Геноцид азербайджанцев в Ходжалы: глазами своих и чужих


З.Джаббаров

В течение 200 лет азербайджанский народ постоянно подвергался этнической чистке и политике геноцида со стороны армян. Азербайджанцы изгонялись со своих исторических земель, становились беженцами и вынужденными переселенцами, и все это сопровождалось массовыми убийствами, совершаемыми армянами.

События, развернувшиеся вокруг Нагорного Карабаха с 1988 года, стремления армянских идеологов претворить в жизнь идею под названием “Армения от моря до моря” привели к разрушению сел, городов, смерти десятков тысяч невинных людей, изгнанию сотен тысяч азербайджанцев со своих исторических земель.

В ночь с 25 на 26 февраля, во время карабахской войны между Арменией и Азербайджаном, армянские военные подразделения осуществили акт геноцида в азербайджанском городе Ходжалы. Армянские вооруженные подразделения при поддержке 366-го полка учинили жестокую бойню в городе. Во время этой бойни были убиты 613 человек, 1000 мирных жителей различного возраста стали инвалидами в результате полученных пулевых ранений. Были убиты 106 женщин, 63 малолетних ребенка, 70 стариков, восемь семей были уничтожены полностью, 25 детей потеряли обоих родителей, 130 – одного из родителей.

Часть жителей, пытавшихся спастись бегством, была убита в заранее организованных засадах. По информации Российского правозащитного центра “Мемориал”, за четыре дня только в Агдам из Ходжалы было доставлено 200 трупов, были зафиксированы факты надругательства над десятками трупов. В Агдаме прошел судебно-медицинскую экспертизу 181 труп, в том числе трупы 13 детей. Во время экспертизы было установлено, что причиной смерти 151 человека явились пулевые ранения, 20 – осколочные ранения, 10 человек скончались от ударов тупыми предметами. Правозащитным центром также был отмечен факт скальпирования живых людей.

Ходжалинский геноцид вошел черной страницей в историю Азербайджана. Армяне скальпировали живых людей, отрезали им головы и другие части тела, детям выкалывали глаза, вспарывали животы беременным женщинам, и это далеко не полный список.  Во время атаки в Ходжалы также было использовано химическое оружие.

Сведения о якобы подготовленном военными спасительного коридора для вывода мирного насения из зоны боевых действий оказались лживыми. Детей, стариков и женщин армяне вывели из пылающего Ходжалы и направили их в сторону села Шелли, на дороге которой размещалась армянская свиноферма. Их собрали здесь под предлогом безопасности. Утром все пленные были расстреляны.

В других местах армяне соорудили скрытые блокпосты. Участник этих событий Юрий Гритченко пишет: «Но был второй пост, о существовании которого азербайджанцы не подозревали. Из этого поста с близкого расстояния армяне начали из пулеметов расстреливать ходжалинских беженцев. Около армянского села Нахчеваник беженцы попали под шквальный огонь армянских БТР. Окровавленные трупы лежали вповалку, друг на друге…»

Колонна беженцев ушла в сторону села Гюлаблы, и там, около 200 человек было захвачено в плен. Другая часть беженцев пошла в сторону Агдама, по маршруту оставив, слева поселок Аскеран. Но был еще и второй поток беженцев, обходивший Аскеран с правой стороны. Их тоже обстреляли армяне. Некоторых взяли в заложники, азербайджанским омоновцам топорами рубили головы.  Некоторым заложникам выкалывали глаза, отрезали уши, скальпировали, а потом убивали.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ЖИТЕЛЕЙ ХОДЖАЛЫ

Жительница Ходжалы Дурдана Алиева в последствии вспоминала, что в первый раз армяне напали на Ходжалы 18 сентября 1988 года: “В тот день в Ходжалы справляли свадьбу. Подумав, что ходжалинцы заняты торжеством, армяне совершили вооруженное нападение на город. Мужчины Ходжалы тогда дали достойный отпор армянам, которые вынуждены были отступить. С того времени Ходжалы был в окружении. С тех пор и начались все наши беды. Четыре года мы жили в блокаде. Но ходжалинцы не оставляли свои дома, мужчины хотели вывести семьи из города, но ни одна женщина не покинула свой дом, не оставила свою семью. Женщины до последнего поддерживали свои семьи”.

