1920-1922: Азербайджан – донор советских режимов в Грузии и Армении


Ф.Джаббаров

Захватив Азербайджан в апреле 1920 г., советская Россия продолжила операцию по «экспорту революции» на Южном Кавказе. Фактически Азербайджану была отведена роль плацдарма для распространения большевизма в Грузии и Армении, где тогда у власти еще находились местные национальные группы – соответственно меньшевики и дашнаки.

Бакинская нефть была призвана сыграть роль эффективного рычага давления на эти республики. Этот план представлялся весьма основательным, поскольку внутреннее положение в Армении и Грузии в 1920 г. было довольно тяжелым. Расстройство традиционных хозяйственных связей привело к экономическому кризису, который усугублялся борьбой партий и кланов.

Для преодоления экономических трудностей и Грузия, и Армения нуждались в устойчивом энергоснабжении, т.е. поставках топлива. Логично поэтому, что и после апреля 1920 г. обе эти республики старались наладить отношения с советским правительством Азербайджана. Особую активность в этом отношении проявляла армянская сторона.

Уже 30 апреля, т.е. спустя два дня после переворота в Баку дипломатическому представителю Армении в Баку Арутюнову поступила телеграмма министра иностранных дел Огаджанянца.

В телеграмме отмечалось:«… низвергнутое правительство АДР по политическим мотивом тормозило вывоз нефтепродуктов в Армению. С водворением истинного демократическая строя в Азербайджане Правительство Армении уверено, что всякое затруднение вывозу нефти в дальнейшем будет устранено. Правительство уполномочивает Вас войти немедленно в переговоры с новым Правительством Азербайджана для срочного разрешения этого вопроса.»

Уместно заметить, что использованный министром завуалированный оборот «политические мотивы» обозначает военную агрессию Армении против Азербайджана.

Электропоезд на нефтепромыслах Баку. 1920-е гг.

Характерно, что советская Россия стремилась использовать острую нужду Армении в топливе в своих интересах, причем предпочитала делать это руками азербайджанских коммунистов. Летом 1920 г. председатель АзЦИК Н.Нариманов получил от одного армянского частного общества предложение об обмене 4 новых грузовиков на тысячу пудов керосина, тысячу пудов бензина и 2 тыс. пудов нефти. Предложение было отвергнуто.

По поводу этого Н.Нариманов писал: «Я полагаю, что наряду с другими моментами мы можем оказать на Армению большое давление и в вопросе о нефти». Однако после советизации Армении в ноябре 1920 г. из Азербайджана в эту республику начались регулярные поставки нефтепродуктов, которые осуществлялись под лозунгами о солидарности и братской помощи.

Н.Нариманов заявил: «Армянская республика вполне зависит от нас, так как она все будет получать от советского Азербайджана». В знаменитой декларации Баксовета от 1 декабря 1920 г. отмечалось: «Советский Азербайджан широко раскрывает свои ворота перед Советской Арменией к неисчерпаемым богатствам: нефти, керосину и другим продуктам, которыми обладает Советский Азербайджан».

В первые годы нефть шла в Армению бесплатно, однако преодолеть топливный голод в стране все не удавалось. Председатель советского правительства Армении А.Мясников в дополнение к отправленным в июне 1921 г. нефтепродуктам просил еще 5 цистерн бензина.

Кроме того, постпред Армении в Азербайджане ИДовлатов обратился с письмом в «Азнефть»: «Ввиду переживаемого в Армении острого кризиса с нефтепродуктами, просим Вашего распоряжения об отправке… указанного количества керосина, нефти и бензина в самом срочном порядке, вне всякой очереди.»

В течение одного только 1921-го года в Армению было бесплатно отгружено 1,6 миллионов тонн нефти. В следующем году начальник треста «Азнефть» А.Серебровский подписал с армянским правительством договор сроком до 1 мая 1922 г. Согласно договору, «Азнефть» обязалась отпускать Армении ежемесячно около ста тысяч пудов нефтепродуктов. Правительство Армении расплачивалось с «Азнефтью» российскими денежными знаками, а также колчеданом, вином и коньяком.

