Азербайджано-узбекские связи в науке и культуре в древности и средневековье


М.Зейналова

Как известно, азербайджанский и узбекский народы являются двумя ветвями одного и того же дерева – тюркского. Единые этнические корни обуславливают, в первую очередь, единство языка, что подтверждают исторические факты.

Языки азербайджанского и узбекского народов принадлежат к западно-тюркской надгруппе тюркской языковой семьи, азербайджанский язык относится к огузской (юго-западной) группе, в то время как узбекский – к карлукской (юго-восточной). Этническое единство обеспечило схожесть множества топографических наименований.

В то же время этническое единство обусловило единство фольклора. В 1978 году в Баку была опубликована книга азербайджанского исследователя Азада Набиева «Азербайджано – узбекские фольклорные связи», в которой он, на основе анализа сказок, мифов, пословиц и поговорок доказал, что азербайджанский и узбекский народы имеют схожие, во многом одинаковые фольклорные элементы. В единстве фольклора убеждает и схожесть музыкальных мотивов и даже музыкальных инструментов. Даже народные виды спорта сходны как по названиям, так и по правилам, например, азербайджанская борьба «гюлеш» и узбекская борьба «куреш».

Практически на всем протяжении истории народы Азербайджана и Узбекистана исповедовали одну и ту же религию. Так, в период древности население двух стран поклонялось силам природы, Солнцу, Луне, богине плодородия, быку и другим рогатым животным, коню, существовал и культ предков. Культы и верования породили схожую символику.

Ряд изображений из археологических раскопок Азербайджана получил свое объяснение после того, как аналоги были найдены на территории Узбекистана. Так, например, изображение павлинов с лентами на шее с камня, найденного в Мингячевире, встречается на серебряной чаше из местечка Бартым и фляге из крепости Кой-Крылган-Кала. То же можно сказать о ряде находок из Узбекистана. Так, в результате раскопок в местечке Соха в памятнике II тыс. до н.э. был найден предмет с изображениями двух переплетающихся змей. Символическое значение предмета было доказано посредством изучения аналогичного предмета с таким же изображением из Южного Азербайджана. Список примеров можно продолжить.

Впоследствии древние верования были сменены огнепоклонством и такой его формой как зороастризм. Как в Азербайджане, так и в Узбекистане огнепоклонство оставило после себя традицию весеннего праздника Новруз. Распространение зороастризма привело к схожести многих мифологических, религиозных представлений, культовых сооружений, обычаев и обрядов. К VII-VIII векам относятся каменные изваяния – стелы тюркских племен, найденные и в Азербайджане, и в Узбекистане.

По мнению исследователей Узбекистана, ряд предметов торевтики, найденных в Узбекистане и Азербайджане, относящиеся к т.н. «сасанидскому металлу», на деле изготовлены мастерами Средней Азии и Кавказа.

Арабское завоевание Азербайджана и Узбекистана с VII -VIII веков сопровождалось исламизацией населения, что в корне поменяло общественный и культурный уклад населения, законы, частично изменило обычаи. В Азербайджане и Узбекистане стали исповедовать ислам, который в скором времени стал господствующей религией и основой идеологии. Религиозное единство сказалось на схожести канонов архитектуры, литературы, миниатюрной живописи, законов, а главное – на схожести менталитета и мировоззрения народов.

Включение Азербайджана и Узбекистана в Халифат способствовало развитию прямых культурных связей. Начиная с IX века, наблюдаются более тесные связи в сфере науки и культуры.

Ниже приведены интересные извлечения по истории связей народов Азербайджана и Узбекистана:

НАУЧНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ СВЯЗИ

Труды теолога, одного из составителей наиболее достоверных хадисов Абу Мухаммед ал-Бухари (810-870 гг.) изучались теологами всего мусульманского Востока. Работы ал-Бухари оказались уникальным пособием практически для всех регионов Арабского халифата. Бухара и Самарканд, как признанные центры исламской науки, подготовили не одно поколение исламских теологов, в том числе и из Азербайджана. К работам ал-Бухари были написаны ряд комментариев, в том числе теологом Абубакром Ахмедом Бардиджи (уроженец Бардиджа, города в Азербайджане на р. Куре, позднее село у г.Барда).

