда Маяковский узнал о самоубийстве Есенина, он посвятил ему стихотворение, предупредив читателей, что оно не является очередной насмешкой и продолжением их прижизненного спора. По-человечески Маяковский был огорчен, понимая, кого потеряла русская литература.

Что-же было общего у Есенина с Маяковским? Они были тесно связаны с Баку, в том числе и творчески. Маяковский несколько раз здесь бывал, а его творчество оказало определенное влияние на развитие азербайджанской литературы XX в. Что касается Есенина, то в период своего пребывания в Баку, он в основном жил у своего друга П.Чагина, на его даче в Мардакянах.

В 1980 г. в Баку, издательством “Язычы”, был выпущен сборник – “Я полюбил Азербайджан” – в котором было собраны стихов, посвященных советскому Азербайджану. Среди них были и стихи В.Маяковского и С.Есенина.


БАКУ (1923 г.)
Автор – В.Маяковский

Баку. Город ветра.
Песок плюет в глаза.
Баку. Город пожаров.
Полыхание Балахан.

Баку. Листья — копоть.
Ветки — провода.
Баку. Ручьи — чернила нефти.

Баку.
Плосковерхие дома.
Горбоносые люди.
Баку.
Никто не селится для веселья.
Баку.
Жирное пятно в пиджаке мира.
Баку.
Резервуар грязи, но к тебе
я тянусь любовью
более — чем притягивает
дервиша Тибет,
Мекка — правоверного,
Иерусалим — христиан на богомолье.

По тебе машинами вздыхают
миллиарды поршней и колес.
Поцелуют и опять
целуют, не стихая,
маслом, нефтью, тихо и взасос.

Воле города противостать не смея,
цепью сцепеневших тел
льнут к Баку покорно
даже змеи
извивающихся цистерн.

Если в будущее
крепко верится —
это оттого,
что до краев изливается
столицам в сердце
черная бакинская
густая кровь.


БАКУ (1927 г.)
Автор – В.Маяковский

Объевшись рыбачьими шхунами досыта,
Каспийское море пьяно от норд-оста.
На берегу — волна неуклюжа
и сразу ложится
недвижимой лужей.

На лужах и грязи,
берег покрывшей,
в труде копошится
Баку плоскокрыший.

Песчаная почва
чахотит деревья,
норд-ост шатает,
веточки выстегав.

На всех бульварах, под башней Девьей,
каких-нибудь
штук восемнадцать листиков.
Стой и нефть таскай из песка —
тоска!

Что надо в этом Баку Детердингу?
Он может купить
не Баку — а картинку.

Он может купить половину Сицилии
(как спички в лавке не раз покупали мы).

Ему сицилийки не нравятся?
Или природа плохая?
Финики, пальмы!
Не уговоришь его,
как ни усердствуй.

Сошло с Детердинга
английское сэрство.
И сэр такой испускает рык,
какой испускать
лабазник привык:
— На кой они хрен мне, финики эти?!
Нефти хочу! Нефти!!!

2
Это что ж за такая за нефть?
Что за вещь за такая паршивая,
если, презрев сицилийских дев,
сам Детердинг, осатанев,
стал печатать
червонцы фальшивые?

Сила нефти: в грядущем бреду,
если сорвется война с якорей,
те, кто на нефти,
с эскадрой придут
к вражьему берегу
вдвое скорей.

С нефтью не страшны водные рвы.
Через волну в океанском танце
на броненосце несетесь вы —
прямо и мимо угольных станций.
Уголь чертит опасности имя,
трубы эскадры задравши ввысь.

Нефть — это значит:
тих и бездымен
у берегов
внезапно явись.

Лошадь што?!
От старья останки.
Дом обходит,
вязнет в низине…

Нефть — это значит,
что тракторы, танки —
аж на рожон
попрут на бензине.

Нефть — это значит:
усядься роскошно,
аэрокрылья расставив врозь.

С чистого неба
черным коршуном
наземь
бомбу смертельную брось.
Это мильонщиком стал оголец,
если фонтан забьет, бушуя.

Нефть — это то, за что горлец
друг другу выгрызут два буржуя.
Нефть — это значит:
сильных не гневайте!
Пожалте, колонии, —
в пасть влазьте!

