Женщины Карабахской войны: Диляфруз Гусейнова


Весна и лето 1991 г. выдались горячими, обострилась обстановка на фронте, сражения не утихали. В трудные для Азербайджана дни в агдамской средней школе №50 создали воинскую часть. Командир роты – Ширин Мирзоев, объединил добровольцев, учил их обращению с оружием, проводил занятия, посвящал молодых бойцов в премудрости военного дела. “Мирзоевцы”, как они называли себя, защищали родной Агдам от армян.

Однажды во двор казармы вошла молодая женщина, внимательно оглядевшись вокруг, подошла к дежурному и спросила, здесь ли командир. Стройную, скромно одетую женщину проводили до дверей кабинета Ширина Мирзоева. Полковник пристально посмотрел на непрошенную гостью. Удивился, услышав о ее желании стать бойцом.

Диляфруз Гусейнова, медсестра, – последовал по-солдатски четкий ответ. Узнав, что перед ним медик, командир роты согласился зачислить ее в личный состав.

Боевая служба полностью изменила смысл жизни Диляфруз. Беды Азербайджана, зверства армянских фашистов в приграничных населенных пунктах страны болью отзывались в ее сердце. Война не пощадила и ее семью. Весной 1991 г., дашнаки убили в селе Сырхавенд Агдамского района дядю Диляфруз – Газанфара, косившего сено рядом с домом. Потерявшие человеческий облик, армяне облили бензином еще живого человека и сожгли. Смерть Газанфара не давала покоя Диляфруз. Она рвалась на передовую.

Сразу попасть на фронт ей не удалось. Вначале она работала с бумагами – была делопроизводителем. Потом с новичками Джамилей и Хураман оказывала больным воинам медицинскую помощь. Когда воинская часть передислоцировалась в Хачынстрой, личный состав роты насчитывал уже более 200 солдатов.

***

Диляфруз Гусейнова родилась в 1958 г. в г. Агдам. Затем семья переехала в село Хачынчай. Здесь прошло ее детство. Окончив школу, она поступает в Шушинское медучилище. Получив диплом медсестры, создает семью. Работала в Агдамской городской психиатрической больнице. Когда началась война, Диляфруз воспитывала четверых детей. Мать троих девочек и мальчика, Диляфруз часто думала о судьбе Родины, значит, и будущем своих детей. Так получилось, что семья распалась. После этого, Диляфруз приняла решение отправиться на фронт.

Рассказывает Диляфруз: “Сначала, конечно, было трудно. Не хватало боевой техники, военного снаряжения. В распоряжении части – всего два танка, один БМП, пять автоматов. Ребята сами вернули в строй старый бронетранспортер, забытый во дворе части, привели его в боевую пригодность. Вместе с ребятами проехались по центральным улицам Агдама и остановились перед зданием бывшего райкома. Кто-то из солдат собрал в Шахбулаге полевые цветы. Связала из них венок и одела на голову. Жители Агдама с интересом смотрели на девушку в военной форме, с национальным флагом в руках. Наш своеобразный “поход” завершился удачно: 350 парней записались в роту. Ширин Мирзоев был настоящим офицером. Отличался военными знаниями, выдержкой и дальновидностью. Во многом благодаря подготовленной им операции удалось без потерь отбить у противника село Сырхавенд…”

Диляфруз дали автомат, она уже умела обращаться с оружием. Да и семейные традиции сыграли роль – родители Диляфруз никогда не расставались с ружьем. Отец, выходец из Лачина Нуру, приходился внуком самому Султан беку, прозванному в народе “горным орлом”. Правнучка Диляфруз переняла любовь к земле от родившейся в Карабахе матери и отца, продолжателя героического рода.

Первое боевое крещение Диляфруз получила в сражении за село Амиралылар. Затем участвовала в операциях по освобождению сел Куропаткино, Мартун, Чылдыран, Гаралар, Фаррух и Храморт.

