Легендарный бакинец, «Разведчик №1» Рихард Зорге


О.БУЛАНОВА

Баку может гордиться – он подарил миру огромное количество выдающихся личностей. Один из таких людей – Рихард Зорге (агентурный псевдоним – Рамзай), Герой Советского Союза, легендарный разведчик, «Разведчик №1» – как его часто называют.

К сожалению, как и полагается у разведчиков, в его биографии все очень напутано и имеется множество противоречивых фактов. Поэтому исследователям и историкам приходится очень часто проверять и перепроверять любую информацию. А если учесть, что биография Зорге обросла немыслимым количеством мифов и легенд, к которым приложило руку советское правительство в 60-х гг. ХХ в., а затем журналисты с писателями, то вероятность выяснить все досконально очень небольшая.

Весьма характерно, что Советский Союз в течение двадцати лет не признавал Рихарда Зорге своим агентом. В 1964 г. Н.С. Хрущев увидел фильм Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?» и, как рассказывают очевидцы, был буквально поражен увиденным. Узнав от руководителей советских спецслужб, присутствовавших на кинопоказе, что Рихард Зорге – не вымышленный персонаж, а вполне реальный человек, Хрущев приказал подготовить ему все материалы по этому делу.

В Главном разведывательном управлении Генштаба была создана комиссия под руководством генерал-майора А.Ф. Косицына для изучения материалов по делу Зорге. В материалы этой комиссии вошли, помимо архивных документов, справки и воспоминания людей, знавших и работавших с Рихардом Зорге.

Газета «Правда» 4 сентября 1964 г. опубликовала статью о Рихарде Зорге. В ней он описывался как герой, первым получивший достоверную информацию о подготовке немецкого вторжения в СССР в 1941 г. После этого Зорге множество раз предупреждал Сталина о грядущей катастрофе, нависшей над СССР. «Однако Сталин не обратил внимания на это и на другие подобные доклады», – говорилось в этой статье. Звание Героя Советского Союза Рихарду Зорге присвоили посмертно лишь 5 ноября 1964 г.

Комиссия расследовала дело, а какое-то специальное подразделение занималось мифотворчеством. Понять их было можно: вдруг появилась такая притягательная площадка для советской пропаганды, как неизвестный герой, и вот уже появляются статьи и книги, фильмы и сюжеты, которые искусственно формировали образ разведчика. А Зорге в этом не нуждался. Однако мифы продолжали плодиться.

Один из мифов – что Зорге якобы назвал точную дату вторжения фашистов в СССР – 22 июня 1941 г. На самом деле Зорге, не будучи, кстати, профессиональным разведчиком, лишь сообщал в разное время разные даты, но все они были очень близкими от реальной – 22 июня. Т.к. даты были разными – ведь Зорге пользовался немецкими источниками в Японии, а они о чем знали на тот момент, о том и говорили, то информация получалась противоречивой. Вот Сталин ей и не верил. Единственная информация, которая была достоверной и однозначной (и это не миф, а подтверждено документами) – что Япония не собирается нападать на СССР с востока в 1941 г. Это позволило советскому правительству убрать большой контингент своих войск из Сибири и перебросить под Москву, что, несомненно, сыграло огромнейшую роль во Второй Мировой войне.

Мифом является и то, что Зорге перед казнью в Токио якобы воскликнул в духе советских агиток: «Да здравствует Коммунистическая партия, Советский Союз, Красная армия!». Второй вариант – «Да здравствует Коминтерн!». Этот миф тиражировался в книгах, на открытках, в документальных фильмах. Зорге ничего не восклицал: в найденных в 2004 г. в Японии документах с описанием процедуры казни не зафиксировано ничего подобного. В них говорится, что Зорге вел себя спокойно, поблагодарил тюремных служащих за их к нему доброе отношение, прошел в камеру для исполнения приговоров и умер молча, достойно, как настоящий мужчина. Даже отказался завязывать глаза.

