Он мог играть все: история азербайджанского универсала Гусейнаги Гаджибабабекова


«Профессионал риска» – так часто называли артиста оперного театра, ибо находясь на сцене, он мог рассчитывать только на свой голос и мастерство. Но бывают моменты, когда помимо этих качеств, требуется еще мужество и тогда он превращается в личность, чье имя живет в истории, опрокидывая время. Одним из таких замечательных артистов был Гусейнага Гаджибабабеков, осмелившийся в начале XX века выступить на сцене азербайджанского театра в женской роли.

Народный артист Азербайджана Г.Гаджибабабеков отличался редкой одаренностью и трудолюбием. Эти качества сделали его универсалом, который с равным успехом выступал в мугамных музыкально-сценических произведениях азербайджанских композиторов, классических европейских и русских операх.

Современники восхищались виртуозным исполнением Г.Гаджибабабекова оперных и опереточных ролей, для которых у него не существовало ограничений амплуа. Мастер сценических трансформаций, он мог играть все. Это позволял голос тенор-альтино широкого диапазона и врожденный артистизм, быстро снискавший ему всенародную славу.

Г.Гаджибабабеков родился в 1898 году в Шемахе. Размеренную жизнь семьи нарушило землетрясение 1902 года и ремесленник Султан, отец Гусейнаги решил переехать в Баку. Привезли в столицу также большую клетку с соловьями и по воспоминаниям матери артиста, маленький Гусейнага, забыв обо всем, как зачарованный, часами слушал дивное пение птичек. В 1905 году его определили в шестигодичное Алексеевское училище и к удивлению окружающих, оказалось, что самой сильной страстью мальчика является пение. Красивый голос и музыкальность мальчика заметил один из учителей – Ханафи Терегулов.

Высокий чистый дискант превратил Гусейнагу в активного участника и солиста школьного хора. Он выступал в различных концертах, распевая отрывки из опер, популярные песни. Так, постепенно будущий артист приобщился к европейской музыке и хоровой культуре. Судьба была благосклонна к Г.Гаджибабабекову. Годы его детства совпали с важным для Азербайджана периодом становления и развития новой музыкальной культуры, у истоков которой стоял великий У.Гаджибеков.

Будучи десятилетним мальчиком, в 1908 году Гаджибабабеков увидел на сцене Ахмеда Агдамского и Гусейн Гулу Сарабского в роли Лейли и Меджнуна в одноименной опере Уз.Гаджибекова. На всю жизнь Г.Гаджибабабеков запомнил этот спектакль и артистов, перевоплотившихся в Лейли и Меджнуна. Потрясение от увиденного художественного события разбудили в его душе желание стать артистом. Отныне все его помыслы и дела были связаны с театром. Эту тягу к миру искусства еще более усилило общение с родственниками – государственным деятелем С.Эфендиевым, педагогом Р.Гаджибабабековой, режиссером А.Сухейли.

С 1911 года Г.Гаджибабабеков учился в школе известного просветителя Г.Махмудбекова и продолжал занятия в хоре. Страстное желание стать артистом постепенно все более возрастало. С душевным волнением ходил Гусейнага в театр, представляя себя на месте артистов. В 1910 году судьба улыбнулась Г.Гаджибабабекову и ему представилась возможность стать участником спектакля.

При просветительском обществе «Ниджат» функционировала театральная труппа, силами которой ставились многие оперные спектакли того времени. С целью расширения состава хора сюда стали привлекать школьников с хорошими голосами. В числе отобранных после прослушивания мальчиков оказались Гусейнага и его старший брат Рза. Таким образом, 12-летний Г.Гаджибабеков впервые оказался на профессиональной сцене. Его дебют в качестве одной из подружек Лейли в опере «Лейли и Меджнун» стал началом блистательного певческого пути артиста.

