Ахмад Ардабили и его филосовское произведение “Основы ислама” эпохи Сефевидов

Н.Мусалы, Р.Наджафов

За период двухвекового правления Сефевидской династии, на территории Азербайджана произошел расцвет в области тюркоязычной литературы, и были созданы ценные произведения не только в литературной сфере, но, охватывавшие научную проблематику в историческом, религиозно-философском, медицинском, и прочих других направлениях.

Одним из таких произведений является произведение азербайджанского мыслителя Ахмада Мукаддаси Ардабили – рисале (Экземпляры были отпечатаны литографическим способом в Тебризе, в XIX в.) “Акаид-уль-Ислам” (“Основы ислама”), написанное на старотюркском (эски тюркчеси) варианте азербайджанского языка.

Сведения о богослове, философе XVI века Ахмаде ибн Мухаммаде Мукаддаси Ардабили можно почерпнуть в исследованиях таких ученых, как Мухаммадали Тарбият, Фахраддин Мусави, Алекпер Заманинеджад, Садиг Гасанзаде, Мирза Расул Исмаилзаде. Этот ученый-богослов родился в Ардабиле, в семье садовника.

Учный-историк Ф.Мусави в I томе своего произведения “История Ардабиля и его интеллигенция”, широко ссылаясь на различные источники на персидском, и арабском языках таких авторов, как Аллама Маджлиси, Мухаккика Шуштари, Сейида Хансари, Хурра Амули, на Аллама Сейид Мухаммад Садика, Сейида Нематуллу Джазаири, Амир Мухаммад Салеха Хатунабади, и других, представляет обширную информацию об Ахмаде Ардабили. Из произведения “Роузат-уль-Джаннат” Сейида Хансари становится ясно, что эта личность была известна в мусульманском мире и как Ахмад ибн Мухаммад Азербайджани.

Согласно сведениям источников, Ахмад Ардабили характеризуется как личность, обладавшая большими знаниями и добродетелью. Ахмад Ардабили получал уроки у своего дяди Аллама Ильяса Ардабили, у Ходжа Самаладдина Махмуда Ширази, являвшегося учеником знаменитого богослова Ходжа Джалаладдина Мухаммада Даввани, и у других ученых. С целью повысить свое образование, он едет в город Наджаф в Ираке, где поступает в медресе и занимается делами, как в области образования, так и обучения. На протяжении жизни, он имел множество учеников.

О рисале “Акаид-уль-Ислам”

Ахмад Мукаддаси Ардабили наряду с написанным на тюркском языке рисале “Акаид-уль-Ислам”, являвшийся автором многочисленных произведений, заметок, рисале на арабском, и персидском языках, в сфере богословия, философии, этики, истории, и в других областях, скончался в месяце сафар 993 года хиджры (февраль, 1585 года), в иракском городе Наджаф, где и был похоронен.

Согласно некоторым сведениям, хотя он и считался автором 22 произведений, однако иранский ученый А.Заманинеджад опубликовал список из 58 книг авторство которых он, предположительно, относит к Ахмаду Ардабили.

Произведение “Акаид-уль-Ислам”, написанное арабским алфавитом (эски алифба) на азербайджанском языке, состоит из введения, двух предисловий, пяти глав, называющихся “баб”, и заключения.

Азербайджанский автор особо отмечает факт создания своего произведения на родном тюркском языке: “Так как, существует много произведений, написанных на эту тему на арабском и персидском языках, однако на тюркском языке книги, нет книги, посвященной доказательствам бытия Необходимо Сущего (Ваджиб-уль-Вуджуд), по этой причине для меня (Ахмада Ардабили – Р.Н.) важно, чтобы для братьев по вере и исламу, и товарищам по мазхабу мною была написана книга основ (акаид) для доказательства бытия Необходимо Сущего (Ваджиб-уль-Вуджуд) на тюркском языке, чтобы все могли получить пользу от нее.”

Произведение “Акаид-уль-Ислам” начинается, как это и свойственно философским текстам, относящимся к периоду классического ислама с восхваления (мадх) Аллаха: “Бесконечная слава тому Необходимо Сущему (Подразумевается Бог – Р.Н.). Доказательства того, что он является божеством на бесконечных небесах, очевидны и ясны как Солнце, и доказательства единства его бытия, также ясны и блестящи. Во-вторых, же, благодаря его бесконечному могуществу и величию появился мир, и благодаря его же бесконечной, воле появился человек”.