Узбекский ученый, географ Мухаммед аль-Хорезми (IХ век) в работе «Китаб сурат ал-ард» («Книга картины Земли») заложил основы классических географических трудов, разделив землю на 7 климатических поясов (205, 34). Впоследствии его труд брали за основу и азербайджанские географы.

Трудно переоценить значение работ Абу Али Хусейна Ибн Сины (Авиценны) (980-1037 гг.) на развитие науки в Азербайджане. Практически по всем направлениям науки работы Ибн Сины изучались азербайджанскими учеными. Лучшим учеником Ибн Сины считается азербайджанский ученый Абулхасан Бахманйар ибн Марзбан аль-Азербайджани (993-1066 гг.).

Ибн Сина сам отобрал смышленого мальчика себе в ученики и впоследствии писал: «Он мне любим как сын и даже больше. Я дал ему образование, воспитание и довел его до такого уровня».

Средневековый историк философии Захирадин Бейхаки отмечал, что большинство полемических трудов Ибн Сины составлены на основе вопросов Бахманйара. Нужно отметить, что в XV веке в Азербайджане написано много комментариев к трудам Ибн Сины.

В середине XI века Азербайджан и Узбекистан были одними из важнейших центров научной мысли Востока. В городах Азербайджана Шемахе, Тебризе, Ардебиле, Мараге, Гяндже, Нахчыване, в городах Узбекистана – Бухаре, Ургенче, Самарканде, Ходженте и других – возникли «Дома мудрости», библиотеки, обсерватории. Здесь осуществлялось изучение научного наследия Древней Греции, Индии, велись работы в области точных и естественных наук.

Хорезм в середине XI века рассматривался как «местопребывание людей науки и место остановки караванов мудрецов», а Бухара «место собрания улемов, родина благородных и средоточие наук». По мнению исследователей, это во многом объясняется тем, что в городах Маверранахра (древний историко-географический регион с богатой историей в Центральной (Средней) Азии) пересекались наиболее важные караванные пути. Не случайно, что мусульманская богословская философия Азербайджана обращалась к трудам узбекского теолога Мухаммеда ал-Газали (1058 – 1112 гг.).

Выдающийся астроном, математик, правитель Улугбек Мухаммед Тарагай (1394-1449 гг.) создал крупнейшую обсерваторию эпохи и составил таблицу «Зидж гургани». Он собрал вокруг себя крупных ученых своей эпохи, в том числе и из Азербайджана.

Философ Мухиддин Мухаммед Гарабаги (умер в 1535 гг.) известен критическими философскими работами, особенно комментарием к труду узбекского лингвиста Джаруллах Мухаммад аз-Замахшари (XI век) и к труду «Бад ал-амали» («Начало сочнинений») философа Сираджаддина Ферганаи (XII век).

Поэт, правовед и философ Юсиф Гарабаги (умер в 1644 гг.) жил и работал в Самарканде, затем в Бухаре. Будучи суфием, он написал ряд комментариев к теологическим и правовым работам. Одной из наиболее известных его работ является книга «Трактат о спорах между Хабибулла Мирзаджан Ширази и учеными Бухары».

Азербайджанские философы Мирза Мухаммад Гасан Оглу Ширвани (умер в 1686 гг.) и Молла Раджабали Тебризи (умер в 1669 гг.) написали ряд комментариев к трудам Ибн Сины.

В XIV веке в исламе появилось большое количество течений. Религиозное течение было накшбандия создано узбеком Ходжа Бахааддин Мухаммед Бухари (1327-1389 гг.), религиозное течение хуруфизм создано азербайджанцем Фазлуллахом Наими (1339-1394 гг.). Оба течения оказали сильное влияние на развитие религиозно-философской мысли Востока. Наими выступал на диспутах в Самарканде, его дело продолжили его сыновья и хуруфизмом был «заражен» даже Улугбек. Учение накшбандия, созданное уроженцем Бухары Бахауддином Накшбанди пользовалось популярностью и в Азербайджане.

