Двоевластие в Азербайджане и вызовы нового времени (февраль 1917 – май 1918 гг.)


И.Багирова

Крушение Российской империи кардинально изменило политическую ситуацию на Кавказе. Начало этому процессу положила Февральская революция 1917 года, вселившая в народы Кавказа надежду на демократические преобразования в крае.

Весть о революции была получена в Баку 2 марта 1917 г. и встречена единодушным ликованием всех слоев общества и национальностей. Митинги и демонстрации первых дней Февральской революции завершились образованием двух органов власти – Исполнительного комитета общественных организаций и Совета рабочих депутатов, исполнявших свои функции до октября 1917 года.

4 марта в здании управы, либерально настроенный городской голова Л.Быч объявил о решении городской думы образовать Исполнительный комитет общественных организаций, который стал по существу представительством Временного правительства в Баку.

В состав Исполнительного комитета (ИКОО) вошли как представители бывших городских властей, так и члены либеральных и социалистических партий. Таким образом, вопреки общепринятому мнению, в ИКОО были представлены не только социальные верхи, но практически весь политический спектр Баку (всего 75 человек), что в какой-то степени даже затрудняло его деятельность, делая неспособным принимать единогласные решения.

В это же время возобновило свою работу Бакинское отделение партии кадетов, ставшей правящей партией в России. Этот факт, однако, не означал того, что бакинские кадеты сосредоточили в своих руках власть. Часть их них вошли в ИКОО, некоторые активисты вышли из партии, остальная часть образовала организационный комитет партии народной свободы из 9-ти человек.

В первых числах марта Оргкомитет кадетов опубликовал воззвание, призывающее всех граждан к поддержке Временного правительства, к единству всех политических сил страны, к верности союзникам по Антанте и доведению войны до победного конца.

Через два дня после учреждения ИКОО, в ночь с 6 на 7 марта прошло первое заседание вновь созданного Бакинского совета рабочих депутатов. В его состав вошли 52 депутата, избранные от 52,000 рабочих и служащих. Большинство в Совете, как и повсюду в России, составили эсеры и меньшевики. В Совет было избрано всего 9 большевиков. В апреле 1917 г. большевики добились дополнительных выборов в Совет, где их представительство было увеличено до 25-ти человек.

Таким образом, в Баку, так же, как и в Петрограде, сложилась ситуация двоевластия. Бакинская эсеровская организация в этот период переживала свой второй расцвет. Ряды ее значительно пополнились в основном за счет моряков Каспийской флотилии и расквартированных по всему Закавказью солдатских гарнизонов, большинство из которых составляли выходцы из крестьян.

В середине марта были созданы Советы офицерских и солдатских депутатов, объединившиеся несколько позже в Совет военных депутатов, в руководстве которого также преобладали эсеры. Что касается тактической линии эсеров, то помимо выступлений на митингах с демагогическими обещаниями раздачи земли каждому жителю, самостоятельно они старались не действовать, вступая во временные коалиции то с большевиками, то с меньшевиками и дашнаками. Но окончательно трехпартийный (меньшевики, эсеры и дашнаки) антибольшевистский блок оформился только после октября 1917 года.

Социал-демократы, для которых Февральская революция, по признанию многих их деятелей, явилась полной неожиданностью, с большим рвением приступили к реставрации своей сильно поредевшей за годы войны организации. В первые месяцы революции и в рабочих массах, и среди самих социал-демократов, охваченных эйфорией приобретенной свободы, господствовали настроения примирения. На собрании представителей социал-демократических организаций было решено избрать Временный Бакинский комитет РСДРП.

В комитете были как меньшевики, так и большевики. Однако довольно скоро межфракционные разногласия дали о себе знать. Прежде всего это проявилось в позиции Бакинского комитета и всей организации по отношению к Временному правительству. Меньшевики возлагали на Временное правительство определенные надежды, связывая с ним осуществление на практике гражданских свобод при условии давления на него рабочих масс во главе с Советом.

Выразителем крайне левых, ленинских взглядов на революцию в Баку явился Степан Шаумян, который объявил «русскую буржуазию и представляющее ее Временное правительство откровенно контрреволюционными, а лозунгом настоящего момента провозглашен «не гражданский мир, а классовая борьба». Но до конца мая организация оставалась еще формально единой.

Однако по мере развития событий на театре военных действий, углубления экономического кризиса и реорганизации в правительственных сферах (формирование коалиционного правительства, в которое вошли министры – социалисты) окончательный раскол в Бакинской организации РСДРП, так же, как и в Совете рабочих депутатов стал неизбежным. Коренным разногласием продолжал оставаться вопрос о войне.