Санубар Алекперова, жительница Ходжалы: «…Гасан-абад, Мехтакенд, Боздагы – со всех сторон стреляли. От грохота БМП, вошедших в Ходжалы, содрогалась земля. Сначала женщинам и детям велели спрятаться в подвалы. Потом пришел глава исполнительной власти Эльман Мамедов и сказал, что надо спасаться, иначе всех уничтожат. Начальник аэропорта Алиф Гаджиев повел нас через лес в сторону Агдама. Вблизи села Нахичеваник попали в засаду. То, что я здесь увидела, мне никогда не забыть: образовалась гора из трупов. И мать мою застрелили. Дочерей моих Севиндж и Хиджран ранили. В тот же миг и в меня попала пуля. Молодые женщины и дети в судорогах умирали на снегу».

Джамиль Мамедов, житель Ходжалы: «Войдя в город, танки и бронетранспортеры разрушали дома и давили людей. За русскими солдатами шли армянские боевики. Прихватив с собой 5-летнего внука, я побежал в сторону леса. Чтобы ребенок ночью не замерз, я снял свою одежду и укутал его. Но это не помогало. Пришлось зарыться с малышом в снег. Утром; поняв, что ребенок не выдержит, я направился в ближайшее армянское село Нахичеваник, где нас встретили вооруженные армяне. Я умолял их взять деньги и ради ребенка пропустить нас в Агдам. В ответ меня избили, ограбили и отвели к коменданту села. Тот приказал запереть нас в хлеву, где уже находились азербайджанские женщины и дети. В хлеве нас держали 4 дня, не давали ни есть, ни пить. Но злу нет предела. Когда через 4 дня меня с внуком доставили в Аскеранский район, там началось такое, что хлев в Нахичеванике вспомнился как рай. Иностранные наемники (я знаю армянский язык и отличаю местного армянина от приезжего) выдернули у меня ногти на ногах. Негры же, находившиеся среди армян, высоко подпрыгивая, били меня ногами по лицу. После пыток, продолжавшихся несколько часов, меня обменяли на арестованного армянина. А внука моего отобрали. Ничего не знаю и о судьбе жены и дочери».

Сария Талыбова, жительница Ходжалы: «…Нас привели на армянское кладбище. О том, что здесь произошло, мне трудно рассказывать. 4 молодых турка-месхетинца и 3 азербайджанца были принесены в жертву на могиле армянского боевика. Несчастным отрезали головы. После этого солдаты и боевики на глазах у родителей стали истязать и убивать их детей. Потом трупы с помощью бульдозера сбросили в овраг. Не насытившись кровью, эти хищники в человеческом обличьи, привели двух азербайджанцев в форме национальной, армии и отвертками выкололи им глаза…»

Джанан Оруджев, житель Ходжалы: «Мы пытались прорваться через лесопосадки в Агдам, но вблизи села Нахичеваник были встречены шквальным огнем армян. Немало детей и женщин было истреблено. Сына моего расстреляли. 16 лет ему было. Забрали у меня дочь 23-х лет с детьми-близнецами и вторую дочь, 18-летнюю, беременную…»

Мушфик Алимамедов, житель Ходжалы, во время выхода из города был ранен и два дня пролежал в снегу: «…. Они не щадили никого – ни стариков, ни женщин, ни детей. Много людей было заживо сожжено в домах, особенно вблизи аэропорта. Страшный запах горелого мяса до сих пор преследует меня…».

Ненеш Селимова, беженка, жительница Ходжалы: «Троих моих сыновей замучили в Аскеране, Тела до сих пор не вернули».

Мурвет Мамедов, раненый, девять лет: «Меня ранили в ногу, а брата Ахмеда – в руку. Он старше меня, ему уже одиннадцать лет. Я видел, как они отрезали уши. У одной тетеньки вытаскивали золотые зубы прямо изо рта. Я боялся, что они и у меня выдернут зубы».

