О беспорядках в Елисаветполе (Гяндже) в 1914 году


Фуад Агаев

В июле 1914 года началась Первая мировая война, не имевшая аналогов в истории человечества по своим масштабам и жертвам. Каждый из воюющих блоков – Антанта и Тройственный союз, преследовали в войне свои цели.

И хотя военные действия не затронули территорию Северного Азербайджана напрямую, тем не менее, привели к кардинальным переменам в общественно-политической и социально-экономической жизни населения.

Как известно, с первой половины XIX века территория Южного Кавказа оказалась под властью Российской империи, и данное обстоятельство накладывало отпечаток на все стороны жизни местного населения. Одним из аспектов общественно-политической жизни стало отношение двух основных этноконфессиональных групп населения – тюркского и армянского к началу боевых действий.

После официального вступления Российской империи в войну в июле 1914 года, резко обострились взаимоотношения мусульманской и армянской общественности в Елисаветпольской губернии. В 1914 году губернатором Елисаветпольской губернии был Георгий Самойлович Ковалёв, который после начала войны констатировал напряженность между двумя общинами.

В связи с этим особое значение имеет официальный документ от 2 августа 1914 года, направленный губернатором помощнику по гражданской части наместника на Кавказе: «Вследствие телеграммы Вашего Превосходительства от сего числа за № 202 сообщаю, что до объявления мобилизации армии настроение мусульман и армян было совершенно спокойное; с началом же мобилизации у армян появилось очень приподнятое настроение в благожелательном для Правительства смысле. Повсюду в губернии армянами устраивались манифестации с пожеланием успеха русскому оружию и с выражением верноподданнических чувств, о чем я своевременно имел честь донести Его Сиятельству наместнику» .

Верноподданнические чувства армянского населения и его вера в русскую армию как освободительницу армян от власти турецкого султана были не лишены оснований. Еще до объявления войны Турции император Николай II выпустил специальное обращение к армянам, в котором обнадежил их в предоставлении «свободы и правосудия» при условии непоколебимой верности и помощи царю в борьбе с «деспотичным игом турок».

При этом губернатор с тревогой отмечал агрессивное отношение части армянской общественности Елисаветпольской губернии к мусульманскому населению и обвинения последних в симпатиях к Османской империи.

«Но объявление Германией войны неизвестно почему было понято армянским населением как первая стадия предстоящей войны с Турцией. Это убеждение явилось не только у армян вверенной мне губернии, но и для всех, судя по тем вопросам, которые мне предлагали запасные из армян, проходящих по железной дороге на укомплектование Кавказской армии из Северного Кавказа. И все они интересовались только тем, объявлена ли война Турции и скоро ли начнутся против Турции действия. Бурные восторги армян о возможности войны с Турцией и о предстоящем разгроме ее, конечно, не могли пройти незамеченными для мусульман.

К сожалению, высокопатриотическое настроение армян дало основание хулиганствующей части армян полагать, что с момента войны с Турцией надлежит принять решительные действия и против татарского населения губернии, будто бы сплошь сочувствующего Турции. Несмотря на манифестации, устраиваемые и татарами в честь русского оружия в Шуше и Нухе даже совместные с армянами, в армянской части населения пошли толки и сплетни о готовящемся будто восстании мусульман, о том, что мусульмане заготовляют в массе оружие, что не сегодня – завтра вырежут всех русских и т.д.»

Как показал ход дальнейших событий, опасения елисаветпольского губернатора оказались небеспочвенными. Событием, предшествовавшим вспыхнувшим беспорядкам, послужило бытовое происшествие.

На реке Гянджинка, которая являлась своего рода неофициальной границей между армянской и мусульманской частями города, был обнаружено обезображенное тело местного жителя, армянина по национальности. Офицеры-армяне расквартированного в Елисаветполе резервного батальона, стали распространять ложные слухи о причастности местных жителей из числа мусульманского населения к данному убийству.

«Запасные, которых в Елизаветполе собралось более 1500 человек, неизвестно почему решили, что убийство совершено мусульманами, и, вслед за этим набросившись на проходящих татар, успели тяжело избить в разных пунктах города 8 человек, и как теперь обнаружено – убить еще 2-х татар, работавших в саду. Это столкновение вызвало панику, начали закрываться магазины и толпы народа с криками «бунт» стали собираться массами».

Российским властям крайне оперативно удалось взять ситуацию под контроль и навести порядок в городе. По результатам проведённого официальными властями расследования выяснилось, что убитый армянин стал жертвой кровной мести между враждующими армянскими семьями.

Г.Ковалёв пишет: «Принятыми своевременно мерами полиции и лично мною удалось скоро восстановить порядок. Дознанием, которое ведется под моим наблюдением, устанавливается, это убийство армянина было совершено не татарином, а армянином в армянской части города и на почве мести».

В донесении губернатор также высказал мнение о настроениях местного мусульманского населения в тот период: «В случае войны с Турцией, по моему мнению, мусульманская масса останется спокойной, пр: конечно отдельные личности могут из сочувствия к Турции себя проявить, и единственно чего я опасаюсь, это возможных в разных местах столкновений армян с татарами, тем не менее я напрягаю все усилия, чтобы умиротворить эту вековую ненависть и думаю, что мне удастся сохранить порядок в губернии».

Подтверждение словам губернатора Г.Ковалёва можно найти в следующем факте – мусульманская общественность Елисаветпольской губернии высказалась в поддержку российского самодержавия, отправив официальную телеграмму со следующими словами: «Кавказ, эта жемчужина короны, засияет своим естественным блеском в руках мудрого представителя нашего обожаемого Великого Государя».

Многие азербайджанцы, выходцы из высших сословий, несмотря на отсутствие призыва мусульман в армию, вступали в нее добровольно. Всего на фронтах Первой мировой войны воевало около 200 офицеров-азербайджанцев, среди которых были прославленные генералы Самед бек Мехмандаров, Али Ага Шихлинский и Гусейн хан Нахичеванский.

Представитель Азербайджана М.Ю.Джафаров от имени членов мусульманской фракции назвал войну освободительной и в то же время отметил, что поскольку «русская армия несет свободу зарубежным народам, то тем более та же свобода должна быть возвещена и многочисленным народам, входящим в состав Российской империи».

Данные факты свидетельствуют о том, что подозрения российских властей в нелояльности мусульманского населения были абсолютно необоснованны и не получили подтверждения в ходе войны.

События 2-4 августа 1914 года наглядно свидетельствуют о том, что часть армянских активистов с самого начала войны планировали провокации в отношении мусульманского населения, и для этого в ход шли даже, казалось бы, совершенно бытовые происшествия и инциденты.

По материалам Музея истории Азербайджана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.