Автор так раскрывает замысел создания своего произведения: “Затем, через явление мира, и приход в мир человека, и ниспослание пророков, и священного Корана, являющегося словом Аллаха, и повеления распространить среди людей религию ислама, с прояснением дозволенного (халал) и запретного (харам), и тенденцией поощрения к благому, и отвращения от плохого, и обещанием возместить поступки праведников, и наказать неверных (кафир), способствовать постижению доказательств священного бытия Необходимо Сущего, его атрибутов субути (вечные, не исчезающие атрибуты Аллаха) и сальби (атрибуты, очищающие Аллаха от несвойственных ему качеств) путем ознакомления с ними (через священные писания), и посредством возможностей разума.”

В произведении, в первом предисловии автор заводит речь о большом значении обучения наукам, и получения знаний: “Как известно, целью прихода в этот мир является познание Необходимо Сущего в совершенстве всех его атрибутов, и, подчинение и вверение себя Творцу, и ниспосланым им пророкам, и книгам которые они принесли, и повелениям, и запретам этих книг. В таком случае, каждый умный человек по мере того, как он крепнет, должен, или, посредством образования, или же, информирования, пытаться учиться, чтобы его вера стала совершенной, а поклонение возвысилось до той степени, чтобы быть принятым”.

Философские проблемы, поставленные в произведении

Основные темы, затронутые Ардабили в этом произведении, это – бытие мира и сотворение человека, ниспослание им пророков, Корана, а также других священных книг, разъяснение содержащихся в них основ веры, запретного и дозволенного (халал-харам), наказания и вознаграждение в Судный день за совершенные деяния и поступки, в том числе, бытие Бога и его атрибуты субути (вечные, не исчезающие атрибуты Аллаха).

В данном к произведению предисловии, Ардабили особо останавливается на аргументах разума (акли) и предания (накли) общей исследовательской тематики философии исламского региона, и отмечает, что при обосновании доказательств бытия Необходимо Сущего (Ваджиб-уль-Вуджуд) нужно обращаться не только к аргументам, основывающимся не только на разуме, но и на религии (бурхан).

Философ говорит: “При доказательствах Необходимо Сущего бытия аргументы образованных людей подразделяются на две части: религиозные аргументы (бурхани), и аргументы совести. Религиозные аргументы (бурхани) также делятся на две части: разума и предания. Однако аргументы разума возможны двумя путями, так как творение берется в качестве аргумента, указывающего на Творца. В качестве примера этому мы можем сказать, что существование Творца ясно как Солнце, и поэтому существование творения также очевидно и явно. В этом случае, бытие Творца открыто и ясно служит аргументом для бытия творения”.

Говоря о наследниках и наместниках пророка, Ардабили подразумевает шиитских имамов. Ардабили выражает мысль о том, что степень пророчества превосходит степень имамата, а степень имамата превосходит степень святости: “Степень нубуввата (пророчества) выше степени имамата, и степень имамата выше степени вилайята”.

Первая глава произведения посвящена проблеме постоянства Аллаха, и отсутствия у Него сотоварищей, вторая глава отведена проблеме атрибутов, присущих исключительно Аллаху (сифати субутийя), третья глава – проблеме атрибутов, очищающих Аллаха от несвойственных ему качеств (сифати сальбийя), четвертая глава посвящена проблеме пророчества (нубувват), и пятая, самая обширная глава рассматривает проблему имамата, а заключение посвящено трактовке проблемы Судного дня (маад).

Автор проявляет инициативу в направлении того, чтобы сделать произведение доступным для тюркского читателя, и останавливается на разъяснении некоторых терминов: “В этом предисловии необходимо понимать термины, обозначенные философами и учеными калама. Так как, необходимость в них настанет в главе доказательств бытия Необходимо Сущего (Бога). И поэтому, мы раскрываем их, разъясняя их значение для облегчения восприятия. Они начинаются с разъяснения бытия. Нужно знать, что на тюркском языке слова вуджуд и мовджуд означают существование. К примеру, можно сказать следующим образом: “Существование той-то вещи – благоприятная неожиданность (ганимат)”.

Или же, в другом месте: “Наличие у Аллаха сотоварищей невозможно, и это называется на философском языке “мумтаниуль-вуджуд”, или же, “мухал”. И, это означает, не получить у обладателя Света своей доли света, не существовать”.

В его трактовках бытия и творения порою наблюдаются определенные несоответствия. Рассматривая бытие, и утверждая, что между бытием и сознанием есть глубокая взаимосвязь, мыслитель старается выявить ее. Опираясь на мысль о постоянстве бытия в сознании Сущего, Ардабили, в действительности, оценивал творения в духовном аспекте. В сознании Сущего это творение неизменно и постоянно. С этой точки зрения, философ характеризует бытие в сознании, как нечто очевидное.

