Как сын “врага народа” собирал устное музыкальное творчество азербайджанцев


Л.Асланова

Научно-исследовательский кабинет (НИКМУЗ) – руководимый легендарным азербайджанским певцом Бюль-бюлем кабинет музыки, который действовал в 1931-1943 годах при Азербайджанской Государственной Национальной Консерватории. НИКМУЗ предназначался для сбора и исследования Азербайджанской народной музыки.

Свою роль в работу кабинета внес и Эртогрул Джавид (1919-1943) – композитор, поэт, сын выдающегося азербайджанского поэта и драматурга Гусейн Джавида.

Э.Джавид известен как профессиональный знаток азербайджанского музыкального творчества, фольклорист.

Будучи студентом III-IV курсов, Эртогрул Джавид по приглашению Бюль-Бюля вошел в творческий состав НИКМУЗа. Вместе с Бюльбюлем он участвовал в экспедициях по сбору фольклора в ряде районов Азербайджана. Э.Джавид работал в НИКМУЗе как музыковед и выполнял функции рецензента собранного материала. Вместе с тем, Э.Джавид и сам являлся собирателем устного музыкального творчества азербайджанского народа, проявляя большой интерес и профессионализм.

Надо отметить, что народные музыканты-инструменталисты делились с сотрудниками НИКМУЗа ценной информацией о культуре азербайджанского народа.

Так, в первом томе тринадцатитомного издания “Памятники нематериальной культуры Азербайджана и Эртогрул Джавид” даны сведения, собранные с уст музыкантов. Так, исполнитель на зурне Джамал Джафаров выступал в роли этнофора и передавал ценнейшую информационно об обрядах азербайджанских свадеб в селе Терекеме. Э.Джавид в своих комментариях подчеркивал специфику этак свадеб.

Только со слов Джамала Джафарова удалось узнать такие специфические особенности свадеб в селе Таракама, как проведение свадебной игры “Zopa”, суть которой сводилась к подражательным действиям от одного участника к другому. Были также зафиксированы мелодии, которые не встречались в других близлежащих сел. Эти данные были записаны Гусейном Искендеровым со слов исполнителя на зурне Джамала Джафарова в 1939 г.

Запись творчества малых народов Азербайджана также занимала важное место в деятельности НИКМУЗа. К работе привлекались не только сотрудники Кабинета – К Караев, Ф.Амиров, С.Рустамов, Ниязи, М.Исмайлов, но и исполнители азербайджанской народной музыки, которые имели большой опыт общения как с музыкантами, так и широкой аудиторией.

Так, известны комментарии Э.Джавида на рукопись Шамсаддина Аббасова “Песни и свадебные традиции татов”. Э.Джавид отмечал преимущественно поэтический материал, сказки, загадки, которые фигурируют на свадьбах татов.

Отмечалось, что таты играют в популярные на территории Азербайджана игры “Хап-хап”, “Узюк-узюк”. На свадьбах татов звучали мугамы и ашыгские напевы, сказки, исполняемые ашыгами, например, “Шах Исмаил”, “Ашыг Гариб”, “Меликмамед”, “Пери”, “Кечал”, также исполнялись популярные танцы (“Шалахо”, “Терекнаме”, “Мирзаи” и др.).

Шамсаддин Аббасов писал, что таты имеют свой язык. Однако грамматика языка татов очень близка грамматике азербайджанского языка. Именно поэтому стихи, гаравелли, сказки, загадки, пословицы на татском языке по своей семантике и смыслу были понятны и азербайджанцам.

Важность комплексного изучения фольклора неоднократно в своих рецензиях на собранный в НИКМУЗе материал отмечал Э.Джавид. Так, в первом томе издания “Памятники нематериальной культуры Азербайджана и Эртогрул Джавид”, он пишел о том, что безусловно, в собранных и известных образцах проведению свадебного обряда интересует музыка свадеб, но отмечал и необходимость изучения целиком всего свадебного обряда.

Внимание сотрудников НИКМУЗа было сосредоточено на музыкальной стороне обрядов, но ими также записывались сведения о фактах, которым в музыке уделялось недостаточно внимания.

Например материалы по сбору свадебного обряда от исполнителя на балабане из Хызы Нурали Ибрагимова, ашыга Мехти Искендерова из Басаркечара, также комментировались Э.Джавидом. По его свидетельству, в данном материале, который, безусловно, представлял ценность как факт истории этнографии Азербайджана, практически не характеризовалась музыка. Собирались и записывались и траурные обряды. Например, Кязимом Асланлы был записан такой обряд в Массалы.

В перспективах научной деятельности НИКМУЗа было создание фундаментальной “Истории азербайджанской музыки” по материалам собранным сотрудниками НИКМУЗа. Эртогрул Джавил считал, что одним из разделов данной книги должен быть раздел “Роль музыки в азербайджанских свадьбах”.

