Женщины Карабахской войны: Гюляра Мусаева


Начало 1988 г. Территориальные притязания армян в самом разгаре. С поддержкой лобби и и покровителей во многих странах мира, в том числе и с согласия Кремля, НКАО охватили беспрерывные митинги.

Степанакерт настаивает об “отделении от Азербайджана”, Москва молча наблюдает за развитием событий. Обочины дороги в Шушу “одеваются” в белые флаги. Армяне поджигают азербайджанские села, расстреливают мирное население, не щадя никого, грабят дома азербайджанцев, совершают страшные теракты.

Впереди – Сумгаитские события, черный день календаря – 20 января, геноцид в Ходжалы, заставивший цивилизованный мир задуматься о содеянном армянскими фашистами ужасе.

Народ больше не мог терпеть беспочвенные требования неблагодарных соседей. Люди не согласные с вакханалией армян, на главной площади Баку – Азадлыг, мужественные сыны и дочери Азербайджана выражают протест против несправедливости. В те дни Гюляра Мусаева тоже находилась на площади, рядом с теми, кто был готов дать бой армянским сепаратистам…

*****

В молодости она мечтала стать космонавтом. О своем решении сообщила покойному Тофику Исмаилову – директору Института космических исследований, где ранее работала, получила его напутствия и благословение. Вылетела в Москву, встретилась и беседовала с генералом Керимом Керимовым и космонавтом Георгием Гречко. Направила документы в Центр подготовки космонавтов, написала заявление на имя руководителя центра Владимира Шаталова.

Все шло хорошо, но, как всегда, если бы не одно “но”. В самый ответственный момент, ознакомившись с программой подготовки в Звездном городке, все разом изменилось: Гюляра не могла согласиться с требованиями к женщинам – космонавтам.

Закончив педагогический институт, Гюляра Мусаева работала в научно-производственном объединении космических исследований и вместе с коллективом часто выезжала в азербайджанонаселенные районы Нагорного Карабаха для поддержки соотечественников, переживавших нелегкие дни. Гюляра сыграла немалую роль в налаживании контактов бакинского производственного объединения с шушинским малым предприятием “Карабах”.

В августе 1989 г. Гюляра записывается в Комитет народной помощи Карабаху. Она была одной из первых сотрудников Комитета, отличившихся в оказании конкретной помощи азербайджанским селам Нагорного Карабаха. По линии Комитета, Гюляра неоднократно выезжала в села Амиралылар, Куропаткино, Муганлы, Овшар тагы, Рустагы Ходжавендского района. 3 ноября, во второй приезд в Муганлы, КамАЗ, где находилась и Гюляра, армяне забросали камнями. Стекла грузовика разбились вдребезги, по счастливой случайности Гюляра не пострадала.

Об этом эпизоде рассказывает сама Гюляра: “Доставка грузов в азербайджанские села раздражала “бородачей”, порой они напоминали голодных волков. При малейшей возможности бандиты угрожали населению приграничных сел, угоняли скот, поджигали дома. По дороге в село Нарындж нас опять преследовала опасность: на сей раз “бородачи” не давали вертолету приземлиться. На следующий день на “МИ-8” доставили помощь сельчанам.

Возвращаясь из села Муганлы в райцентр Ходжавенда, мы встретились и поговорили с армянами. Пожилая женщина, проклиная “бородачей”, сказала: “Да покарает Всевышний зачинщиков, да ниспошлет он проклятие Зорию Балаяну. Если не они, не было бы сегодня этих страшных событий”. По дороге подумала, что, к сожалению, не все армяне так думают, значит, впереди нас ждут роковые дни.”

С Керкиджахана – самой высокой точки Ханкенди, открывается панорама на город. Недавно построенная здесь азербайджанская школа с крышей из красной черепицы былп у армян как бельмо на глазу. “Бородачи” обстреливают из установок “Град” не только школу, но и дома, построенные для жителей сел Малыбейли, Ашагы и Юхары Гушчулар, Сырхавенд, Муганлы. Словом, здесь пахнет гарью и очень неспокойно.

Всегда, после возвращения домой, Гюляр тянуло обратно в Карабах. В конце концов она решила отправиться на фронт. Тогда она получала второе образование – училась на юридическом факультете Бакинского государственного университета. Гюляра могла бы продолжить образование, перейдя на заочное отделение. Сказано – сделано. Обратившись в военкомат Низаминского района и получив “добро”, отправилась на фронт.

В те дни на Гадрутском направлении шли ожесточенные бои. Азербайджанская армия очистила село Баназур от армянских вооруженных формирований. Бойцы Национальной армии сдерживали натиск врага, проводили успешные операции. Перейдя в наступление в направлении населенных пунктов Галадереси, Киров, Вексахог, освободили эти села от врагов. Продолжались сражения за села Бузлуг, Манашир, Эркеч в Гёранбойском районе.

Рассказывает Гюляра: “Я обратилась в Управление разведки Министерства обороны и меня направили в разведшколу. По окончании курсов предложили сотрудничать, я не приняла предложение начальства и заявила, что хочу быть на передовой. Меня назначили замкомандира войсковой части по политработе среди молодых аскеров и присвоили первое офицерское звание лейтенанта. Участвовала во многих боевых операциях, личным примером вдохновляла молодых подопечных…”

Получив за храбрость еще одну звездочку, старший лейтенант Гюляра Мусаева прослужила как отважный командир, направляла действия подчиненных, стала опорой юным солдатам. Было у нее еще одно оружие – перо. Ее репортажи с фронта публиковались в газетах “Азербайджан” (Гюляра была внештатным сотрудником этого издания) и “Халг ордусу” (“Народная армия”). Читатели по достоинству оценили ее публицистические материалы “Стране нужны отважные сыны”, “Зангилан в крови”.

“Командир”- на фронте к ней всегда обращались именно так. Откровенно говоря, да и она сама привыкла к этому обращению. Ведь в армии свои законы и правила.

Гюляра очень рано поседела – следы суровых военных будней. Тягости фронтовой жизни обязательно оставляют след. Она еще не раз пройдет по огненным тропам войны. ее боевой путь проляжет через Губадлы, Лачин, Зангелан, Кельбаджар, Физули. Большая часть фронтовой жизни Гюляры ханым пришлась на горное село Шыных.

Капитан Г.Мусаева часто вспоминала прошлое. Например, как в 1992 г. в Газахе помогала выносить раненых. Или другой пример: Гюляру потрясла трагическая смерть отважной журналистки Салатын Аскеровой в январе 1991 г. В Аллее шехидов готовились к похоронам отважного репортера, ожидали прибытия тела покойной. Как член Комитета народной помощи Карабаху, Гюляра отправилась в Галадереси вместе с группой товарищей за телом С.Аскеровой.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.