Парвана Мамедова: «…Я пережила страшную ночь, уже не помню, как мы бежали в сторону Нахчиваника. А утром после трагедии искали родных. Потом узнала, что Васифа и Салима, мужа сестры и сына брата Захира армяне взяли в заложники и расстреляли. Васиф погиб в перестрелке неподалеку от леса. Всех погибших предали земле в Агдаме в алее шехидов. Отец, мать, сестра Фитат, брат Азай ныне живут в здании санатория города Нафталан, жена Расифа после страшной бойни родила дочь, и мы назвали её Хатирой, в память о нашем брате. Большие потери в семье Вилаята. Отца его Юсиф киши расстреляли…»

СВИДЕТЕЛЬСТВА ОФИЦИАЛЬНЫХ ЛИЦ

Атакиши Атакишиев

Эльман Мамедов, бывший глава исполнительной власти Ходжалы:

«…Штурм города начался с артобстрела и продолжался около двух часов. Стреляли из танков, БТР и снарядами «Алазань». Мы были блокированы с трех сторон, открыто было только аскеранское направление. Когда уже в атаку пошли армянские пехотинцы, в Ходжалы все было разрушено, многие его жители погибли. Мы защищались в окопах до 2 часов ночи. Не выдержав натиска, защитники и население города стали отступать. Перебравшись через реку с ледяной водой, мы уходили в сторону Кятиинской горы. Немало людей погибло в дороге – в лесах, где они обморозились. Шли до 7 часов утра, вышли на поле около армянского села Нахичеваник. Тут нас поджидали армянские автоматчики, пулеметчики и БТР. Началось массовое истребление безоружных людей, которые попали под шквальный огонь. Здесь погибло много детей и женщин. Часть людей пошла в сторону села Гюлаблы, и там, около 200 человек были взяты армянами в заложники. Мы стали прикрывать оставшихся в живых жителей города, и часть из них пробилась в Агдам. Я и семь моих товарищей не смогли выбраться из окружения – было поздно, но нам повезло – мы нашли укрытие. С 9 часов утра до 8 часов вечера оставались там. И только вечером, когда пошел снег, мы смогли выбраться оттуда и добраться до Агдама утром 27 февраля».

Бывший прокурор Ходжалинского района Атакиши Атакишиев:

«Оказавшись в блокадном кольце с ноября 1991 года, мы были отрезаны от всего мира. Все дороги в Ходжалы были заблокированы армянскими боевиками. Общение с азербайджанскими районами было налажено с помощью вертолетов. Я и глава исполнительной власти Эльман Мамедов часто выезжали в сельскую глубинку, откуда везли продовольствие, оружие и боеприпасы для защитников поселка.

Сформировали тогда добровольные отряды самообороны, которыми руководил бывший военрук Тофик Гусейнов, известный в Карабахской войне по прозвищу «Михайло Ходжалы». В аэропорту действовал отряд Алифа Гаджиева и местная милиция. Небольшими силами мы противостояли многочисленным хорошо вооруженным и обученным армянским боевикам, к которым примкнул ещё печально известный 366 российский стрелковый отряд. С первого дня блокады я и глава исполнительной власти регулярно информировали президента страны, Верховный Совет, военное командование и правоохранительные органы о сложившейся ситуации, предупреждали о возможных последствиях, в случае если не удастся вывести население Ходжалы из блокады. По правде говоря, мы стали заложниками лживых обещаний официальных кругов политического центра страны, с одной стороны и борьбы оппозиционных сил за власть с другой…

Трагедии могло бы и не быть, если Карабахский вопрос решался на государственном уровне при политической стабильности  в стране, обретшей национальный суверенитет и независимость. В Нагорном Карабахе шла необъявленная война уже который год. Нарушались права азербайджанского населения, их насильно вытесняли из исторических мест проживания. Именно в то время Ходжалы обрел статус района республиканского подчинения, шла застройка поселка, а война была   рядом. Добровольческие отряды и немногочисленные отряды милиции и ОМОНА были недостаточно организованы и поэтому мы теряли села один за другим.

