Женщины Карабахской войны: Айгюн Ширинова


К вечеру заметно похолодало. Мороз крепчал, митингующих в Худаферине становилось все меньше. Не выдержав холода, в основном уходили пожилые. Целую неделю шли бепрерывные протесты против зверств дашнаков и их покровителей. С наступлением сумерек на митинг стали приходить молодые джебраильцы.

Многие собрались вокруг костра и курили; некоторые нетерпеливые, не усидев на месте, отмеривали шагами площадь, другие проклинали руководителей СССР. Сидевший возле костра и куривший свой кальян, спрятавшийся от мороза в тулуп Гусейн, среди парней вдруг заметил девушку.

– Это Айгюн – дочь Бахтияра из Физули, работает в Джебраильской больнице, – ответил кто-то из собравшихся на вопрос старика.
Узнав о ком идет речь, стоявший рядом Кямал добавил:
– Если бы не она, то на прошлой неделе скончался бы Муса – сын Сары. С помощью Аллаха она вернула мальчика с того света.
Гусейн позвал Айгюн. Увидев трехцветный флаг, который она крепко сжимала заледеневшими пальцами, сказал:
– Дочка, глянь, разве кроме тебя здесь есть женщины? Пока не поздно, пусть ребята отвезут тебя домой.

Айгюн словно очнулась: действительно, кроме нее и подруги Мяляк из девушек никого не было. Чтобы не обидеть старика, рассказала Гусейну правду:
– Дали слово быть здесь до утра, даже чай взяли. Не думайте, что мы беспомощны, а то оставим вас без чая…

*****

Закончив в Баку медучилище, Айгюн направили не в родной Физули, а в соседний Джебраил. Работала на станции скорой помощи при Центральной районной больнице. Не раз выезжала на вызовы. Местность здесь гористая, часто приходилось выезжать в горные села за 15-20 километров от райцентра. Молодой медсестре эта работа нравилась. Всякий раз, слыша слова благодарн¬сти от пациентов, была счастлива.

К сожалению, недолго продлилось это беззаботное время. Черный дым Карабахской войны, развязанной армянами, охвативший приграничные районы, дошел до Джебраила. Начиная с 1991 г., в этой зоне, граничащей с Гадрутом, шли кровопролитные сражения. Выбрав удобную позицию на скалистых горах, с русских артиллерийских установок враг обстреливал села Джебраильского района.

После каждого боя машины скорой помощи привозили на станцию раненых. Врачи и медсестры работали в напряженном режиме. Снаряды из “Градов” разрывались на улицах Джебраила. В такой сложнейшей обстановке медперсонал по ночам не покидал больницу, оказывая помощь раненым в подвале и подземных убежищах.

Летом 1993 г. над небом Джебраила сгустились черные тучи. Непрерывные атаки армян привели к потере Агдере, Агдама, Физули и Джебраила. Армянские вооруженные формирования, выйдя на Джебраилском направлении к иранской границе, пытались любой ценой взять в плотное кольцо Зангелан. В те тревожные августовские дни Айгюн покидала ставший ей родным Джебраил и, пройдя вдоль берега Араза, добралась до Имишлы.

В Министерстве Обороны ее задержали ненадолго. Все решили глаза Айгюн, ее взгляд, готовность отомстить агрессору за потерянные земли, смерть невинных людей. К тому же шли тяжелые бои, госпитали нуждались в квалифицированных медицинских кадрах. В такое сложное время медсестра Айгюн Ширинова решила добровольцем отправиться на передовую. Ее направили в военно-полевой госпиталь в Тогана.

Как потом вспоминала Айгюн: “Не хотела быть только в госпитале, рвалась в бой, наказать обезумевших и озверевших армян, отомстить за безвинные жертвы, погибшие на моих глазах. Командование пошло навстречу – сражалась на передовой и одновременно помогала раненым, пострадавшим от мин и снарядов…”

Айгюн недолго участвовала в боевых операциях, но судьба была благосклонной к ее желанию отомстить за убитых соотечественников.

Зима 1994 г. выдалась не только суровой, но и неудачной. Айгюн участвовала в зимних боевых операциях на Муровдаге. К сожалению, бои в Муровдаге не принесли азербайджанцам удачи, в этих сражениях потери исчислялись десятками.

В один из морозных февральских дней, сидевшие во дворе военно-полевого госпиталя медработники, вспоминали погибших солдат. Вдруг все увидели приближавшегося к ним старца. Айгюн сразу узнала его – это был уроженец Джебраила, мастер слова, народный писатель Сабир Ахмедли… Он хотел узнать о сыне Мухаммеде – бойце Национальной армии. Но никто не мог точно сказать писателю, жив ли его сын.

Сабир подошел к девушке в белом халате. Остановившись в нескольких шагах от нее, по-отечески и с надеждой в голосе спросил:
– Айгюн, доченька, и ты здесь? Разве не боитесь пурги?

Айгюн словно лишилась голоса. Родной, ласковый и в то же время усталый голос писателя расстрогал медсестру, к горлу подкатил комок. Она сумела только сказать: “Мухаммед…”, слезы не дали ей выговориться.

Писатель все понял. От этой горькой вести он вдруг превратился в сгорбленного старика.

Не раз судьба испытывала Айгюн на прочность. Смерть преследовала ее повсюду, она видела десятки погибающих, но пропахшая порохом, сроднившаяся с автоматом Айгюн не изменилась.

Рассказывает Айгюн: “Никогда не забуду Марифата Алиева из Гарадагского района. Как-то заглянул он в госпиталь, попрощался с нами, сказал, что завтра отправляется на трудное задание. На следующий день привезли много трупов и раненых. Осматривая раненных, услышала стон одного из солдат: Айгюн!

Не сразу узнала его – лицо было в сплошных кровоподтеках, потом вновь этот тяжелый голос: “Это я – Марифат”.

Срочно начали оперировать. Как могла подбадривала истекающего кровью бойца. Через несколько дней Марифата переправили в Гянджинский госпиталь. Ему оставалось немного – там он и скончался. В очередной приезд в госпиталь Гянджи один из работников сообщил, что меня ищут. Подошел бородатый парень: “Я – брат Марифата. Когда он умирал, попросил меня найти Айгюн и поблагодарить ее, потому что она очень беспокоилась за меня…”

С Муровдага все еще поступали тревожные сообщения. Азербайджанские войска перешли в контрнаступление и вынудили армян оставить занятые позиции. Но Азербайджан потерял немало бойцов, десятки раненых отправили в госпитали. Работы у медиков хватало. Перевозка трупов, оказание срочной помощи раненым… Труднодоступны горные перевалы не раз преграждали путь машинам.

Айгюн часто отправлялась в опасную дорог перевозила больных и раненых. Однажды на резком п вороте водитель не смог тормознуть, машина потеряла управление, и только чудом машина не упала в ущелье. От сильного удара Айгюн сломала руку.

Демобилизовавшись из армии, Айгюн в последствии нередко вспоминала фронтовые дни.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.