Мифом было и то, что японцы якобы трижды предлагали обменять Зорге на своих шпионов, но Сталин не согласился. Японцы не предлагали, а Сталин вполне мог предложить – такие прецеденты были. Но Зорге не был офицером. Плюс ко всему он на допросах честно сказал, что работал на советскую разведку. Но ведь его никто и не готовил, как вести себя в случае провала, Зорге-Рамзай просто повел себя как честный человек. Взял на себя вину своих соратников, чтобы смягчить их участь. Но никого не сдал. А вот то, что группу Рамзая кто-то сдал, в этом сомнений уже нет. Имя одного из предателей известно – это Клаузен, который в СССР пользовался всеобщим признанием и умер своей смертью. С ним связан очередной миф: его до сих пор представляют как верного соратника Зорге.

Еще одни миф, что Зорге якобы хранил верность своей русской жене. Не хранил, у него была устойчивая репутация ловеласа. Но эта репутация очень хорошо помогала ему в работе: кто подумает, что этот красивый немецкий журналист, залихватски раскатывающий на мотоцикле, на самом деле агент СССР?

После казни о Зорге, как уже было сказано, долго молчали. В 1949 г. материалы о советском разведчике были опубликованы сначала в японской прессе, затем в СМИ других стран. Своей популярностью на Западе в начале 1960-х гг. Зорге обязан американцам. Они, рассекретив дело, были поражены объемом разведывательной информации, переданной этим разведчиком в Москву. Именно американские оккупационные власти перезахоронили в 1947 г. останки Зорге из общей могилы во дворе тюрьмы «Сугамо» на токийском кладбище «Тама». Перезахоронили с отданием воинских почестей. Предварительно, конечно, раскопав о разведчике максимум возможной информации, в том числе и о его семье и месте рождения.

А родился Рихард Зорге 4 октября 1895 г. в пригороде Баку – Сабунчах. На этом доме, являющемся исторической ценностью и находящегося под охраной государства, в советское время была повешена памятная доска с надписью, что здесь с 1895 по 1898 год жил Рихард Зорге, Герой Советского Союза. Одно время рядом в одноэтажном здании был музей, в котором хранились интересные материалы полученные от соратников Зорге, его радистов и связных, потом музей исчез. А дом стал обыкновенным жилым домом…

Правда, в некоторых источниках можно прочитать, что Рихард Зорге родился в Аджикенде, в Елисаветпольской губернии (Гянджа). Откуда пошла такая информация, предположить можно – от самого Зорге: на допросе в японской тюрьме Рихард сообщает, что он родился «в поселке Аджикенде, расположенном на Южном Кавказе». В дипломе Берлинского Королевского университета им. Фридриха-Вильгельма об окончании им философского факультета, выписанного 18 марта 1918 г., написано: родился Baku, RuSland, Staat Ganga, S.Kaukas. Но, как уже было отмечено, в биографии любого разведчика всегда много неясностей…

Дом в поселке Сабунчи под Баку, в котором родился Рихард Зорге, вид сборку
Кадр из советского диафильма
Дом в поселке Сабунчи под Баку, в котором родился Рихард Зорге

Но откуда все-таки возник Аджикенд? В этом селении недалеко от красивейшего озера Гёй-гёль семья Зорге имела дачу, где отдыхала в летнее время, «наслаждаясь очень чистым воздухом горной местности».

Рихард происходил от смешанного брака отца-немца и русской матери. В автобиографии Зорге от 1927 г., написанной в СССР, есть такие строки: «Семья моего отца является семьей потомственных интеллигентов и в то же время семьей со старыми революционными традициями. И мой родной дед, и оба моих двоюродных деда, в особенности Фридрих Адольф Зорге, были активными революционерами накануне, во время и после революции 1848 г.». Однако про отца он такого сказать не мог и называл его «националистом и империалистом».

В том же духе отец, Густав Вильгельм Рихард Зорге, старался воспитывать и детей, однако получалось плохо: один из старших сыновей имел крайне левые убеждения, младший, Рихард, впоследствии стал коммунистом.

Сам Густав Вильгельм был сыном хирурга, признанным специалистом по глубокому бурению нефти, получившим опыт в США. В 1877 г. он переезжает из Америки в Баку с целью открыть на механическом заводе Отто Ленца мастерскую по созданию буровой техники. В 1881 г. у него уже была фирма под собственным именем. Она выполняла заказы не только Немецкого нефтяного акционерного общества, но и Товарищества братьев Нобель.