Окончательный разрыв с меньшевиками, которых большевики назвали оборонцами, произошел 25 июня 1917 г. на межрайонной конференции БО РСДРП. А днем раньше, а 24 июня меньшевики созвали свою конференцию, которая поддержала решение Временного правительства о наступлении на фронте. На той же межрайонной конференции РСДРП (25 июня) был выбран большевистский Бакинский комитет.

Среди избранных были и представители возобновившей в марте 1917 г. свою деятельность азербайджанской социал-демократической организации «Гуммет» (Энергия) Н.Нариманов, С.Эфендиев и М.Исрафилбеков (Кадырли). Был образован Временный комитет «Гуммет» под председательством Н.Нариманова.

Возрожденный «Гуммет» придерживался большевистской ориентации, как и 10 лет назад. Значительная часть его бывших членов влилась в ряды других партий, оставшиеся были или старыми большевиками, или вновь вступившими в организацию пробольшевистски настроенными революционерами. Если бакинский «Гуммет» твердо встал на большевистские позиции, то воссозданный летом 1917 г. тифлисский «Гуммет», как и в 1905 г., придерживался меньшевистской ориентации.

Одним из первых актов новых властей после Февральской революции была декларация от 6 марта об отмене ограничений для всех проживающих в России граждан, основанных на религии и национальном происхождении. Это известие не могло не вызвать небывалого энтузиазма у всех нерусских национальностей, надеявшихся получить гражданское и политическое полноправие при новом демократическом строе.

В Баку и Елисаветполе (Гяндже) также как и во многих городах России, помимо местных органов власти, стали возникать национальные советы и комитеты, объединившие в общественные организации и политические партии. Во второй половине марта был образован Армянский национальный совет, в состав которого вошло 17 представителей «Дашнакцютун». Совет пользовался достаточно большим влиянием в армянских кругах, выпуская газету «Арев», имел своих представителей в ИКOО и Бакинском совете рабочих депутатов.

С 21 марта образовался Еврейский национальный Совет, в который вошли несколько представителей «Бунда», кадетов и членов еврейской общественности. 22 марта состоялось организационное собрание украинцев, постановившее создать национальную группу под названием «Украинская громада миста Баку».

26 марта в Балаханах состоялось собрание рабочих – казанских татар, принявшие решение создать особую организацию, в задачу которой входила бы популяризация среди татарского пролетариата идей демократии и подготовка их к выборам в Учредительное собрание. Организацию такого же типа образовала колония латышей города Баку.

Характерной чертой всех национальных советов и организаций того периода являлась их лояльность по отношению к новым властям и ограничение притязаний в основном требованиями культурно-национальной автономии. Большую роль в жизни азербайджанского общества в качестве одного из первых органов национального самоуправления сыграл созданный также в марте Комитет мусульманских общественных организаций.

16 марта собрание представителей азербайджанской интеллигенции, обсудило вопрос о выборах национального органа. Было избрано Национальное бюро Временного Комитета мусульманских общественных организаций во главе с М.Гаджинским. В его состав вошли в основном представители либеральной интеллигенции, отдельные нефтепромышленники и один представитель духовенства. Было принято воззвание к «Мусульманам» от имени Временного комитета, в котором объяснялась цель создания этого комитета.

Осудив царский режим, ущемлявший права мусульман, воззвание приветствовало Февральскую революцию и Временное правительство, которому все народы России без различия классов и национальностей должны оказать всяческую поддержку, как гаранту свободы и политического равноправия. Комитет призвал всех мусульман встать выше личных интересов, сгруппироваться вокруг национально-политических лозунгов, высказался также за необходимость демократической республики в России.

Активное участие в работе Совета и Комитета принимали члены, вышедшей из подполья партии «Мусават», о чем свидетельствует тот факт, что официальным печатным органом Совета стала газета «Ачыг сёз» (Открытое слово). Деятельность «Мусавата» с марта по июнь 1917 г. сводилась в основном к работе в КМОО, к подготовке и проведению Общекавказского и Всероссийского съездов мусульман, в которых не последнюю роль сыграл лидер партии Мамед Эмин Расулзаде.

Вскоре он озвучил более конкретное требование, гарантирующее свободное развитие составляющих Россию национальностей. Оно было сформулировано в программе «Тюркской демократической партии федералистов Мусават», образованной в июне 1917 г. из слившихся в одну партию «Мусават» и гянджинской (тогда Елисаветполь) партии федералистов, что зна- чительно увеличило ее ряды.