Диляфруз вспоминала: “Армяне беспрерывно обстреливали село Сырхавенд. Беззащитное мирное население в панике покидало дома. Рота была приведена в полную боевую готовность. Вывели в село технику, подготовили пушки. Установив боевую технику, ночью вернулись в Сырхавенд на нескольких танках. Нашу часть снова позвали туда, на помощь. Впереди нас ждала Аскеранская операция. Обещали прислать подкрепление – 8 БМП. Зря прождали машины на спортплощадке в Агдаме – технику так и не прислали. Если бы командование сдержало слово, то с 10 БМП и 350 бойцами запросто смогли бы захватить Аскеран, тогда открылся бы прямой путь к Ханкенди. К сожалению, все оказалось тщетно – операция сорвалась и часть вернулась в Хачынстрой…”

В сельской больнице доктор Бахрам выделил для Диляфруз небольшое помещение под медпункт. Медсестра лечила раненых аскеров, не раз приходилось быть донором.

УМУДЛУ ОСТАВЛЕН НА ПРОИЗВОЛ СУДЬБЫ

Приказ полковника Ш. Мирзоева поступил ночью. О подробностях предстоящей операции не знал никто. Ранним утром 35 бойцов из отряда Диляфруз на вертолете направились в неизвестном направлении. Когда “стрекоза” приземлилась между двумя горами, командир Физули Гасымов сказал: “Не беспокойтесь, мы прибыли в село Умудлу, у подножия Муровдага. Нам поручено обеспечить защиту этого стратегически важного населенного пункта.”

Ф.Гасымов на вертолете вернулся обратно. Новым командиром стал боец по имени Фахраддин (прозвище “Аркадаш”) из села Багманлар Агдамского района.

Народ только что покинул село. В Умудлу остались двое – женщина по имени Гёзель и ее муж. Кто-то вовремя догадался оставить им автомат.

О дальнейших событиях Диляфруз вспоминала: “В забытом богом Умудлу провели ровно месяц и 18 дней. Продукты заканчивались, приходилось питаться мясом исхудавших животных, в ход пустили и конину. Страшный случай потряс всех – Армяне схватили нашего бойца, доставлявшего хлеб для солдат на посту и заживо зарезали. Бойцы остались без сигарет и медикаментов.

Нашли на складе несколько мешков с зерном, на тракторе привезли в соседнее село Зейлик. Хотели молотить зерно на здешней мельнице, как подоспели армяне; видать, кто-то успел сообщить. Пришлось спешно уходить, бросив муку, зерно и трактор. Голод выбил нас из сил. Утром кружившие над нами армянские вертолеты сбрасывали мешки с хлебом, чтобы всех нас перестрелять, если мы подойдем к мешкам. Мы стерпели голод, но не взяли вражескую подачку.”

Отряд Диляфруз был в окружении, связь со своими отсутствовала, нет боеприпасов и лекарств, как же вырваться из смертельной ловушки? Все ломали голову над этим вопросом, изучали карту местности. Наконец, нашли выход. Решили подняться через Агдабан и перейти в соседний Кельбаджар. В белых маскировочных халатах вышли на путь спасения, преодолевая заснеженные перевалы, они шли под ливнем. Трое сорвались в пропасть. Отряд с трудом добрался до Кельбаджар и с помощью главы исполнительной власти района вернулся в свою часть.

Когда Диляфруз вместе с отрядом попала в окружение в Умудлу, детям сообщили, что маму схватили армяне и отрезали ей голову. Вернувшись домой, Диляфруз попала на свои … поминки. Дети бросились к мае, увидев ее живой и невредимой.

После возвращения из Умудлу, Диляфруз помогала раненым медпункте батальона. Однажды судьба вновь испытала ее. Во время боев снаряд из установки “Алазань” разорвался рядом с медпунктом. Диляфруз чудом осталась жива.

УДАЧНАЯ РАЗВЕДКА

Весна 1993 г. Получено задание об освобождении от врага села Гарагаджлар. Отряд Диляфруз вышел в дорогу с рассветом. Небо над селом застилал густой туман. Бойцы хотели воспользоваться благоприятной погодной обстановкой и неожиданным для неприятеля ударом завладеть населенным пунктом. Туман расселся при подходе к армянским позициям. Враг заметил воинов и открыл огонь.