Одновременно при содействии благотворительного общества «Сафа», Г.Гаджибабабеков участвовал и в драматических спектаклях. Судьба свела его с такими видными деятелями азербайджанской культуры и литературы, как Уз.Гаджибеков, Г.Сарабский, Г.Араблинский, Д.Мамедкулизаде. В 1913 году драматическая труппа общества «Сафа» поставила спектакль «Кавейи – ахенгер», режиссером которого был Г.Араблинский.

В этой пьесе юный Г.Гаджибабабеков сыграл роль сына кузнеца Каве. С гордостью впоследствии артист вспоминал также об успешном выступлении на премьере пьесы «Мертвецы» Дж.Мамедкулузаде в роли Назлы.

Артист рассказывал: «Однажды… я встретился с Мирзага Алиевым. Был 1916 год. Он поинтересовался моими делами. Знаками я объяснил ему, что «на улице жара, а в кармане пусто. Какое может быть настроение?» Смеясь, он ответил, что Мирза Джалил принес «Мертвецов». Скоро все будет хорошо».

Спустя несколько часов после этого разговора Г.Гаджибабабеков застал в гостевом доме А.Ахвердиева, А.Шаига, Уз.Гаджибекова, Х.Везирова, Г.Сарабского и Дж.Мамедкулизаде. Так, юный артист познакомился с видным азербайджанским писателем, который, по совету Г.Араблинского, поручил ему роль Назлы, а Мирзага Алиеву – роль Искендера.

Но первый большой успех выпал на долю Г.Гаджибабабекова в 1915 году, когда он исполнил партию Асли в опере «Асли и Керем» Уз.Гаджибекова. Тот вечер был очень ответственным для юного дебютанта. Только режиссер и артисты знали, как он волновался. Он робел еще и потому, что приходилось петь женскую партию. Но будучи прирожденным артистом и обладателем тенора-альтино широкого диапазона, он с легкостью справился с этой задачей. Однако после спектакля, было очень трудно ходить по улицам, когда невежды выкрикивали вослед оскорбления.

Внутренняя убежденность в правоте выбранной профессии, любовь к сцене помогли не сломаться и не свернуть с выбранного пути. В составе труппы Аббаса Мирзы Шарифзаде Г.Гаджибабеков с успехом выступал в партии Асли на гастролях в Дагестане и ряде городов Северного Кавказа. Возросший профессионализм, природные вокальные и сценические данные способствовали росту его популярности. Наконец, в 1917 году артист получил приглашение в театральную труппу братьев Гаджибековых. В последующие годы складывался репертуар Г.Гаджибабабекова, формировались сценические навыки, вырабатывалась собственная неповторимая актерская манера.

В течение пятнадцати лет он исполнял роли Асли, Лейли и других героинь мугамных опер азербайджанских композиторов, очаровывал слушателей чудесным лирическим тенором. Общение с такими выдающимися артистами, как Г.Сарабский, Д.Зейналов помогло становлению и развитию таланта Г.Гаджибабабекова. Рядом с ними голос артиста звучал так хорошо, что зрители легко и без тени сомнения принимали этого молодого мужчину в женских ролях, верили в его исполнение. Простота и естественность поведения на сцене, приятная внешность определили успех певца в женских ролях. Г.Гаджибабабеков был талантлив и очень музыкален, с ним вообще приятно было петь.

До 1923 года, пока в театр не пришла Сона Гаджиева, он исполнял женские партии. Однако начав свою артистическую карьеру с этих ролей, Г.Гаджибабабеков постепенно перешел на мужские партии.

По свидетельству очевидцев, он буквально потрясал зал в сцене прощания с умирающей Лейли в опере «Лейли и Меджнун». Его голос был удивительно проникновенным, полным любви и тоски по счастью. Мало кто из артистов мог заставить плакать зрителя в этой сцене и Г.Гаджибабабеков был одним из них. Роль Шаха Исмаила до него исполнял Г.Сарабский, который пел в первое время эту партию под аккомпанемент тара. Однако позднее М.Магомаев переработал партию для Гаджибабабекова и в течение сорока лет он был ее непревзойденным интерпретатором.