Армяне, оккупировав значительную часть территории при пособничестве печально известного 366 российского полка, вплотную подошли к Ходжалы, образовав кольцо блокады. Прорыв из этого котла можно было осуществить через Аскеран и вывести население в Агдамский район, где находился штаб военного командования с опытными специалистами и экспертами, сосредоточены крупные силы военной техники со складами боеприпасов. Шесть раз разрабатывался план по прорыву кольца блокады и всякий раз они срывались со стороны определенных сил.

В ту зимнюю морозную ночь мирные жители под обстрелом артиллерии и танков бежали в леса Нахчиваника, где их также встретили автоматными очередями. Погибло много людей, но и чудом спаслись сотни ходжалинских семей.

В 1990 году [Ходжалы] был преобразован в район республиканского подчинения. За последние три года до трагедии на социально-экономическое развитие и строительство было направлено свыше 100 миллионов рублей. В короткие сроки здесь были построены многоэтажные жилые дома, открыты филиалы крупных промышленных предприятий, создан строительный трест, открыты филиал Бакинского финансового экономического Колледжа. Открытие аэропорта имело большое значение для воздушного сообщения с Шушой, другими населенными пунктами, где проживало азербайджанское население Нагорного Карабаха. В Ходжалы были размещены депортированные тюрки-месхетинцы, азербайджанские семьи из Армении и Нагорной части Карабаха. В Ходжалы можно было разместить свыше 20 тысяч [человек] населения.

С осени 1991 года армянские боевики вели интенсивные перестрелки, приблизились в Ходжалы, расположив вокруг него боевые позиции и военную технику. С 7 октября 1991 года прекратилась связь города по железной дороге и автомагистрали. 28 ноября в Аскеранском районе в машине марки УАЗ были зверски убиты трое наших граждан. После этого дорогу на Аскеран закрыли полностью. Большая полоса военных операций проведенных армянами совместно с печально известным 366 мотострелковым полком, пришлись на январь и февраль 1992 года.

Вот хроника тех дней: 21 января – взято село Гейбалы, 12 февраля – Ашагы Гушчулар, в тот же день Малыбейли, в тот же день Юхары Гушчулар. 17 февраля – Гарадаглы. Кольцо блокады сжималось невероятно быстро. В городе уже не было электричества, иссякли продовольствие и боеприпасы. Не ожидая помощи от республики, мы создали национальные добровольные отряды. Самообороны, надежно охранялись аэропорт, где сидели отряды ОМОНа, в окопах дежурили и отбивали атаки сотрудники милиции.

Руководить обороной, было поручено главе исполнительной власти Эльману Мамедову и мне. В этом холодном и голодном городе мы вынуждены были оставаться поочередно. Лично я вые¬жал в такие сельские районы как Имишлы, Саатлы, Сабирабад, Джалилабад, Билясувар, Гаджигабул, Товуз и Шемаха, откуда везли все, что нам давали люди руководители районов.

Находясь в Агдаме, мы разрабатывали мероприятия по прорыву блокады Ходжалы. Однако как ни странно 12 февраля 1992 года непосредственный руководитель этой операции Дадаш Рзаев был срочно переведен на другую линию фронта в Геранбойский район. Эвакуация населения по непонятным причинам задерживалась. День за днем нас обманывали, что вот, вот прилетят вертолеты за раненными. Вечером 25 февраля я отправил последнюю телеграмму руководству республики. Просили помощи, но Баку молчал. Через несколько часов в Ходжалы разыгралась страшная трагедия…

Это уже не секрет и я могу ещё раз подтвердить то, что без помощи российского батальона армянские боевики не смогли бы овладеть городом. Позорно то, что в этих карательных акциях участвовали русские военнослужащие. Как стало потом известно, многие солдаты, раскрыв ис-тинные намерения армянских агрессоров, стали постепенно покидать полк и переходить линию фронта.

Я разговаривал со многими солдатами и офицерами, которые были вовлечены в эту бесчеловечную по масштабам авантюру. Находясь в окопах с ходжалинцами и обороняя родной го¬род, я нередко задавался вопросом. Откуда у армян столько военной техники, боеприпасов, военных вертолетов. Ответ оказался прост. Армения, а не большая горстка карабахских армян ведет войну с нами. Это настоящая агрессия. Почему же мировое сообщество не предпринимает никаких мер по обузданию агрессора? Кроме того, в республике в то время не была создана боеспособная армия, готовая дать достойный отпор противнику. Это была наша война ходжалинцев с армянами. И в этом неравном бою мы проиграли. Но самое страшное то, что армянские фашисты жестоко расправилось с мирным населением. Не пощадили ни детей, стариков, они даже пошли и на такое, как скальпироние, изуродование трупов.