В сентябре того же года образовалась партия «Иттихад» («Мусульманство в России»), впоследствии главный оппонент Мусавата, объявивший своей целью единство всех сил мусульманской демократии без различия национальностей. Тем не менее лидирующее место среди мусульманских слоев населения занимал Мусават, о чем свидетельствовали новые выборы в Бакинский Совет, которые прошли 22 октября 1917 г. и обеспечили Мусавату 9,617 голосов (40 % избирателей). На втором месте были эсеры – (6,305); на третьем – дашнаки (5 288), на 4-м – большевики (3,823), меки (687).

Однако, несмотря на такую победу, Мусават отказался войти в Бакинский совет под предлогом недемократичности выборов и неполного представительства там, в частности крестьянских слоев. Это было роковой ошибкой партии, во многом предопределившей дальнейшие события. 25 октября Мусават провел свой первый съезд, где в первом же пункте своей программы определил государственный строй в России, который должен быть в форме федеративной демократической республики на началах национально-территориальной автономии, призывает к свободе слова, совести, собраний и пр., провозгласил равенство всех перед законом без различия национальностей, для рабочих и служащих 8-часовой рабочий день, передачу казенных и частновладельческих земель крестьянам, вcеобщее бесплатное обучение и т. д.

На второй день работы съезда было получено сообщение о революции в Петрограде и свержении Временного Правительства. Как ни странно это звучит после 70-летней советской пропаганды, Мусават достаточно доброжелательно встретил Октябрьскую революцию, с которой эта партия связывала свои надежды на ленинские обещания права на самоопределение наций, вплоть до отделения и создание автономного Азербайджана.

Подтверждением этим надеждам стали первые же декреты Советской власти, такие как «Декларация прав народов России», провозгласившая равенство и суверенность народов России, отмену всяких национально-религиозных привилегий и ограничений, право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

Следующее «Обращение к трудящимся мусульманам России и Востока», в котором, в частности, отмечалось, что все их верования и обычаи, национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными, еще более усилило оптимистические ожидания мусульманского населения.

Так же, как и большевики, мусаватисты, в отличие от других партий, выступали за немедленное окончание войны, затягиваемой Временным правительством. Еще большее сближение с Бакинским Советом произошло после того, как мусаватисты выступили против Комитета общественной безопасности, созданного сразу после Октябрьской революции меньшевиками, эсерами и дашнаками в качестве высшего органа власти в Баку. Мусават признал действия этого Комитета вредными для политики примирения и соглашения и заявил о невозможности для себя участвовать в его деятельности.

Расширенное заседание Бакинского Совета встретило данную резолюцию «Мусавата» бурей аплодисментов, и 12 ноября было принято решение о роспуске Комитета общественной безопасности.

Однако сотрудничество Мусавата с большевиками длилось недолго. По мере того как «Мусават» активизировал свою деятельность и увеличивал популярность, отношения между ним и Бакинским Советом все более ухудшались. В начале ноября в Баку прошла конференция мусульманских национальных комитетов Закавказья под руководством «Мусавата», которая приняла решение о созыве национального Учредительного Собрания с целью реализации обещанного права на самоопределение и создания автономного Азербайджана.

Это не могло не насторожить Бакинский Совет и его руководителя, связывающих свое будущее с советской Россией, тем более, что Совет в это время контролировал только Баку и его окрестности. Остальная же часть Южного Кавказа контролировалась созданным 11 ноября Закавказским Комиссариатом, что особенно тревожило большевистскую власть в Петрограде. 16 декабря на заседании Совнаркома Сталин сделал доклад о положении в Закавказье, после которого было принято решение назначить чрезвычайным комиссаром на Кавказе С. Шаумяна.

После разгона Учредительного собрания в Петрограде и полного захвата власти большевиками на Южном Кавказе смену Закавказскому комиссариату в Тифлисе 23 февраля 1918 г. пришел законодательный орган – Закавказский Сейм, в состав которого вошли депутаты, избранные от Закавказья во Всероссийское Учредительное Собрание. В Сейм дополнительно были кооптированы представители различных партий в соответствии с полученными ими голосами на выборах Учредительного Собрания. Азербайджанская фракция Сейма состояла из 44 депутатов, представляющих партии «Мусават», «Иттихад», «Гуммет» и мусульманский социалистический блок.

