Торговля Сефевидского государства в работах русских авторов (ХVII в.)


Р.Ю.Мамедов

Важные проблемы экономической истории Сефевидского государства – проблемы торговли, рассматриваются как в отдельных монографиях, статьях, так и в работах общего характера, написанных русскими историками.

Нормализация и улучшение политических связей, по мнению крупного русского историка П.А.Карамзина, объективно должны были привести к установлению прочных торгово-экономических отношений между Россией и Сефевидами, которые уже на рубеже XVI-XVII вв. отличались взаимной выгодой и равноправием, и не прерывались даже в годы кризисов внешней политики.

Как известно, из Ирана, в Россию поступали драгоценные металлы – золото и серебро (в монетах) и изделия из них. И хотя Государев двор был чрезмерно заинтересован в этом ввозе, но тем не менее, как показывает Карамзин, за ввозимые благородные металлы платили, как и все иное; а что касается вывоза их из России, то он считался преступлением.

С.М.Соловьев, используя архивные материалы, также подробно освещает отдельные периоды русско-сефевидских, в том числе торговых отношений.

Подробно освещая попытки англичан, французов «просит у царя дороги в Персию» С.М.Соловьев подчеркивает, что при Филарете “ни англичанам, ни голландцам, ни французам не дано было дороги в Персию, но по его смерти отношения переменились и в декабре 1634г. был заключен договор с голштинскими послами о дозволении компании голштинских купцов торговать с Персиею через Московское государство в продолжении 70 лет. За это компания обязалась давать ежегодно в царскую казну по 600000 больших ефимков”.

Исследователь народов Востока А.Шпаковский подробно останавливаясь на развитии транзитной торговли англичан через Россию с Персией, указывая на временный его характер, отмечает, что это торговля наносила “страшный вред русским”.

Торговые сношения, по мнению автора, совершенно не прекращались, даже во время смуты в Московском государстве, что лишний раз подтверждает прочность и жизненность русско-сефевидских торговых сношений на рубеже XVI-XVII вв.

Автор объясняет устойчивость русско-персидской дружбы в XVI-XVII веках именно прочными торговыми интересами, несмотря на существование политических трений из-за Грузии, на преобладание в которой претендовала как Россия, так и Сефевиды.

Так как Московское правительство ревниво оберегало свою сефевидскую торговлю от попыток иноземцев принять в ней непосредственное участие, появились даже слухи о необыкновенной прибыльности торговли с Сефевидами через Московское государство, что иногда заставляло западных купцов идти на крупные жертвы, чтобы получить непосредственный доступ к ней.

Особое внимание уделено выяснению характера русско-сефевидского торгового обмена, когда первыми купцами, шедшими во главе этого обмена стояли государи обеих стран; они вели значительную торговлю между собой, которая выражалось прежде всего в оригинальной форме обмена подарками, подношение которых было обязательно. Наряду с этим существовала и торговля в виде простой купли-продажи.

Проблемы русско-сефевидских отношений были и в центре внимания известного русского историка Е.Зевакина. Автор считает, что в течение всего XVII столетия сношения России с Сефевидами носили чисто экономический характер и были направлены почти исключительно к развитию торговли. Главным вопросом, рассматриваемый на дипломатических переговорах, касались торговых дел.

В своем исследовании «Русская торговля в Азербайджане в XVII в» Е.Зевакин также говорил о русско-персидской торговле, там же он останавливаясь на причинах экономического упадка Персии в к XVII в, делает вывод, что Персия потеряла для России то значение, какое она имела в XVII столетии.

По мнению В.В.Бартольда на Сефевидов западные страны обращали внимание особенно при шахе Аббасе I, для политических целей, чтобы найти союзника в борьбе с Турцией, которая была опасна для европейских держав, а уже затем с экономической стороны, чтобы пользоваться выгодами восточной торговли.

Ученый считает, страна в мировой торговле могла играть только второстепенную роль, потому что караванная торговля не занимала главного места, а морская торговля с Сефевидами была для европейцев только дополнением торговли с Индией, дававшей наибольшие выгоды.

Стоит также отметить и монографию М.В.Фехнера, в которой рассматривается вопрос о торговле России с Востоком. В исследовании рассматриваются пути торговых связей Москвы с Сефевидами, дается описание этих путей с указанием их экономической значимости, а также характеристика важнейших торговых центров, где концентрировалась деятельность русских купцов.

В дипломатических сношениях России с Сефевидами вопросы торговли играли зничительную роль, путем дипломатических переговоров регулировались торговые отношения России с восточными странами.

Исследователь приводит проект русско-сефевидской грамоты, который предоставляет попытку русского правительства заключить торговый договор с Сефевидами, где нашли свое отражение все те торгово-правовые положения, выработанные практикой экономического общения России со странами Востока.

В этом проекте прежде всего установливалась свобода торговли, гарантировалась известная устойчивость уровня таможенного обложения, предусматривалась защита частной собственности купцов. В проекте оговаривалось право каждой из сторон безпрепятственного транзита товаров через территорию другой стороны в страны «иных» государей. Этот пункт дает основание предполагать, что Сефевиды в это время интересовали Россию уже не только как рынок, кызылбашская земля представляла большой интерес и в отношении возможности транзита в Индию.

Следует отметить, что отсутсвие двусторонних торговых договоров, в заклучении которых Россия выступала инициатором и которые не были осуществлены, значительно осложняло экономические связи России с государством Сефевидов, так как при наличии договоров внешняя торговля России с Востоком несомненно могла бы принять гораздо больших размах и носила бы еще более постоянный характер, чем она имела в действительности.

Автор также делает некоторые выводы, касающиеся структуры, организации и условий, в которых эта торговля протекала.

П.Бушев считает, что серьезную роль в установлении дипломатического контакта между Московским и Персидским государствами играли именно вопросы торговли: взаимная заинтересованность в торговле была очевидна для обеих сторон настолько, что не потребовало каких-либо особых переговоров.

Желание Московского государства заключить союз с Сефевидами было настолько велико, что как отмечает Бушев, послам предписывалось соглашаться даже на отсрочку, и в наказе особо подчеркивалось значение дружбы между двумя государствами для их торговли.

Одновременно предусматривалось заключение торгового, соглашения с целью нормализации товарообмена русских и сефевидских товарами и товарообмена с третьими сторонами через территорию обеих договаривающихся стран.

П.Бушев с сожалением отмечает, что “результатов этой новой попытки заключить договор с Ираном мы не знаем, поскольку в архивных документах не упоминается об этом”, и автору приходится сделать вывод, что по неизвестным причинам эти посольства в начале XVII века были отозваны в Москву.

Автор отмечает, что рост налогов и торговых пошлин, тяжелый гнет феодального государства, особенно гибельный для средних и мелких купцов, произвол и господство феодалов в городах душили здесь те прогрессивные тенденции, какие появились в начале XVII в. Вот почему в городах страны не могло завершиться сложение единого рынка и зачатки нового капиталистического производства не стали господствующей формой производства.

Важные сведения о развитии торговли, особенно, внешней, имеются в работе М.Иванова. Его конкретные данные о товарах вывоза и ввоза в рассматриваемые годы позволяют судить не только о состоянии самой торговли, но и о предложениях местного ремесленного производства.

По материалам журнала “История и ее проблемы”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.