Об этом страшном геноциде я и Эльман Мамедов рассказали на пресс-конференции в Москве, 4-5 марта 1992 года в которой участвовали журналисты боле ста стран мира. Центральное телевидение «Останкино» распространили на весь мир 15 минутную передачу от трагедии Ходжалы. »

ВЗГЛЯД ИЗВНЕ

Ходжалинский геноцид, совершенный с особой жестокостью, привел в ужас русских, грузинских, английских, французских, немецких, американских журналистов, а также журналистов и публицистов из других стран.

Жан-Ив Юнет, журналист, Франция: «…Мы стали свидетелями ходжалинской трагедии, видели тела сотен погибших мирных людей – женщин, детей, стариков и защитников Ходжалы. Нам предоставили вертолет, мы снимали с высоты птичьего полета все, что видели вокруг Ходжалы. Однако армяне стали обстреливать наш вертолет, и мы не смогли закончить съемки. Это страшная картина. Я много слышал о войнах, о жестокости немецких фашистов, но армяне превзошли их, убивая 5-6-летних детей, мирное население. Мы видели много раненых в больницах, в вагонах, даже в помещениях детских садов и школ…»

Рори Патрикс, журналист, Телекомпания «Фронтлайн ньюс», Англия: «Злодеяние в Ходжалы ничем нельзя оправдать в глазах мировой общественности».

По словам Патрикса, неподалеку от армянского села Нахичеваник, куда журналистов с трудом перебросили на вертолете, он видел десятки обезображенных трупов. Это были не защитники Ходжалы, а мирные жители этого города – расстрелянные в упор дети, женщины, старики, которые пытались пробиться в Агдам сквозь массированный огонь армянских вооруженных формирований (газета «Вышка», 05.03.92)

Анатоль Левен, журналист, Великобритания: «Когда мы подлетели к заснеженным холмам Нагорного Карабаха, мы увидели трупы, лежащие по всей местности. Совершенно очевидно, это были беженцы, расстрелянные во время попытки спастись».

В.Белых, корреспондент «Известий»: «…Время от времени в Агдам привозят обмененных на живых заложников тела своих погибших. Но в ночном кошмаре такое не привидится: выколотые глаза, отрезанные уши, снятые скальпы, отрубленные головы… Издевательствам предела нет».

Журнал Круа л’Эвенеман (Париж), 25 марта 1992 года: «Армяне атаковали местность Ходжалы. Весь мир стал свидетелем обезображенных трупов. Азербайджанцы говорят о тысяче убитых».

Газета Санди таймс (Лондон), 1 марта 1992 года: «Армянские солдаты уничтожали сотни семей».

Газета Файнэншл таймс (Лондон), 9 марта 1992 года: «армяне расстреляли колонну беженцев, уходящих в сторону Агдама. Азербайджанцы подсчитали около тысячи трупов”.

Газета Таймс (Лондон), 4 марта 1992 года: «Многие были изувечены, а от одной маленькой девочки осталась только голова».

«Известия» (Москва), 4 марта 1992 года: «Видеокамера показала детей с отрезанными ушами. У одной старой женщины была отсечена половина лица. Мужчины были скальпированы».

Газета «Ле монд» (Париж), 14 марта 1992 года: «Иностранные журналисты, находящиеся в Агдаме, среди убитых в Ходжалы женщин и детей видели трех скальпированных, с выдернутыми ногтями. Это не азербайджанская пропаганда, а реальность”.

По материалам книги З.Джаббарова «Кровавый след геноцида и потерянный рай»

Читайте также:
Воспоминания пилота вертолета: “Ходжалы стоял у армян как кость в горле…”
Как это было: Резня в Ходжалы по воспоминаниям российского офицера
Агдам, Шуша и Ходжалы в 1926-1928 гг. (ФОТО)

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.