Как в Азербайджане, так и в Узбекистане развивались течения хуруфизм и ясавизм. Суфийскими трактатами в Средней Азии были известны Сейид Йахйа ал-Бакуви, Камаладдин Ширвани, Абдулла Нахчывани, Мухаммад Нахчывани.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ

Принадлежащие к одной этнической группе азербайджанский и узбекский народы на протяжении веков жили в сходных общественно-политических условиях, имели тесные производственные и торговые связи, временами вели борьбу против общего врага. На этой основе формировались и постоянно развивались тесные литературные взаимосвязи.

Наиболее известный из ученых, внесших большой вклад в развитие грамматики арабского языка – уроженец Хорезма Джаруллах Мухаммад аз-Замахшари (1075- 1144 гг.). Искусство каллиграфа и огромные знания принесли ему известность при дворце сельджукских правителей. Его главный труд «ал-Муфассал фин-нахв» отличался чрезвычайной сложностью, а комментарии к работе написали азербайджанские ученые XIII века Джамаладцин ал-Ардебили (уроженец Ардебиля) и Садааддин ал-Бардаи (уроженец Барды).

Схожи сюжеты азербайджанского эпоса «Китаби Деде  Коркут» и узбекского эпоса «Алпамыш». Поразительно схожи сюжеты и даже имена главных действующих лиц азербайджанского эпоса «Кероглы» и узбекского эпоса «Гороглы» (имена Кероглы-Гороглы, крепость Чанлибель (азербайджанская версия эпоса) и Чембиль (узбекская версия эпоса), имена героев Раушан, Аваз, Айсулу и др.).

По мнению исследователей, в формировании эпоса «Китаби Дедем Коркут» есть вклад многих тюркских народов, но окончательно он сформировался и был записан в Азербайджане. Как указывал В.Бартольд, «каково бы ни было происхождение легенды о Коркуте, связанный с именем Коркута эпический цикл вряд ли мог сложиться вне обстановки Кавказа».

Огромное влияние на развитие литературы всего Востока не только XII, но и последующих веков оказал азербайджанский поэт Низами Гянджеви (1141-1209 гг.). «Хамсе» Низами Гянджеви оказалась плодотворной жанровой единицей для узбекской литературы и породила творческое состязание художников слова не только своей эпохи, но и последующих поколений. Они сформировали основные формы классической поэзии мусульманского Востока, вызвав десятки подражаний.

После смерти Низами первым о величии его работ написал в 1222 году бухарец Овфи в работе «Лубаб-ул-эл-баб». Как писал узбекский поэт азербайджанского происхождения Максуд Шейхзаде, «не успел еще вырасти чинар, посаженный на могиле Низами, а слава его облетела просторы от Каспийского моря до каракумских степей и дошла до Хорезма».

Необходимо отметить, что «Хамсе» Низами оказала большое влияние на развитие искусства книжной миниатюры, различных видов изобразительного и декоративно-прикладного искусства всего мусульманского Востока. Рукописи поэм Низами по количеству иллюстраций к ним занимают 2-ое место, уступая в этом только «Шахнаме» Фирдоуси, Уникальные миниатюры к поэмам Низами были исполнены и в Узбекистане.

Символом единства и взаимовлияния культур Азербайджана и Узбекистана XVI века может служить поэзия знаменитого азербайджанского поэта Мухаммеда Физули (1494-1556 гг.). Его работы «Саххат ва мараз», «Бенгу-баде», «Ринд ва Захид», «Лейли и Меджнун» пользовались огромной популярностью на всем Ближнем и Среднем Востоке. В своих поэтических работах он неоднократно упоминал Ибн Сину, узбекского поэта Лютфи считал своим учителем, знал поэзию Юсиф Амира, Ахмеда, Йегина, о Навои писал с уважением.