В Баку Густав Вильгельм приехал со своей женой и минимум двумя дочерьми. Позже жена умирает (по-видимому, от холеры), и Густав Вильгельм женится во второй раз – на Нине Семеновне Кобелевой (1867-1952), девушке из бедной рабочей семьи. Нина Кобелева родила Густаву Вильгельму еще трех сыновей, младшим из которых стал Рихард. (Однако есть и другие данные: детей в семье от двух браков было десять, но пятеро умерли во младенчестве.)

В детях Густав Вильгельм развивал широкий кругозор, умение видеть дальше границ своей страны, которое должно было им пригодиться в жизни. Он всегда живо интересовались тем, что происходило в самом Баку и вокруг него: становилось ясно, что над городом сгущаются тучи социальных потрясений. Вместе с тем он муштровал детей в духе немецкой коммерческой предприимчивости. Мать не только заботилась о русской кухне, она старалась пробудить в детях глубокие чувства, привить им любовь к родине. В семье Рихарда ласково звали «Ика». Любопытно, что это имя мы видим на советском удостоверении 1927 г.

Советское удостоверение на право ношения оружия, 1927 год

Юлиус Мадер в книге «Репортаж о докторе Зорге» написал о первых годах Рихарда так: «Мастерская Зорге (отца – О.Б.) находилась в Сабунчи, а неподалеку от поселка, на берегу соляного озера, стоял его двухэтажный жилой дом. В нем прошли первые три года жизни маленького Рихарда – в промышленном центре, раскаленном не только южным солнцем, но и экономическими и социальными противоречиями». Однако Зорге очень часто вспоминал дачу в Аджикенде, считал ее своим родовым гнездом. Возможно, еще и поэтому местом его рождения называют иногда Аджикенд.

В 1898 г. Густав Вильгельм принимает решение вернуться Германию – из-за пошатнувшегося здоровья. Так считает официальная историческая наука. Но есть сведения, что отец и дед будущего разведчика входили в одну из масонских лож, и отъезд был связан именно с этой причиной. Дачу в Аджикенде глава семьи попытался продать, но безуспешно. В конце концов он передал ее в безвозмездное пользование со всей обстановкой одному из бакинских женских учебных заведений, чтобы ученицы могли там отдыхать в летние месяцы.

Музей Рихарда Зорге в Сабунчах (белый дом справа под соснами)

Когда началась Первая мировая война, в Российской империи начались репрессии против этнических немцев, проживавших в российских городах. Так, например, 13 декабря 1915 г. вышел закон о ликвидации немецких землевладений, а уже 31 марта 1916 г. земельные участки семьи Зорге в Аджикенде были изъяты.

Густав Вильгельм этого уже не узнал – он жил в Берлине, куда вместе с ним уехала и вся семья, а в 1907 г. скончался. Вместе с семьей, естественное, уехал и маленький Рихард. Впоследствии его жизнь уже никогда не имела отношения к Баку и Азербайджану, однако сам он своим московским друзьям как-то шутливо заметил: «Вообще-то я могу считать себя азербайджанцем. Только вот беда – ни слова по-азербайджански не знаю».

Дальнейшая история легендарного разведчика описана во множестве книг, статей, учебников и энциклопедий. Если убрать легенды, то в 1902 г. Рихард в возрасте шести с половиной лет начинает учебу в высшей реальной школе Берлина. Потом будут Первая Мировая война, участие в боях на Восточном фронте, ранения и разочарование, постигшее его в конце войны. А потом, с 1924 г. жизнь в СССР, членство в Компартии, работа в Коминтерне, затем в Разведывательном управлении РККА. С 1930 г. жизнь в Шанхае, с 1933 г. – в Японии, где он выдавал себя за обыкновенного немецкого журналиста, создав при этом мощную агентурную группу.

А затем, в октябре 1941 г., будет арест и 7 ноября 1944 г. – казнь. Казнь через повешение на… рояльной струне. В день Великой Октябрьской революции. И лишь через двадцать лет будет признание на родине. И памятник в Баку, один из самых необычных памятников мира. Подробнее о нем можно прочитать здесь.

Мемориальная доска на доме семьи Зорге в Сабунчах
Бакинский значок, выпущенный к 80-летию со зня рождения Рихарда Зорге
*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.