Рассказывает Диляфруз: “В том бою потеряли 12 бойцов, 36 получили ранения. Я шла рядом с агдамцем Ясаром, когда раздался чудовищный грохот, от которого чуть не оглохли. Почувствовала, что-то тяжелое ударило в голову. Вначале подумала, осколок. Но это был большой кусок мяса. Кровь текла по щекам, попадала в рот. Посмотрела направо, где минуту назад находился Ясар. и увидела разбросанные вокруг куски его тела. Подкосились ноги, в глазах-темно. Поняла, что угодили на мины, расставленные в шахматном порядке. Сделаешь шаг – и смерть неизбежна. Достала из кармана врачебные ножницы и стала осторожно срезать тонкие электрические провода от мин. Подала условный знак следовавшим сзади бойцам. Сняла крышки и обезвредила противотанковые мины. Думала, они достанутся нашим. К сожалению, остались армянам.”

Диляфруз проявляла мужество, оказывая бойцам медицинскую помощь, вытаскивая их с передовой. Тяжелораненых и потерявших много крови солдат на лафетах отправляла в тыл. Для освобождения Гарагаджлара разработали разведывательную операцию. В группу вошли пять ребят и Диляфруз. Штыбом для очистки ствола автомата каждый вырыл себе траншею.

Рассказывает Диляфруз: “Наши позиции находились примерно в десяти pax от армянских окопов. Траншеи обложили травой, чтобы враг не заметил горы свежевырытой земли. Помню, не удалось извлечь труп Алескера. погибшего накануне. Армяне захоронили тело, под документы и фотографию заложили мину. Таким образом коварный враг хотел нанести нам еще больший урон. Хорошо, что вовремя предупредила ребят об опасности.

Ночь и утро провели в траншеях, не смыкая глаз вели наблюдение. Находились на близлежащей высоте и потому позиции армян просматривались как на ладони. Связист по рации передавал сведения командованию. Только стало светать, как наши военные вертолеты обрушили град огня на Гарагаджлар. Азербайджанские аскеры в упор расстреливали бежавших в панике врагов. В тот же день село полностью очистилось от армянских оккупантов.”

ОПЕРАЦИЯ “ГАЗАНЧИ”

Командование отдало приказ о подготовке к новой операции. Перед заданием Диляфруз приехала навестить детей.

…Тягач, в которой ехала Диляфруз, остановился на полпути. Фельдшер Намиг пытался помочь водителю но военная машина не поддавалась. Пехота ушла далеко вперед. Пройдя чуть вперед поняли, что заблудились. Оказались в селе Газанчи. что ниже Сырхавенда. Вошли в лес, встретили своих. Выяснилось, что ошиблись, попали в ловушку. Теперь надо думать, как выходить из окружения.

Армяне к деревьям привязали гранаты, при малейшем прикосновении адские игрушки взрывались. Снайперы – наемницы армянской армии (“красные юбки” – так называли стрел KQB из Латвии и Литвы), неожиданно появлялись в кустах, передвигаясь с кошачьей ловкостью, обстреливали азербайджанских бойцов.

Во время этой операции азербайджанские бойцы понесли большие потери. Диляфруз говорит, что гибель командира взвода Мамеда, танкиста Маарифа, рядового Алиаббаса потрясли всех. Обещанные бронетехника, артиллерия, танки так и не подошли, потому операция завершилась неудачно, надо было пушками расчистить Газанчи – осиное гнездо армян, и открыть путь для пехоты. Когда не осталось надежд на прибытие техники, солдаты пошли в рукопашную. В первых рядах смельчаков была и Диляфруз.

Вот как она вспоминала штыковую атаку: “Потеряли в том бою Панаха, Эюба, Араза, других ребят. Я вынесла с поля сражения 18 раненых, оказала им первую помощь, но в конце не убереглась от вражеской пули. Случилось вот что. Посоветовала Али киши – самому старшему из нас, чтобы не поднимался на высоту. Он не послушался и угодил под пулю. Бросилась на помощь, держа в одной руке шприц, в другой – автомат (хотела сделать укол, чтобы он не впал в шок), но сама получила тяжелое ранение.”

Оказывается, армянский наемник – здоровенный негр, давно следил за ней. Диляфруз, занятая ранеными, вовремя не заметила опасности. Очередь из автомата одетого в бронежилет негра-наемника с кольцами и серьгами в носу и ушах, обожгли тело Диляфруз. Первая, вторая, третья, четвертая, пятая пуля… Шестая отбросила ее вперед, она ударилась об дерево. Что происходило дальше – не помнит. Наемник решил, что с ней покончено. Фельдшер Намиг и боевые друзья, бросив на автоматы бушлат, вынесли Диляфруз с передовой на плечах и спрятали ее в одном освободившемся армянском окопе.