«Когда мы говорим об образе Меджнуна в исто-рии нашей оперы, то имеем ввиду Сарабского, а когда вспоминаем Шах Исмаила, то в нашей памяти воскресает образ, созданный Гусейнага Гаджибабековым,» – писал А.Бадалбейли.

С удивительным благородством и достоинством исполнял он партию Шаха Исмаила. Недаром именно эту партию он избрал для прощального бенефиса в 1960 году.

Культурную жизнь Баку 1920-х годов оживляли приезды гастролирующих артистических трупп. Голос молодого певца, его необычное амплуа, мастерское исполнение женских и мужских партий привлекло внимание русских артистов, которые посоветовали ему учиться европейскому вокалу. Эту идею поддержал профессор Н.Сперанский и в 1925 году он поступил на вокальный факультет Азербайджанской Государственной Консерватории.

Уже через год, в 1926 году Г.Гаджибабабеков успешно дебютировал в роли царя Берендея в самой поэтичной опере Н.Римского-Корсакова «Снегурочка». Слушатели по достоинству оценили правильность трактовки этой партии, исполненной молодым артистом на русском языке.

За несколько лет обучения в классе Н.Сперанского молодой артист получил профессиональное европейское вокальное образование, которое позволяло теперь с легкостью осваивать партии не только в мугамных, но и классических европейских операх. В 1930 году Г.Гаджибабабеков выступил в роли Ленского в опере «Евгений Онегин» П.И.Чайковского. С целью приобщения национального слушателя к оперным шедеврам мировой классики, произведение было поставлено М.Магомаевым на азербайджанском языке. Позже эта традиция продолжилась постановками опер «Искатели жемчуга» Ж.Бизе (1936) и «Севильский цирюльник» Д.Россини (1941).

Критики отмечали, что Ленский в трактовке Г.Гаджибабабекова вначале оперы был влюбленным, пылким юношей, но постепенно голос певца передавал мучительное смятение, отчаяние героя, вызванное изменой самых близких людей. Мастерски проводил Г.Гаджибабабеков сцену ссоры с Онегиным, каждое слово и движение было полно глубокого смысла и значения. Также замечательно он пел партию Надира в опере «Искатели жемчуга» Ж.Бизе.

В последующие годы Г.Гаджибабабеков создал на сцене оперного театра множество образов, отличающихся оригинальностью трактовки, среди которых, образы Индийского гостя в «Садко» Н.Римского-Корсакова, Герцога в «Риголетто» Д.Верди, Гариба в «Шах-сенем» М.Глиэра, Алияра в «Наргиз» М.Магомаева, Хосрова в «Хосров и Ширин» Ниязи. В 1934 году он наравне с Бюль-Бюлем пел партию Гариба в опере «Шах-сенем».

На декаде азербайджанской литературы и искусств Москве в 1938 году именно Г.Гаджибабабеков партнером Шовкет Мамедовой в этом спектакле. Настоящий драматический актер, он играл так, что одно появление певца на сцене гарантировало интерес и пристальное, неослабевающее внимание зрителей, неотступно следивших за каждой фразой, жестом большого музыканта. Поворот головы, движения рук, взгляд – все это позволяло создавать персонажи настолько убедительные, что казалось, другого быть не может. Если есть люди, рожденные стоять на сцене, чтобы владеть мыслями и сердцами зрителей, Г.Гаджибабабеков, несомненно, был одним из них.

В 1938 году Г.Гаджибабабеков с большим успехом выступил на декаде азербайджанского искусства в Москве. Исполнение партий Сулеймана в оперетте «Аршин мал алан», Алияра в опере «Наргиз», Гариба в «Шахсенем» получило высокую оценку публики.

«Разве мугаматист Гаджибабабеков, поражающий слушателя вокальной техникой, не является дарованием, равным лучшим певцам мира?» – писала газета «Известия» после выступлений артиста.