Начиная с XVII века работы Физули использовались как учебник в мектебах и медресе Азербайджана и Узбекистана, что обеспечило их широкое распространение. Творчество Физули оказало влияние на творчество узбекских поэтов: XVII века – Мутриби, Турды Фераги, Бабарахим Мешреба; XVIII века – Вафаи, Пахлавангюл Ровнага, Рагима, Хана (Мухаммедали хан), Мухаммаднийаз Нишати, Сеййади, Сабир Сейгали, Рийази, Мухаммад Шариф Гюльхани, Омар хан Амири; XIX века – Махмура, Фурката, Мукими, Зовги, Асири, Мадалихана, Ахмед Табиби, Мирзы, Ахрари Эда, Гази, Увейси, Мухаммед Рза Агахи, поэтесс Дилшад и Надиры. На литературных меджлисах Бухары, Самарканда, Хивы, Коканда часто практиковалось чтение стихов Физули.

Один из крупных суфийских ученых Имададдин Насими (1369-1417 гг.) прославился своими лирическими и философскими стихами. Его поэзия была известна на всем Ближнем и Среднем Востоке, в том числе в Узбекистане.

АРХИТЕКТУРА

Ряд сооружений Х-ХII веков в Азербайджане и в Узбекистане указывает на наличие тесных взаимоотношений архитекторов и инженеров. Так, города Азербайджана Шамкир, Бейлаган, Агдам, были построены по среднеазиатскому принципу – квадратный план города, ориентированный по сторонам света. Размеры сырцовых и обожженных кирпичей, комбинирование кладки сырца и глинобита, узорчатая кладка стен, использование полихромных изразцов доказывает наличие связей инженеров-строителей. Здесь заметны родственные элементы мавзолея Исмаила Саманида (X в.) в Бухаре и мавзолея Гунбад-е Сурх (1148 г.) в Южном Азербайджане.

Расписная керамика, в XI-XII веках, наводнившая города мусульманского Востока, изготавливалась местными мастерами, но изучался опыт и соседних регионов. Поэтому столь схожи сюжеты и изображения на предметах керамики из Узбекистана и Азербайджана этого времени.

XIII век характеризуется усилением связей азербайджанского и узбекского народов. Связи архитектурных школ подтверждают определенные сооружения. На развитие архитектуры мусульманского Востока оказали влияние сооружения азербайджанского архитектора XII – начала XIII веков Абу Бекр Аджеми Нахчывани.

Так, центрально-купольные мечети Нахчыванской школы зодчества XII—XIII веков схожи с аналогичными сооружениями Маверранахра. Мавзолей Момине Хатун, построенный Аджеми Нахчывани, повлиял на формы сооружений Хорезма, особенно на мавзолей хорезмшаха Текеша в Куня-Ургенче (исследователь А.М.Прибытков указывает и влияние здания мавзолея Юсифа ибн Кусейра).

Мавзолей шейха Хорасана в Нахчывани (ХIII в.) схож с сооружениями Хорезма: башенно-кубический тип, схожие михрабы. Порталы мечетей в селе Карабаглар (Нахчыван, ХIII в.) послужили прообразом для порталов мечети в Султание (ХIII в.), а те – прообразом для тимуридских порталов ХV века. Принцип двухминаретных порталов Карабаглара наблюдался впоследствии в мечети Биби-ханум (1399-1404 гг.), портале медресе Улугбека (1417-1420 гг.), медресе Ширдор (1619-1636 гг.).

Восстановление во второй половине XIV века ранее разрушенных сооружений привело к расцвету архитектуры. П-образная стрельчатая арка и сталактиты появились одновременно в Азербайджане и Маверранахре. В декоре Маверранахра и Хорезма использовалась резная поливная терракота и многоцветная майолика, но со 2-ой половины XIV века под влиянием сооружений Азербайджана появилась техника наборной резной мозаики. Взаимообогащение архитектуры шло путем проникновения и слияния творческих идей и направлений.

Специалисты (Л.Бретаницкий, Г.Пугаченкова и др.) указывают, что на сооружения XIV века в Куня-Ургенче оказала влияние азербайджанская (тебризская) архитектурная школа. Влияние было двухсторонним: из Средней Азии в Азербайджан перешли традиции сооружения кубических мавзолеев (Гунбад-е Гафариев Марате, XIV в). Гофрированная поверхность в архитектуре проникла в Азербайджан по маршруту: Хорезм (здесь она изобретена)-Хорасан-Азербайджан-далее в Малую Азию.