Основываясь на первичном законе (аль-канун аль-авваль), или, первопринципе, Ардабили представляет общую категорию бытия, состоящую из связанных между собой типов бытия – Необходимо Сущего, возможно сущего, и невозможно сущего (Ваджиб-уль-Вуджуд, мумкин-уль-вуджуд, мумтани-уль-вуджуд). Бытие становится понятным лишь со знанием первой идеи. Так же, как жизнь творений категорий бытия, или, всего существующего в целом (творения) начинается с первым принципом, тем же образом, она и завершается. Исходя из этого, мы можем сказать, что в произведении Ардабили “Акаид” основу взглядов, связанных с проблемой бытия, составляет первичная идея, аль-канун аль-авваль.

В некоторых местах своего произведения ученый пытается построить искренний диалог со своим читателем. Для того чтобы, быть ближе и понятней простому народу, Ардабили включает в свое произведение различные притчи и рассказы (хекаяты): “Известен рассказ о том, что жила одна старуха, и сидела она, и пряла пряжу на прялке, стоящей перед ней. Однажды, у нее спросили – веришь ли ты в существование Бога, и как ты можешь это доказать? В тот момент женщина оторвала руки от прялки, и та остановилась. Женщина, указав на прялку, сказала следующее: “Да хранит Аллах, если бы Аллаха не было, то каким же образом эта прялка-вселенная, Солнце и Луна, день и ночь, времена года сменяли бы друг друга, и никакой жизни не существовало бы, все бы остановилось, и замерло, вот как эта прялка”.

В произведении Ардабили выдвигает парадигму в связи с вопросом “Что есть определение бытия?”. Ардабили говорит о том, что как невозможно применить к целому вопрос о том, почему оно больше части, так и к бытию не может быть применен вопрос о том, чем оно является, так как бытие представляется автономным, и ни от чего независимым, и находится в другом состоянии, и первичной форме, от всего, что возможно представить. Из-за этих своих свойств понятие “бытия”, включает в себя причину всех понятий, лежащих за его пределами. И, даже, понятие “ничто” также может быть ясным в основе бытия.

В IV главе произведения, автор повествует о пророческой миссии, и об истории пророков. Наряду с религиозно-философскими произведениями, автор обращается здесь, также к историческим источникам, называемым “кутуби-сийар” (книги, повествующие о жизни пророка Мухаммада), и к автобиографическим произведениям.

V глава посвящена проблеме имамата. Очевидно что, в своем произведении, автор, старается вначале доказать всем тем, кто не верит в религии, и в Аллаха, то, что Аллах существует, и затем то, что ислам является самой истинной религией, и вслед за этим, он выражает мысль о том, что среди исламских мазхабов его симпатии принадлежат шиизму.

Последняя, заключительная глава произведения, называющаяся хатима (заключение), разделена на темы Судного дня, и воскрешения, и озаглавлена “Миади-джисмани и рухани”. Во многих местах произведения имеется перевод аятов Корана на тюркский язык, и представлен их краткий упрощенный комментарий.

Стихотворения, к которым обращался в своём произведении Ардабили

Автор с уважением упоминает своего современника – знаменитого азербайджанского поэта Физули, и соответственно своим философским воззрениям, обращается к его бейтам.

К примеру, в пятой главе произведения, констатируя “как же прекрасно сказал Арифи-Багдади (багдадский ариф – Р.Н.) (мудрец) Физули”, автор, в качестве примера, приводит нижеследующий бейт Физули:

“Тот, кто не отдаст своей души тебе,
не найдет вечной жизни,
В полной мере вечным называют того,
кто стал твоей жертвой”

Ардабили также писал на тюркском языке стихи религиозно-философского содержания. Мы встречаемся с его стихотворениями, или же, различными бейтами в разных местах произведения “Акаид-уль-Ислам”.

Ахмад Ардабили не согласен с взглядами некоторых радикальных суфийских течений, которые считают, что Аллах способен воплотиться (хулул) в человека: “Некоторые суфии сговорились в том, что ваджиб-уль-вуджуд может воплотиться (хулул) в некоторых возвысившихся (в посвящении) суфиях. Знай, что все это ложь и измышления, и невозможно (мухал)”.

Произведение М.Ардабили “Акаид-уль-Ислам” является ценным с точки зрения изучения истории философской мысли исламского региона, и особенно, Азербайджана.

На проведенного исследования, было установлено, что данное произведение является первым философским трудом, созданным на азербайджанском (тюркском) языке.

Представляет большой интерес и тот факт, что Ахмад Ардабили являлся также и поэтом, и отвел в своем произведении место и стихам на тюркском языке, и пословицам, и народным преданиям, что примечательно и в контексте истории литературы Азербайджана. Социальные идеи, нашедшие отражение в произведении, в то же время, могут помочь в изучении идеологии государственности государства Сефевидов.