Бакинец Константин Певзнер: переносчик-переводчик культур


О.БУЛАНОВА

24 июня 1924 г., в интеллигентной бакинской еврейской семье родился мальчик Костя Певзнер. В дальнейшем, Константин Певзнер стал известнен как уникальный музыкант, композитор и дирижер.

Тяга к музыке была у Певзнера с детства. Возможно, он профессионально занялся бы ею и раньше, но помешала война, и в 1941 г. юноша отправился на фронт. А затем была Азербайджанская консерватория, которую он окончил в 1953 г. по классу композиции у самого Кара Караева. Талантливый выпускник консерватории моментально стал всеобщим любимцем.

Все, знавшие Певзнера, вспоминали его колоссальное обаяние, какую-то удивительно добрую ауру, потрясающий ум и такт в общении. И гигантское чувство юмора. Певзнер был непревзойденным рассказчиком нескончаемых анекдотов, исключительным тамадой, ярким импровизатором…

Певзнер был невероятно артистичным и элегантным. Кто-то очень точно подметил, что он был демократичен, но его демократизм был аристократическим.

Певзнер в 1958 г. он был приглашен музыкальным руководителем ансамбля Тбилисского политехнического института (где пела тогда Нани Брегвадзе), а затем стал художественным руководителем эстрадного оркестра «Рэро» и проработал в нем до 1974 г. И с этого времени оркестр «Рэро» (не путать с ансамблем «Орэро») буквально заблистал и стал известен по всему СССР, но в первую очередь, конечно, в Грузии и Азербайджане.

В «Рэро» особенно широко раскрылся талант Певзнера как композитора, аранжировщика, дирижера и педагога, воспитавшего целую плеяду эстрадных певцов в Грузии. Одним из величайших, наверное, открытий было открытие маленькой девочки Ирмы Сохадзе, ставшей первой исполнительницей знаменитой на весь СССР песни Певзнера «Оранжевая песня».

Как писали в своей статье в журнале «Смена» А.Комов и В.Ковалeв: «Константин Певзнер, руководитель известного оркестра «Рэро» грустил. Были прекрасные стихи Аркадия Арканова и Григория Горина, музыка была, аранжировка… Не было исполнителя, который бы спел песню серьезно. Какой взрослый серьезно сможет пропеть: «Оранжевое солнце, оранжевое небо, оранжевая мама, оранжевые верблюд?» И когда руководителю оркестра стало совсем грустно, он вспомнил о той очаровательной девчушке с телевидения.

К этому времени Ирма уже училась во втором классе… «Оранжевая песня» стала первой серьезной работой. С ней пришла к Ирме популярность, не меньшая, чем у взрослых артистов. Ее даже вместе с оркестром в Париж пригласили. Зрители концертного зала «Олимпия», повидавшие на своем веку такое количество эстрадных звезд, что некоторым астрономам не снилось, аплодировали малышке с черными кудряшками, не жалея ладоней… Ирма пела по- грузински — ее понимали, по-русски — тоже понимали, спела даже по-французски… Потом, после отъезда «Рэро» из Франции, мелодия долго еще звучала в эфире».

Вспоминает Ирма Сохадзе: «Песня родилась в конце 60-х. Видимо, людям этот мотив и слова напоминают что-то далекое, хорошее. То время олицетворяют песни «Пусть всегда будет солнце» и «Оранжевая песня». «Оранжевая песня» была создана тремя гениальными людьми — автор музыки Константин Певзнер, слова написали Аркадий Арканов и Григорий Горин. Три таких умных человека сели и сочинили для восьмилетней девочки эту песню. Как пришла идея, никто сейчас толком не помнит…

Песню писали в Тбилиси. Почему оранжевая? То ли потому, что в комнате, где они творили, висело что-то оранжевое, то ли еще что-то. Было застолье, может быть, чуть-чуть выпили, и все показалось в радужном свете. Мотив у Певзнера к тому моменту уже был. Я каждый концерт начинаю с этой песни, слова лишь переделала под свой возраст. Такая у меня визитная карточка».

Певзнер недаром назван Ирмой гениальным. Его талант композитора, мелодиста был на самом деле непревзойденным.

Естественно, что талант этот не остался незамеченным, и Певзнера в Москву пригласил Леонид Утесов (оркестр «Роро» возглавил впоследствии Вахтанг Кикабидзе по просьбе самого Певзнера), и Певзнер стал работать в утесовском оркестре и фактически возглавлял его, хотя номинально являлся просто музыкальным руководителем. Ведь Утесов был тогда уже достаточно пожилым человеком, ему было трудно, так что всем заправлял Певзнер.

Утесовский коллектив тогда официально назывался Государственным народным оркестром РСФСР под управлением народного артиста СССР Леонида Осиповича Утесова.

Несмотря на то, что руководить оркестрами — занятие хлопотное и отнимающее массу времени, Певзнер находил время писать замечательную музыку.

Он написал три оперетты («Важная персона» (Баку, 1949), «Всегда с любимой» (Одесса, 1954), «Седьмое небо» (Москва, 1962), два мюзикла, музыку ко многим спек- таклям и кинофильмам, в т.ч. «Игра без ничьей» (1966), «Смерть филателиста» (1969), «Ребята с Сиреневой улицы» (1975); сюиту для симфонического оркестра — «Симфонические картины» (1955), эстрадные пьесы, различные композиции, аранжировки и т.д. И, конечно, песни, многие из которых тут же становились шлягерами.

Среди самых известных — «Колдовство весеннее», «Ачу-ачу», «О, Рэро, Рэро», «Встреча в Москве», «Кошка и плов» и «Фарида». Последние две блистательно исполнял Рашид Бейбутов. Была написана и музыка к телефильму «Рэро» принимает гостей» (1971).

К сожалению, это замечательное творение режиссеров Н.Неновой и Г.Цулая незаслуженно забыто, хотя фильм полон прекрасной музыки, ярких исполнений солистов оркестра, национальных танцев и т.п., — того, чем так блистал «Рэро» в свое время.

Константин Певзнер скончался в 1990 г. Он родился в Баку, жил в Тбилиси, потом в Москве…

Как написал Тенгиз Гудава, редактор «Радио «Свобода», Константин Певзнер «был переносчиком-переводчиком культур. Он словно брел где-то рядом по кривой улочке старого Тбилиси, напевая очередной шлягер, и все ему подпевали…»

Из архивов газеты ЭХО

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.