В 1-ой половине XIV века декор сооружений Азербайджана отличается от декора сооружений Хорезма и Маверранахра, но, как указывает Г.Пугаченкова, во 2-ой половине XIV – начале XV веков трудно отличить декор сооружений Самарканда и Тебриза, настолько гармонично в них сочетаются майолика и резной камень. Летописец Шараф ад-Дин Йезди указывает, что азербайджанские мастера работали при строительстве мечети Биби Ханым в Самарканде.

Из Азербайджана на юго-восток Средней Азии перешли нетрадиционные для Мавераннахра конические шатры, наблюдаемые в мавзолее бухарского комплекса Чашма-Аюб, мавзолее Хазрат-и Имам ансамбля Дар ус-Саадат в Шахрисиябзе. Как указывает Л.С.Бретаницкий со ссылкой на средневековое сочинение «Малфузат-и Амир Тимур», труд азербайджанских мастеров был востребован на разнохарактерных сооружениях Самарканда.

По заказу Амира Тимура мастер Абд ал-Азиз, сын Шараф ад-Дина Тебризи в 801 (1399) году изготовил бронзовый котел для мавзолея Ахмеда Ясави. Будучи одним из наиболее больших в мире котлов он весил 2 тонны при диаметре 2,45 м. Изготовление этого котла азербайджанским мастером доказывает, что в ХIV-ХV веках еще сохранялись традиции изготовления котлов, заложенные еще в период существования Кавказской Албании. В 1935 году котел был вывезен в Эрмитаж, в 1989 году его вернули в мавзолей.

МУЗЫКА И КАЛЛИГРАФИЯ

Азербайджанский музыковед Абдул Кадыр ибн Гейба ал -Марагаи (1353-1435 гг.) написал трактаты по теории мугамов, впоследствии он был приглашен Тимуром в Самарканд, затем переселился в Герат. Азербайджанский исследователь Гюльнар Гасымова указала на схожие корни мугамов Азербайджана и макамов Узбекистана, на примере сравнения мугама «Раст» и макама «Бузрук».

Лучший каллиграф Герата Султан Али Мешхеди (1432-1513 гг.) учился у азербайджанского каллиграфа Мир Али Табризи, создателя почерка талика.

Художник, основатель Гератской школы живописи Кямаледдин Бехзад (1450-1535 гг.) родился в Герате, но художественному ремеслу его обучил азербайджанский художник миниатюрист Пир Сейид Ахмед Тебризи. С 1507 года Бехзад работал во дворце Шейбани хана и библиотеке Алишера Навои, затем переехал в Азербайджан в 1519 году и с 1522 года возглавил библиотеку шаха Исмаила I Хатаи в Тебризе. Ему принадлежат лучшие миниатюры к произведениям Низами Гянджеви. Интересно, что в сефевидских летописях приводятся разные факты, свидетельствующие о высоком уважении, с которым шах Исмаил I относился к Бехзаду, Л.С.Бретаницкий, со ссылкой на средневековые летописи, описывает легенду, по которой основатель азербайджанского государства Сефевидов Шах Исмаил I перед сражением с османами приказал увести в тыл Кямаладдина Бехзада, как самое большое сокровище Сефевидского государства.

Правитель государства Моголов Хумаюн воспитывался в Азербайджане. По мнению специалистов, название одного из азербайджанских мугамов «Хумаюн» связано с его именем.

*****

Таким образом, исторические связи азербайджанского и узбекского народов имеют глубокие корни и осуществлялись в форме политических, экономических и культурных отношений. Углубление связей, особенно в сфере культуры, наблюдается с XII века. XIII век характеризуется усилением связей, которые продолжали развиваться несмотря на политические события XVII-XVIII веков.

Общность происхождения и, соответственно, схожесть языка и частично обычаев, общность религии, параллели исторического развития и схожесть исторических судеб в древности и средневековье создали фундамент для углубления связей в последующие периоды.

По материалам книги автора “Исторические связи азербайджанского и узбекского народов”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.