Торговые отношения Англии с государством Сефевидов (конец XVI — нач.XVII вв.)


Д.Гасанзаде

Созданные почти одновременно две Ост-Индские компании –английская (1600г.) и голландская (1602 г.) вели ожесточенную борьбу за рынки Востока. Эти компании отличались по своей организации и структуре. Английская компания была акционерной компанией, которая конкурировала с другими английскими коммерческими предприятиями, такими как Левантийская компания, не получая существенной помощи от британского правительства.

Голландская Ост-Индская компания была мощным объединением всех голландских торговых групп, которые интересовались торговлей с Востоком и голландское правительство предоставило компании достаточно большие права. Ей было предоставлено право подписывать договоры с восточными правителями, объявлять войну и вести переговоры о мире, собирать войска и т.д.

Будучи «истинным национальным институтом» Ост-Индская компания имела значительно больше ресурсов, чем английская Ост-Индская компания. Тем не менее «Персия имела для них меньшее значение», поэтому английскому проникновению в государство Сефевидов почти ничто не мешало, за исключением армянского торгового капитала, заинтересованного в продолжение торговли с европейскими странами через территорию Османской империи.

Что касается персидских купцов и самого шаха, который являлся главным поставщиком шелка, то они были заинтересованы в установлении прямых торговых и дипломатических отношений с англичанами и поэтому не противодействовали их проникновению в государство Сефевидов. Однако, англо-сефевидских торговых отношений практически не существовало.

Развитию торговых отношений между английской Ост-Индской компанией и государством Сефевидов благоприятствовало следующее обстоятельство. Агенты английской Ост-Индской компании получили от Великого Могола разрешение торговать с его подданными, вывозить туда огромное количество товаров, особенно шерстяных тканей и сукна. Отсутствие спроса на английские товары в Индии привело к тому, что по истечении некоторого времени все склады компании были переполнены вышеуказанными товарами.

Такая неожиданная неудача вызвала беспокойство у руководителей английской Ост-Индской компании, резиденция которых находилась в Сурате, и они начали искать средство для компенсации убытка. Выйти из этого положения помогли им представители (агенты) Ост-Индской компании Р.Стилл и Дж.Кроузер, прибывшие в Индию через Алеппо в государство Сефевидов в 1614 году.

Р.Стилл был поражен благоприятными перспективами для торговли английскими товарами в Сефевидском государстве. Он заметил, что местные жители очень нуждаются в шерстяной ткани и сукне, т.к. “зима там холодная”. Кроме того, “шелк продавался здесь гораздо дешевле, чем в Алеппо и можно было закупить его на 50% дешевле его обычных закупочных цен”.

Это было вызвано упадком торговли через торговые центры Восточного Средиземноморья: обычно в годы османо-сефевидских войн полностью прекращалась торговля европейских стран с государством Сефевидов через территорию Турции, что и открывало большие перспективы перед английской Ост-Индской компанией.

Таким образом, руководство английской Ост-Индской компании отправило Р.Стила и Дж.Кроузера ко двору сефевидского шаха для налаживания торговых контактов с компанией. Англичане были хорошо приняты шахом и получили от него фирман от 1616 года, по которому правители портов Персидского залива должны были оказать хороший прием английскому флоту.

В указе шаха было сказано: «… отдается приказ всем нашим подданным… принимать и обходиться должным образом с английскими франками, с момента прибытия их кораблей в Джаск или любой другой порт нашей страны, обращаться с ними так, чтобы их товары занимали то место, которое они пожелают, заботиться о них так, чтобы они были защищены с нашей стороны… Я этого хочу и приказываю вам действовать таким же образом. 12 Рамадана (октябрь) 1024 года. (1616 г.)».

Р.Стилл и Дж.Кроузер после обследования ряда портов, выбрали Джаск как наиболее подходящий и главным образом, менее подверженный атакам португальцев, чем другие порты. Руководство английской Ост-Индской компании в Сурате, убежденные в предстоящем успехе торговли с кызылбашами, поручили нескольким агентам –Эдварду Кенноку, Томасу Баркеру, Джорджу Плею и Вильяму Беллу отправиться в Сефевидское государство.

При этом, были указаны инструкции компании, которыми должны были руководствоваться агенты. В дальнейшем купцы Ост-Индской компании занимающиеся торговлей в своих факториях в Сефевидском государстве, время от времени получали подобного рода инструкции.

Лондонский двор, хорошо понимавший выгодность торговых операций с Исфаганом, всячески поощрял своих агентов, которые своей деятельностью способствовали поднятию престижа своей родины на Востоке, обогащению своего королевства.

В 1616 году из Индии в Персию был отправлен корабль с группой факторов под руководством Эдварда Кеннока. До того, как отправиться ко двору шаха Аббаса I Кеннок со специального разрешения местных правителей открыл фактории английской Ост-Индской компании в Ширазе и Исфагане. Во время одной из аудиенций шах дал ему фирман, по которому компания получила право свободно торговать по всей территории Сефевидского государства.