Когда бой затих, Диляфруз доставили в вагончики, где размещался полевой госпиталь. Брюшная полость была изрешечена пулями. Срочно сделали операцию. Доктор Исрафил (внук народного поэта Азербайджана С.Вургуна) стал донором, отдал раненой свою кровь. Лечившуюся в агдамско госпитале Диляфруз навестил полковник Ш. Мирзоев.

Как вспоминала Диляфруз: “Он был настоящим к мандиром, отзывчивым человеком… Страшная весть потрясла нас всех: служебная машина Ширина Мирзоева по дороге из Алиагалылар в Гаралар подорвалась на мине, полковник погиб…Преобразованный в полк в 1993 г., воинская часть еще при жизни командира носила его имя. К сожалению, затем полк расформировали.”

С ФРОНТА НА ФРОНТ

Боевой путь Диляфруз продолжила, участвовала во многих кровопролитных сражениях. Переходила с фронта на фронт, с окопа в окоп.

Как позднее рассказывала Диляфруз: Наша рота дислоцировалась в селе Марзили. Когда в феврале 1992 г. армяно-русские войска совершили массовое убийство мирного азербайджанского населения в Ходжалы, ребята нашей части поспешили на подмогу жителей, ставших жертвой геноцида. Разбросанные в беспорядке трупы были в луже крови. Не забуду ужасную картину. Армянские фашисты зарезали прислонившуюся к дереву мать, кормившую грудью младенца, тело ребенка напоминало кровавое месиво.”

Диляфруз, перевидавшая немало страшного за годы войны и потому рано поседевшая, ненадолго умолкла. Тяжело вздохнув, она рассказала другую историю.

Враг со стороны Бахрамтепе зашел в Марзили. Диляфруз из окопа заметила приближение армян. Набила в сумку снаряды гранатомета и стала бежать в сторону Новрузлу, где располагалась ее часть. Заметивший Диляфруз армянский БМП открыл огонь. Она укрылась от врага в густой растительности, не оставила врагам тело бойца по имени Зульфутар, с трудом доставив труп в расположение части.

Много солдат получили ранения в боях на Ширванлинском направлении. Медсестра пыталась перетащить их в безопасное место. Агдамец Чингиз, сын врач Азиза, потерял много крови. Раненого только поместили в БМП, как машина наехала на мину. Поспешившие на помощь члены экипажа сами нарвались на вражески пули. Отважный офицер Бахшеиш Аббасоглу на плечах вынес экипаж боевой машины, рядовой Вюгар оттащил в тыл Чингиза.

Диляфруз, умело маневрируя, коротким перебежками двигалась вперед. Вдруг нога зацепилась за кочку и она упала на землю, военный берет слетел головы. Увидев женщину, армяне захотели взять ее живьем. БМП стала преследовать Диляфруз. Она петляла чтобы замести следы и уводила врага от раненных. Koгда она приблизилась к позициям азербайджанских войск, они ответным огнем по армянам заставили их отступить. Смерть и на этот раз обошла Диляфруз стороной.

История с вертолетом заставила боевых товарище еще больше зауважать свою подругу. В январе 1993 она пыталась вывезти из села Умудлу в подножье Мурова двоих раненых и тела двоих шехидов. С помощью радиста Диляфруз связалась с Гянджинским полком, объяснила ситуацию и попросила выслать вертолет.

Русский офицер сказал ей: “Кто ты такая, что просишь вертолет?” Медсестра повысила голос и все равно добилась своего. Раненых Намига и Ровшана. тела шехидов погрузили в машину. Когда поднялись в воздух, Диляфруз поняла, что экипаж сменил курс.

Она направила автомат на пилотов: Я вас расстреляю, немедленно доставьте нас в Агдамский госпиталь!

Раненых удалось спасти. Так медсестра, четырежды раненая на передовой и вновь возвращавшаяся на поле битвы, – настоящая легенда Карабахской войны.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.