Азербайджанский поэт-суфий Сеид Абульгасым Набати


Абузар Багиров

Настоящая любовь никогда не стареет, не умирает. Искренняя любовь – явление сакрально-духовное, а пылкая страсть – форма внешнего проявления этих сокровенных чувств. Не сама любовь, а именно страсть может со временем угасать, стареть, исчезать.

Слова известного гератского поэта Абу Исмаила Абдуллаха ибн Мухаммеда аль-Ансари аль-Харави (1006–1089), ставшие крылатыми на протяжении многих веков, – яркая характеристика важнейшего места любви в жизни человека: «Если ты не любил и не знал страсти, то ты один из камней пустыни».

В творческом наследии выдающегося представителя азербайджанской поэзии XIX столетия Сеида Абульгасыма Набати концепция любви выражена чётко, конкретно, приземлённо и сводится к тому, что все люди – влюблённые создания. Пропащий тот, кто не любил и не был любим…

Сеид Абульгасым Мохтарам оглы родился в 1812 году в селе Ушдибин Гараджадагского уезда Южного Азербайджана в семье видного представителя духовенства. Получил хорошее духовное образование, в совершенстве владел арабским и персидским языками.

Уже в молодости освоил основы риторики, теории стихосложения, глубоко изучил восточную классическую литературу и азербайджанский фольклор, начал слагать стихи на родном и персидском языках. Вначале писал под псевдонимами «Ханчобаны», «Меджнун» и «Меджнуншах», а позже перешёл на поэтический псевдоним «Набати», что в переводе с фарси означает «получающий удовольствие от сладости» – здесь под сладостью подразумевается красота.

Набати был прекрасным оратором, считался искусным чтецом не только своих стихов, но и всей классической восточной поэзии. Его лирические и религиозно-философские произведения представляют собой синтез письменной классической и устной ашугской поэзии. Мифологизированные биографические сказания «Набати» и «Ханчобан», созданные ещё при жизни поэта, содержат немало достоверных сведений о жизни и творчестве Сеида Абульгасыма Набати. Эти сказания были опубликованы в 1958 году в Баку издательством Азербайджанского государственного университета.

В стихах поэта сочетаются многообразные литературные, религиозные, географические реалии, традиции Востока и Запада, Ирана и Турана, арабского, персидского и тюркского миров. Именно Набати в XIX веке взял на себя миссию наследника религиозно-этических ценностей, которые в средние века на Востоке проповедовали такие гении, как Ахмед Ясеви (1103–1166), Шамс Тебризи (1185–1248), Джалаледдин Руми (1207–1273), Юнус Эмре (1240–1321), Имадеддин Насими (1369–1417), Исмаил Хатаи (1487–1524).

Единственный дошедший до нас сборник стихов – «Диван» Набати состоит из 7500 строк на тюркском и персидском языках. Стихи сборника в различных жанрах: газель, касыда, мухаммас, сагинаме, тахмис, мустазад, рубаи, чарпаре, гошма, герайлы, теджнис.

Основные размеры стихов у Набати – это силлабика и аруз. Темы и мотивы его произведений – любовь; герои – влюблённый и возлюбленная, а заветное чаяние лирического героя – достижение божественных высот в любви, познание абсолютной красоты. Вдохновлённый божественной любовью, поэт не только ставит себя в один ряд с Меджнуном и Фархадом – знаменитыми влюблёнными классической восточной литературы, но поднимается ещё выше, заявляя о предпочтении естественной, земной красоты. В его представлении конкретная, земная красавица – главная веха, вершина абсолютной красоты. Естественно, что первым открытием неизменно оказывается всегда живая, реальная избранница сердца.

Поскольку Набати не удовлетворяет ни одно из современных ему религиозных верований, философия его поэзии выражает чаще всего не гармонию, а духовный упадок, проникнута духом отрицания и нарастающим пессимизмом. Но настрой, мироощущение поэта мгновенно меняются, когда речь идёт о духовном восхождении, и совершенный дух, причащаясь на пути к Всевышнему, достигает божественных высот, а отрицание уступает место утверждению.

Набати не скрывает своего благоговения и любви ни к божественно святым ликам, ни к земным божьим созданиям. У поэта немало стихов в форме гошма и газелей, проникнутых фольклорным колоритом и отмеченных детальной живописностью, – посвящённых природе, повседневной жизни, красоте человека и его бытию. Его теджнисы – образцы высокого слога в азербайджанской поэзии. Вообще же вся классическая лирика Набати несёт на себе явное влияние ослепительной лирики гениального Мухаммеда Физули (1494– 1556).

Наряду с этим, в творчестве поэта сквозит особая симпатия и к творчеству Видади (1709– 1809) и Вагифа (1717–1797), а также к фольклорно-ашугской поэзии в целом. Несмотря на двойственность творчества Набати, всё же он смотрит на мир с высоты суфийских воззрений, его больше притягивает суфийская поэзия. Этот замечательный поэт-суфий прожил яркую, насыщенную жизнь. Он умер в 1873 году, в 61-летнем возрасте и нашёл вечный покой в родном Ушдибине.

Творческое наследие Набати явилось последним аккордом средневековых суфийских философских взглядов в истории восточной поэзии. Образцы произведений Набати впервые были изданы в 1852 году в Тебризе, в томе «Дивана» Мухаммеда Физули.

В 1925 году в Баку вышел в свет первый том фундаментального двухтомного труда видного азербайджанского литературоведа Фиридун бека Кочарли (1863–1920) «Материалы истории азербайджанской литературы», небольшой раздел которого посвящён жизни и творчеству Сеида Абульгасыма Набати и содержит ряд стихотворений. Более объёмным и научно выверенным изданием произведений поэта справедливо считается сборник, выпущенный в 1968 году издательством Академии наук Азербайджана и составленный известным востоковедом Абульфазлом Гусейни (1925–1987), с обстоятельным введением и обширными комментариями.

Намного более полным и разработанным изданием творческого наследия Набати является увидевший свет в 1993 году в Тебризе двухтомник, подготовленный выдающимся тюркологом-азербайджанцем доктором Гусейном Мухаммедзаде Садигом, писавшим под псевдонимом Гусейн Дюзгюн, и включающий «Тюркский диван» и «Персидский диван» поэта.

Особого внимания заслуживает также переиздание в 2004 году в Баку сборника произведений Набати, вышедшего в 1968 году, с существенными дополнениями и введением профессора Замана Аскерли с совершенно новым, неожиданным подходом к творчеству выдающегося поэта-суфия.

Стоит отметить, что видный ученый академик Фейзулла Гасымзаде (1898–1976) по праву считается крупнейшим в азербайджанском литературоведении после Ф. Кочарли исследователем и популяризатором, знатоком биографии и творчества великого азербайджанского поэта земной любви – Сеида Абульгасыма Набати.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.