Невероятный успех выпал на долю Г.Гаджибабабекова на завершающем декаду концерте в Большом театре, где артист исполнил азербайджанскую народную песню «Яхан дуймеле». Бурные аплодисменты заставили ещ вновь вернуться на сцену.

«Я был в полной растерянности. Было такое ощущение, что я не помню ни одной народной песни… Кто мог знать, что меня трижды вызовут на сцену. Вдруг я вспомнил песню одного из кавказских народов и спел ее на языке оригинала. Так я вышел из сложившейся ситуации,» – вспоминал спустя многие годы певец.

В 1938 году за творческие заслуги в области музыкального искусства Г.Гаджибабабеков получил звание народного артиста Азербайджана.

Сцена из постановки “Аршин мал алан” в Москве (Бюль-Бюль и Гусейнага Гаджибабабеков)

Почти полвека певец совмещал оперную и концертную деятельность. Постепенно он вырос в художника широкого диапазона, которому равно подвластны были сложнейшие оперные партии, вокальные миниатюры, музыка классиков, современных авторов и, конечно, народные песни. Надолго запомнилась слушателям исполнение песен «Сары гялин» и «Дурна». Г.Гаджибабабеков настолько проникся фольклором, что его концертная манера практически не отличалась от аутентичного исполнения. Он на редкость тонко и точно чувствовал мир народной песни, ее простоту и мудрость, искренность и благородство.

Как счастливые часы своей жизни, Г.Гаджибабабеков вспоминал общение с великим классиком азербайджанской музыки Узеиром Гаджибековым. Артист рассказывал, о том, как в 40-е годы композитор показал ему романс «Возлюбленная». Г.Гаджибабабеков решил сразу же, «с листа» исполнить вокальную миниатюру и начал петь на высоких тонах, но Узеир бек попросил исполнить иначе. Однако Г.Гаджибабабеков выучил романс в собственной манере и спел на концерте под аккомпанемент замечательного пианиста В.Козлова.

Бурные аплодисменты публики показали, что артист не ошибся. После концерта, Узеир бек поздравил Г.Гаджибабабекова и подарил ему ноты романсов «Без тебя» и «Возлюбленная» на слова Низами.

Постоянно гастролируя в Москве, Ленинграде, Тбилиси, Ташкенте и других городах, Г.Гаджибабабеков быстро находил контакт со слушательской аудиторией. Но более всего ему запомнились совместные гастроли на заре его творческой деятельности с Аббасом Мирзой Шарифзаде. По инициативе режиссера, они ставили маленькие сценки – Г.Гаджибабабеков пел, а А.М.Шарифзаде декламировал стихи, показывал отрывки из разных ролей.

В 1960 году прощаясь со сценой Азербайджанского оперного театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова и со своими зрителями, он в последний раз выступил в роли Шаха Исмаила в одноименной опере М.Магомаева. Необыкновенная выразительность голоса, многообразие различных смысловых оттенков, продиктованное глубоким проникновением в психологию своего героя, верная художественная передача роли потрясли искушенных зрителей.

В 1968 году отмечалось 70-летие со дня рождения и 50-летие творческой деятельности Г.Гаджибабабекова.

«Многие думали, не смогу петь. Однако я начал с «Шаха Исмаила». Меня заставили вернуться. Во второй раз я спел «Забул» и «Застегай пуговицу». Но зрители опять не хотели расставаться со мной. Они столько аплодировали, что мне пришлось в третий раз выйти на сцену– вспоминал позднее артист.

Г.Гаджибабабеков прошел сквозь сложное горнило артистической жизни, следуя голосу своего сердца и совести, преодолел немало трудностей и получил широкое призвание.

Великолепный певец, талантливый драматический актер покинул этот мир в 1972 году, но до конца жизни не боялся работы и постоянно выносил на суд людей новые арии, песни и романсы. Огромное жизнелюбие, увлеченность любимой работой и талант позволили Г.Гаджибабабекову завоевать высоты искусства и вписать яркую страницу в историю азербайджанского вокального искусства.

По материалам книги “Мастера вокального искусства Азербайджана”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.