Шах обещал дать англичанам право установить факторию в Джаске или в других портах, где они пожелают. Кроме того, шах обещал снабжать компанию от 1 тыс. до 3 тыс. тюками шелка ежегодно по цене 6 ф.ст. за фунт. Этот товар должен был перевозиться из Джаска на кораблях без уплаты налога. Так началась сравнительно недолгая торговая связь английской Ост-Индской компании с Сефевидским государством.

В 1618 году по поручению Т.Роя агент компании в Исфагане Баркер вел переговоры с шахом Аббасом I, который предоставил англичанам новые торговые привилегии. В 1619 году английские торговые фактории, кроме Джаска, были основаны в Бендер – Аббасе. Тогда же шах Аббас подтвердил прежние привилегии англичан.

В 1620 году король Джеймс I прислал сефевидскому шаху письмо с изъявлением благодарности за благосклонность к английским купцам. Результатом полученных Кенноком и Баркером фирманов явилось заключение англо-персидского договора, заключенного в декабре 1621 года.

В 1622 году представители Ост-Индской компании несколько неохотно соглашались оказать помощь шаху Аббасу в отвоевании у португальцев их укрепленного пункта и торгового центра – о.Ормуз, а также Кишмы. Надо констатировать факт, что англичанам никогда не удалось бы разрушить мощь португальцев в Персидском заливе и соперничать с процветающими факториями в Ормузе не будь решительных действий сефевидской армии.

Более того, нельзя отрицать то, что английская Ост-Индская компания получила некоторые ценные концессии в ответ на свою военно-морскую поддержку. Еще до штурма Ормуза, шах Аббас I согласился на то, что компания освобождалась от налогов в Ормузе и получала половину таможенной платы, взимаемой здесь. После взятия Ормуза было решено прекратить его использование как порта и приспособить взамен маленький городок Гомброун*, расположенный на материке в 10 милях к северу-западу от залива.

Шах Аббас I решил сделать Гомброун главным портом Сефевидского государства и переименовал его в Бендер-Аббас. Затем для поддержания тесных торговых связей даровал английской Ост-Индской компании те же права, которыми она пользовалась в Ормузе. Компания переместила свои фактории из Джаска в Бендер-Аббас.

В торговом отношении Бендер-Аббас имел ряд преимуществ над Джаском. Этот порт имел защищенную бухту и находился ближе к Ширазу и Исфагану. Более того, караванные пути, соединяющие эти города с Бендер-Аббасом были намного короче и менее подвержены атаками грабителей. Кроме того, еще один караванный маршрут соединял Бендер-Аббас с Кирманом, по которому англичане, а позднее голландцы получали свои ценные поставки местной козлиной шерсти.

В течение XVII века Бендер-Аббас и его значение росли, так что мечта шаха Аббаса I превратить его в главный порт Сефевидского государства полностью воплотилась в жизнь. Вторая крупная фактория после Бендер-Аббаса, которую открыли англичане находилась в Исфагане. Фактория была открыта с разрешения шаха в 1617 году, который предоставил ее агентам выбрать несколько зданий, принадлежащих шахскому двору для размещения. Выбор англичан пал на дворец, расположенный западнее рынка Кейсарие.

Условия жизни английских агентов в Исфагане были более лучшими чем в Бендер-Аббасе. Л.Локкарт со слов путешественников того периода пишет: «как отдыхали и наслаждались сотрудники английской Ост-Индской компании, можно представить, когда перенеся не только жару Гомброуна, но также усталость, неудобства, иногда и опасность долгого путешествия в Исфаган, они прибывали в свои прекрасные дома, прохладно-тенистые сады».

Англичане как и голландцы, имели свои фактории в Ширазе, а также контору в Кирмане. Если принять во внимание тот факт, что деньги в XVII в. имели большую покупательскую способность, уровень оплаты представителей английской компании был очень низким.

Чарльз Локайр, описывая трудности жизни в Бендер-Аббасе писал: «С болезнями весной, ужасной жарой летом, холодной зимой, бедные агенты и служащие английской Ост-Индской компании соответственно за 15 и 5 ф.ст. в год совершают огромные сделки для компании».

Локарт отмечает, что многие из членов английской Ост-Индской компании в Бендер-Аббасе или вообще в Сефевидском государстве, остались должниками компании или своих коллег к моменту смерти.

Тем не менее, ведя частную торговлю в Сефевидском государстве каждый сотрудник компании таким образом, вносил свой собственный вклад в развитие экономических связей между Англией и Сефевидским государством. Представители же голландской Ост-Индской компании по сравнению с английскими коллегами получали жалованье в несколько раз больше. Однако они не имели права заниматься торговлей частным образом.

В декабре 1617 года Эдвард Кеннок умер и его место занял Томас Баркер. По прибытию в Исфаган 18 мая 1618 года он был торжественно принят шахом Аббасом I, который поручил Имамкули-хану проследить за исполнением его обещаний посредничать между англичанами и португальцами.