Ценнейший материал, посвященный музыке азербайджанских свадеб в Баку был записан в 1940 году. Информатором был тарист Ализахаб Гусейнов. Касаемо музыки более всего речь шла о мугамах и теснифах. Указанные в данном материале имена музыкантов были весьма важны для написания “Истории азербайджанской музыки”, задуманной работниками НИКМУЗа. Среди исполнителей мугамов были Гаджи Гуси, Мешеди Иса, Ага-Керим Зейналов, Мирза Саттар.

Эртогрул Джавидом был собран большой материал по азербайджанским мугамам. В частности, запись и изучение творчества ханенде Джаббара Карьягдыоглы заняло достойное место в работе НИКМУЗа.

Бюль-Бюль (справа) записывает голос Джаббара Карягдыоглы

Так, во второй том издания “Памятники нематериальной культуры Азербайджана и Эртогрул Джавид” вошли тексты лирических песен и комментарии Дж.Карьягды. Здесь были опубликованы более сорока текстов песен, которые исполнял Дж.Карьягды, а также более двадцати пяти его стихов. Половина стихов относились к текстам теснифов мугамов “Махур”, “Баяты-шираз”, “Шур”, “Чахаргях” “Баяты-кюрд”, “Хумаюн” и другие.

В 1930-ые годы Эртогрул Джавид собрал огромное количество материала, который фиксировался в рамках НИКМУЗа.

Рассматривая работу Научно-исследовательского Кабинета Музыки в области мугама, нужно отметить представленные и отрецензированные Э.Джавидом воспоминания Сулеймана Meлик Мансурова об историй азербайджанской музыки, в частности, истории азербайджанского мугама.

Так, в воспоминаниях Сулеймана Meлик Мансурова фигурируют такие музыканты, как исполнитель на кеманче Мирза Саттар, ханенде Мола Рза Ардебилли, Бакилы Балададаш, Кор Хаджи, Урлу Искендер, Хаджи Малик Хейдар, Халил, Мешади Абдул Гусейн, Келбе Эльдар, Мешади Мамед Мугбил, Кебля Ага Бала Ага Сеид оглу, Гедир Бала и др.

С.Мансуров привел также интересные сведения из биографии музыкантов, их вешний вид, разнообразные фрагменты из их жизни. Там же были опубликованы интересные данные о свадебных обрядах в воспоминаниях С.Мансурова.

Воспоминания С.Мансурова, привлекшие внимание Э.Джавида, помимо важных сведений о музыкантах XIX – начала XX века, содержат в себе интересную этнографическую информацию о свадебных обрядах. С.Мансуров передает все этапы свадебного ритуала, звучащую здесь музыку. Причем, речь идет и о городских и о сельских свадьбах. Кроме того, воспоминания С.Мансурова содержат ценнейшую информацию о пехлеванах того периода.

Более 100 текстов, используемые ханенде в мугамах того периода, переданные С.Мансуровым Эртогрул Джавид разделил на три группы: Тексты народных напевов и тексты, известные с исполнения музыкантов; Тексты, принадлежащие азербайджанским поэтам; Стихи, известные по иранской классической литературе.

Э. Джавид, будучи композитором и фольклористом не только собирал материал устного музыкального творчества азербайджанского народа, но профессионально рецензировал имеющийся материал, собранный его коллегами.

В рамках НИКМУЗа Э.Джавидом было рассмотрено большое количество образцов песенно-инструментального, ашыгского, мугамного творчества.

Основной сферой деятельности сотрудников НИКМУЗа было, безусловно, собирание и запись устного музыкального творчества азербайджанского народа. Вместе с тем, существовала и такая сторона сбора материала, как обращение к видным, известным музыкантам и запись музыки с их пения. Большую ценность представляли воспоминания известных музыкантов, их рассуждения о народной музыке, приводимые ими исторические факты.

Здесь фигурировали и нотные записи и текстовые. Таким образом, в рамках НИКМУЗа было собрано огромное количество записей текстов лирических песен, ашыгских дастанных текстов, а также текстов, используемых в мугамной исполнительской практике.

Эртогрул Джавид пробовал себя также в драматургии и поэзии. Он перевёл на ноты более 200 народных песен, записал дастаны и сказания со слов азербайджанских ашугов, и на их основе создал ряд своих произведений.

В 1942 г. Э.Джавид был призван в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Но поскольку он считался сыном «врага народа» (отец Гусейн Джавид был репрессирован в 1937 году), то был отправлен в тыл, в рабочий батальон, где прокладывал железную дорогу. Будучи со слабой физической подготовкой, Эртогрул не был приспособлен к тяжелому труду и через некоторое время заболел туберкулёзом. 14 ноября 1943 года, в возрасте 24 лет Э.Джавид скончался в Нахчыване, родном городе своего отца.

По материалам журнала “Мир Культуры”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.