Как строился Завод глубоководных оснований на Абшероне (ФОТО)


Арзу Меджидли

В конце 70-х гг. ХХ в. Баку активно застраивался. Строились как жилые массивы, общественные здания и т.п., так и промышленные предприятия. В их числе – знаменитый на всем советском и постсоветском пространстве Завод глубоководных оснований.

Тема постройки такого завода в СССР поднималась неоднократно. Планировалось построить его на Каспийском море. Многие советские руководители выражали горячее желание построить данный завод в Астрахани. Но Гейдар Алиев в результате неимоверных усилий добивается постройки завода в Баку.

В связи с этим масштабнейшим строительством была созвана общереспубликанская комиссия, в которую вошли более двадцати авторитетных специалистов, организаций и институтов Советского Союза. В комиссию в качестве ответственного секретаря и архитектора включили и главного архитектора Баку Расима Алиева. Возглавлял комиссию тогдашний первый заместитель Председателя Совета Министров Азербайджана.

Когда начались обсуждения, Расиму Алиеву дали три недели для определения месторасположения будущего завода. Он советуется с московскими коллегами и в сотрудничестве с ведущими специалистами, соответствующими научно-исследовательскими, архитектурно-проектными институтами республики проводит исследования и анализ всех каспийских побережий Баку и Абшерона – от поселка Аляты на юге и до Насосной за Сумгайытом на севере полуострова.

Этот анализ территорий нужно было провести в рекордно короткий срок. Он включал в себя изучение геологической структуры земель, глубины моря, инфраструктурные возможности и т.д. Работа велась практически круглосуточно и результатом ее стали девять предложений по местам, где можно было построить такой завод. Из этих территорий было выбрано то место, где завод и был в итоге построен – около поселка Сахиль. Это место было оптимальным со всех позиций.

Были проведены все необходимые вычисления для постройки завода, которому предстояло занять площадь в 100 гектаров, эти расчеты подписываются как союзными, так и республиканскими специалистами, и пакет документов, утвержденный главным архитектором, высылается влиятельному чиновнику – руководителю созданной комиссии.

Строительство завода глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина, 1980-е-годы
Самоходные краны на Заводе глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина 1983 года
Строительство одного из цехов Завода глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина 1982 года

Спустя день Расима Алиева срочно вызывают на прием к этому чиновнику. Чиновник, раньше поддерживавший с архитектором хорошие отношения, отчего-то встретил его высокомерно и холодно. Со спесивым видом он ткнул пальцем на карте Абшерона в территорию под Нардаранским маяком и сказал: «Даю тебе три дня, определи эту площадь под застройку завода, обнови расчеты и предъяви мне за своей подписью».

Расим Алиев ответил, что это невозможно, что данная территория – пляжная, туристская, курортная зона, что глубины моря там небольшие, что там выращиваются специальные сорта винограда и инжира, что в перспективе ожидается возведение в том районе олимпийского комплекса и, наконец, на тех территориях расположены санатории и лечебницы государственного значения.

Главный архитектор подчеркнул, что это никак невозможно и он не подпишется под таким решением. Чиновник снова обводит красным кружком неподходящую местность на карте прикаспийского побережья и настырно напоминает архитектору, что тот коммунист и обязан беспрекословно исполнять определенные партией обязанности.

Спустя день Расим Алиев снова отправляет на тот же адрес прежние документы, но на сей раз предназначенной для государственных чиновников особой почтой, и не забывает отметить у себя информацию об отправке и поступлении, исходящие и входящие номера. Через несколько часов раздается звонок и происходит неприятный разговор с влиятельным чиновником. Расим Алиев остается непреклонным: «Предъявленные документы и расчеты подготовлены профессионалами и других вариантов нет. Так что никакой другой документ подписан не будет». Естественно, вместо понимания Расиму Алиеву приходится в очередной раз выслушать упреки и угрозы.

Вопрос должен был решиться за месяц, как и предполагалось, но дело затягивают и сознательно предают забвению. Около семи-восьми месяцев спустя Расима Алиева приглашают в Центральный Комитет и предлагают подписать документ с признанием собственной халатности в отношении данного дела. Ему грозит строгий выговор с занесением в личное дело с последующими административными выводами. Для советского периода это очень страшное наказание, из которого вытекают многие неприятности вплоть до потери рабочего места. Естественно, Расим Алиев не подписывается и под этой бумагой. И вот тогда молодого архитектора предупреждают: «Пеняй на себя!».

На следующий день созывается заседание бюро во главе с Гейдаром Алиевым и одним из обсуждаемых вопросов становится строительство завода глубоководных оснований. Расим Алиев отправляется на это заседание во всеоружии: берет с собой все документы, расчеты, копии писем. Когда очередь доходит до данного вопроса, вниманию Гейдара Алиева предлагается заранее подготовленный документ «обличения в связи с халатностью».

Повисает глубокая пауза. Гейдар Алиев поднимает голову со словами: «Что ты наделал, Расим?! Знаешь, как далеко назад ты отбросил республику?! Как же ты мог так поступить?! Ведь я тебе верил…»

Всегда соблюдавший протокол и тем самым подававший всем пример Гейдар Алиев обратился в тот раз к главному архитектору Баку не как «товарищ Алиев», а «Расим».

На строительстве Завода глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина 1983 года
На строительстве Завода глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина начала 80-х годов

Обращение Гейдара Алиева к членам бюро – «Кто-нибудь желает высказаться?» – встречается гробовой тишиной. «Все ясно», – произносит Гейдар Алиев и собирается продолжить речь, но тут с места в заднем ряду поднимается Расим Алиев: «Я хочу высказаться…».

В ответ архитектор слышит горький упрек: «Тебе после всего этого есть еще что сказать?! Все, что ты мог, ты уже сделал…» Побледневший Расим Алиев произносит в отчаянии: «Даже приговоренному к смерти дают последнее слово!». «Хорошо, говори!», – соглашается Гейдар Алиев.

Главный архитектор подходит к главе республики и предъявляет по очереди все карты и чертежи, расчеты и письма, подписанные документы. Гейдар Алиев знакомится с бумагами в течение 15-20 минут и погружается в глубокое раздумье, внимательно изучая даты документов. И обращается к членам бюро: «Как вы могли такое учинить?! Расим Алиев мой племянник и именно потому я на протяжении двух лет не утверждал его на пост главного архитектора… В курсе данного вопроса находился даже сам Брежнев…»

Затем обращается к Расиму Алиеву: «Завтра же отправьте министерству-заказчику все документы и расчеты, подготовленные на основе вашего предложения!..» После этих слов Гейдар Алиев резко встает и добавляет, что остальные вопросы будут обсуждаться завтра. Так заканчивается заседание бюро.

А на следующий день в официальной газетной хронике публикуется указ об освобождении высокомерного чиновника от занимаемой должности и переводе на другую работу.

Строительство завода глубоководных оснований началось. В середине 80-х гг. завод исправно выдавал столь нужную республике и всему Советскому Союзу продукцию.

Катера у причала Завода глубоководных оснований. Фото Виталия Калинина начала 1982 года
Транспортировка глубоководного основания. Фото Виталия Калинина 1983 года
Транспортировка глубоководного основания в акватории завода. Фото конца 1980-х годов

Использованы материалы из книги «Воспоминания» Расима Алиева

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.