Между тем в Баку события принимали драматический характер. Опасаясь усиления позиций Мусавата, требовавшего автономию Азербайджана, мысли о которой Шаумян категорически не допускал, Бакинский Совет решил убрать эту партию и ее сторонников со своего пути. Воспользовавшись прибытием в Баку солдат и офицеров т. н. «Татарского кавалерийского полка», состоящего из азербайджанцев известной «Дикой дивизии» на похороны своего товарища, в день их отплытия в Ленкорань на пароходе «Эвелина» руководители Бакинского совета отдали распоряжение об их аресте и разоружении. Это вызвало возмущение азербайджанского населения города, начавшего стихийные митинги с требованием возвращения оружия.

Воспользовавшись поводом – попыткой нападения на конный отряд Красной армии, войска Бакинского совета начали обстрел мусульманских частей города, причем не только с суши, но и самолетами, а также кораблями Каспийской флотилии. В результате с 29 марта по 2 апреля погибли до 12 тыс. мирных жителей.

31 марта 1918 г. был объявлен Днем геноцида азербайджанцев. Мартовские события окончательно отвратили от Советской власти азербайджанское население, связывавшее теперь все надежды с Закавказским Сеймом, в азербайджанской фракции которого в свою очередь усилились протурецкие настроения. Азербайджанские депутаты Сейма потребовали посылки в Баку военной помощи, однако поход на Баку войск Сейма под командованием князя Магалова не увенчался успехом.

После многочисленных заседаний 22 апреля 1918 г. Заксейм под давлением Турции принял резолюцию о провозглашении независимой Закавказской Демократической Федеративной Республики. Однако относительно самостоятельно первая Закфедерация просуществовала совсем недолго.

11 мая возобновились начавшиеся еще в апреле Трабзонские переговоры между Закфедерацией и Турцией, на этот раз в Батуме. В качестве наблюдателей на Батумской конференции присутствовали представители Германии во главе с генералом Отто фон Лоссовым, вступившими в свою очередь в переговоры с грузинской стороной. Мусаватисты стремились к союзу с Османской Турцией, грузинские меньшевики рассчитывали на Германию, армянские депутаты ориентировались на победу Антанты, восстановление России и ее покровительство.

Наконец, 25 мая А.Церетели сделал заявление, в котором отметил, что вокруг лозунга «независимости» объединить закавказские народности не удалось и факт распадения Закавказья уже налицо. При этом вину за распад федерации грузины возложили на азербайджанскую фракцию за ее протурецкую ориентацию, что вызвало резкую реакцию последней, считавшей эти обвинения безосновательными и в свою очередь обвинившей грузин в стремлении к «обособленному политическому существованию».

26 мая 1918 г. Закавказский Сейм принял последнее решение: «Ввиду того, что по вопросу о войне и мире обнаружились коренные расхождения между народами, создавшими Закавказскую независимую республику, и потом стало невозможным выступление одной авторитетной власти, говорящей от имени Закавказья, Сейм констатирует факт распадения Закавказья и слагает свои полномочия».

Сразу же вслед за этим объявили о своей независимости Грузия, затем Азербайджан и Армения. Впервые на Востоке и мусульманском мире 28 мая 1918 года в Азербайджане была провозглашена демократическая республика с парламентской формой правления, которая за два года своего существования совершила коренные преобразования в жизни своего народа, восстановившего государственную независимость только через 70 лет.

Таким образом, победа Февральской революции ознаменовала коренной перелом в судьбах как России, так и всех населяющих ее народов. Наступил качественно новый этап и в общественно-политической жизни Азербайджана, когда на политическую арену выступили все подпольно или полулегально существовавшие, а также вновь образовавшиеся партии и общественные организации, сделавшие достоянием широкой общественности свои замыслы и программы.

Впервые были созданы общие органы власти Южного Кавказа – сначала Особый Закавказский комитет (ОЗАКОМ), затем после прихода к власти в Петрограде большевиков – Закавказский комиссариат и Закавказский Сейм, не желавшие признавать советскую власть.

Полные драматизма события конца 1917 – начала 1918 годов, осложненные внешними факторами, разногласия между членами Заксейма, в том числе и по национально-территориальному вопросу, привели к его распаду и появлению первых трех республик на Южном Кавказе, просуществовавших недолго: 2 года – Азербайджан и Армения, 3 года – Грузия. Однако этот период оставил неизгладимый след в истории своих народов.

По материалам сборника “Кавказ в отражении мировой истории”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.