Шах в присутствии послов других стран торжественно дал клятву без каких-либо нарушений выполнять каждый пункт договора, заключенного с правительством Англии. Однако он отметил, что не допустит вывоза сефевидского шелка через территорию османской империи и такого же акта ожидает со стороны англичан. Английская сторона пыталась получить разрешение на восстановление фактории в Ширазе, на что шах потребовал у посла английской Ост-Индской компании взамен положительного ответа на предложение взять 600 тюков шелка в порту Ормуз для продажи его на европейских рынках.

В мае 1618 года в Сефевидское государство прибыл Дж.Гоббс с письмом от комитета английской Ост-Индской компании, который заключил торговое соглашение с шахом, согласно которому компания обязалась выполнить его условия. Взамен шах Аббас обещал продать весь шелк англичанам при условии, что последние не отправят его в Европу через Османскую Турцию. Как известно, вывоз шелка через территорию Турции приносил большие доходы султану в виде таможенных пошлин, в чем не был заинтересован шах.

Кроме того, кызылбаши согласились заботиться о безопасности порта в Персидском заливе, а англичане обещали поставлять в обмен на шелк наличные деньги, ткань, ртуть, олово и всякого рода оружие. Однако со временем выяснилось, что англичане не в сосотоянии покупать столько шелка, сколько шах Аббас I предлагал покупать ежегодно.

Как сообщают источники, только через Алеппо и Дамаск ежегодно в Европу привозилось 6 тыс. тюков шелка, из них 500 тюков –в Англию, 1,5 тыс. –в Венецию, 3 тыс.тюков –в Марсель, а остальные 400 тюков –в Геную, Луку, Флоренцию, Мессину и т.д.. Так как у англичан не было достаточно капитала, они предложили голландцам совместно осуществлять закупку сефевидского шелка.

Однако, как пишет Феркан Броуд, ссылаясь на один архивный документ и меморандум, для этого не хватило бы капитала даже двух компаний (голландской и английской). Чтобы продолжить войну с османами, шах Аббас I стремился продать все большее количество шелка, поэтому в 1626 году он уже предлагал англичанам 8 тыс. при условии, что половину они оплатят наличными деньгами, а другую половину –тканями, оловом, свинцом и прочими товарами. Но у англичан и на этот раз, с одной стороны, не было достаточно капитала, а с другой –их годовая потребность в шелке не превышала 600 тюков, а в другие страны более 2 тыс.тюков они не могли бы продать.

Кроме того, договор,подписанный в 1618 году, не вошел в силу. К тому же армянские купцы добивались его аннулирования. Этой горсткой коммерсантов давно была захвачена торговля Сефевидского государства со странами Европы через территорию Османской империи и она не могла согласиться на реализацию этого соглашения, которое сводило на нет ее деятельность.

Поэтому армянские купцы решили приложить все усилия, чтобы помешать англичанам в их торговле. Вообще-то армянские купцы, пользуясь своей принадлежностью к христианской религии прибрали к своим рукам значительную часть торговли Сефевидского государства с европейскими странами: мусульманские купцы неохотно шли на торговые контакты с христианским миром. Это привело к обогащению армянских торговцев и они стали своего рода тормозом более интенсивных прямых торговых связей государства Сефевидов с Европой.

К середине 16 века сефевидский шелк из-за высокой цены по сранению с индийским перестал быть главным экспортным товаром, поставляемых в Англию. Первое место теперь занимала продажа козьей шерсти из округа Равар, находящийся в 70 км. севернее г.Кирмана. Другие товары, которые вывозились из Сефевидского государства- это золотая парча, гобелены, ковры, ткани, кожаные изделия, фисташки, миндаль, сухофрукты, фаянсовая посуда, драгоценные камни, в частности, бирюза, парфюмерия, ширазские вина и спирт.

Таким образом, уже в 17 веке ввоз западноевропейских, в том числе английских товаров в Сефевидское государство, главным образом, текстильных, был значителен для азербайджанской ремесленной промышленности. Здесь имели сбыт преимущественно те английские и другие западноевропейские и русские товары, которые не производились в самом государстве Сефевидов, как например, сукна.

Следует отметить, что благодаря интенсивному развитию отношений между Англией и Сефевидским государством наблюдался экономический подъем во многих городах Центрального, Западного и Южного Азербайджана.

После смерти шаха Аббаса I, пришедший к власти Сефи I (1629-1642 гг.) оттолкнул от себя сторонников шаха Аббаса I, внешне-политическое положение Сефевидского государства при нем ухудшилось. Единственная заслуга его заключалась в том, что он заключил соглашение с Ост-Индской компанией, обязавшейся ежегодно вносить шаху в виде «подарка» 1500 ф.ст. и покупать шелк ежегодно на 60 тыс. ф.ст. Однако со II половины 40-х гг. 17 века первое место в торговле с Сефевидским государством заняли соперники англичан – голландцы.

По материалам журнала “История и ее проблемы”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.