Нефть — это значит:
владыка нефти —
владелец морей
и держатель власти.

Значит, вот почему Детердингу
дайте нефть и не надо картинку!
Вот почему и сэры все
на нефть эсэсэрскую лезут.
От наших Баку отваливай, сэр!
Самим нужно до зарезу.


СТАНСЫ (1924 г.)
Автор – С.Есенин (Посвящается П.Чагину)

Я о своём таланте
Много знаю.
Стихи — не очень трудные дела.
Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.

Стишок писнуть,
Пожалуй, всякий может
О девушке, о звёздах, о луне…
Но мне другое чувство
Сердце гложет,
Другие думы
Давят череп мне.

Хочу я быть певцом
И гражданином,
Чтоб каждому,
Как гордость и пример,
Был настоящим,
А не сводным сыном
В великих штатах СССР.

Я из Москвы надолго убежал:
С милицией я ладить
Не в сноровке,
За всякий мой пивной скандал
Они меня держали
В тигулёвке.

Благодарю за дружбу граждан сих,
Но очень жёстко
Спать там на скамейке
И пьяным голосом
Читать какой-то стих
О клеточной судьбе
Несчастной канарейки.

Я вам не кенар!
Я поэт!
И не чета каким-то там Демьянам.
Пускай бываю иногда я пьяным,
Зато в глазах моих
Прозрений дивных свет.

Я вижу всё.
И ясно понимаю,
Что эра новая —
Не фунт изюму нам,
Что имя Ленина
Шумит, как ветр по краю,
Давая мыслям ход,
Как мельничным крылам.

Вертитесь, милые!
Для вас обещан прок.
Я вам племянник,
Вы же мне все дяди.
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Понюхаем премудрость
Скучных строк.

Дни, как ручьи, бегут
В туманную реку.
Мелькают города,
Как буквы по бумаге.
Недавно был в Москве,
А нынче вот в Баку.
В стихию промыслов
Нас посвящает Чагин.

«Смотри, — он говорит,—
Не лучше ли церквей
Вот эти вышки
Чёрных нефть-фонтанов.
Довольно с нас мистических туманов.
Воспой, поэт,
Что крепче и живей».

Нефть на воде,
Как одеяло перса,
И вечер по небу
Рассыпал звездный куль.
Но я готов поклясться
Чистым сердцем,
Что фонари
Прекрасней звёзд в Баку.

Я полон дум об индустрийной мощи,
Я слышу голос человечьих сил.
Довольно с нас
Небесных всех светил,
Нам на земле
Устроить это проще.

И, самого себя
По шее гладя,
Я говорю:
«Настал наш срок,
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Чтоб разгадать
Премудрость скучных строк.


1 МАЯ (1925 г.)
Автор – С.Есенин

Есть музыка, стихи и танцы,
Есть ложь и лесть…
Пускай меня бранят за стансы —
В них правда есть.

Я видел праздник, праздник мая —
И поражён.
Готов был сгибнуть, обнимая
Всех дев и жён.

Куда пойдёшь, кому расскажешь
На чьё-то «хны»,
Что в солнечной купались пряже
Балаханы?

Ну как тут в сердце гимн не высечь,
Не впасть как в дрожь?
Гуляли, пели сорок тысяч
И пили тож.

Стихи! стихи! Не очень лефте!
Простей! Простей!
Мы пили за здоровье нефти
И за гостей.

И, первый мой бокал вздымая,
Одним кивком
Я выпил в этот праздник мая
За Совнарком.

Второй бокал, чтоб так, не очень
Вдрезину лечь,
Я выпил гордо за рабочих
Под чью-то речь.

И третий мой бокал я выпил,
Как некий хан,
За то, чтоб не сгибалась в хрипе
Судьба крестьян.

Пей, сердце! Только не в упор ты,
Чтоб жизнь губя…
Вот потому я пил четвёртый
Лишь за себя.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

“Крещение нефтью” Сергея Есенина в Баку в 1925 году

О встрече С.Есенина с исполнителем азербайджанских народных песен Дж.Карягдыоглу

Маяковский: «Люблю я Баку. В нем есть что-то особенное, никогда не забывающееся…»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.