Не менее важным направлением южно-кавказской политики большевиков была Грузия. На примере этой страны можно предельно ясно видеть, как советская Россия манипулировала фактором бакинской нефти в своих политических целях.

С апреля 1920 г. экономические связи между Азербайджаном и Грузией оказались прерваны. Правда, керосинопровод Баку – Батум еще до апрельской оккупации был заполнен керосином, и этот фонд некоторое время удовлетворял нужды грузинского правительства. Однако запасы быстро иссякли, и тогда большевистская Россия пошла на дипломатические маневры.

Электропоезд на нефтепромыслах Баку. Середина 1930-х гг.

С подачи Кремля в июне 1920 г. Азербайджан и Грузия подписали соглашение, по которому Азербайджан до подписания договора о транзитной торговле отпускал грузинской стороне 16.380 тонн нефти. Договор же предусматривалось заключить не позже одного месяца со дня подписания этого соглашения.

Но большевики всячески оттягивали подписание торгового договора. Так, на заседании Бюро ЦК АКП (б) от 15 июля 1920 г. был заслушан доклад наркома иностранных дел Азербайджанской ССР М.Гусейнова. Бюро постановило не заключать торговый договор с Грузией и затягивать этот процесс, сославшись на то, что в Грузии проводятся репрессии против коммунистов, а также, что у Азербайджана с РСФСР общая экономическая политика, т.е. вопрос о нефти нужно решать совместно.

Таким образом, еще до формального единения в составе СССР (1922) Азербайджан был полностью подчинен недавней метрополии, интересы которой требовали оказывать постоянное давление на Грузию, дестабилизировать здесь обстановку посредством нефтяного голода.

Вместе с тем Россия действовала в отношении Грузии осторожно, опасаясь, что чрезмерный прессинг может иметь отрицательные последствия. В связи с этим И.Сталин 5 октября 1920 г. писал В.Ленину, что Грузия вступила в Лигу Наций, и возможна сдача Батума Антанте. Сталин писал: «Нужно малыми дозами дать нефть Грузии, чтобы усилить трения внутри грузинского правительства и продлить период колебаний с целью выигрыша времени».

Так и было сделано. 14 ноября 1920 г. между РСФСР, Азербайджанской ССР и Грузией было подписано соглашение о транзитной торговле, по которому Азербайджан должен был отпускать Грузии ежемесячно 12.285 тонн нефтепродуктов, постепенно доводя эту цифру до 16.380 тонн. Эти поставки должны были оплачиваться ответными поставками каменного угля, лесоматериалов и др.

Однако это соглашение было всего лишь ширмой, призванной замаскировать агрессивные планы большевистского Кремля по отношению к Грузии. Уже после его подписания большевики периодически прекращали поставки нефти, обосновывая это преследованиями коммунистов в Грузии.

В феврале 1921 г. в Грузии также к власти пришли большевики, и тем самым Южный Кавказ целиком оказался в руках советской России. И опять повторился сценарий, который мы наблюдали до этого в Армении: для поддержки нового режима в Грузию начались поставки бакинской нефти. За 1921 г. было отправлено 21.355 % а в 1922 г. – 9.335 т «черного золота» с берегов Каспия.

Всего за 1920-1922 г. в Армению и Грузию по железной дороге было отправлено 171.900 т бакинской нефти, которая в данном случае обслуживала интересы РСФСР по насаждению в регионе советской власти.

Мазутное озеро в поселке Сабунчи, вблизи Баку

Не имея возможности помочь родственным режимам Грузии и Армении непосредственно ввиду собственной экономической слабости, советская Россия делала это с помощью военно-политических рычагов за счет природных богатств Азербайджана. С интересами же самого Азербайджана при этом мало считались. Поставки нефти в Армению, Грузию, Россию осуществлялись без всяких нарядов и зачастую бесплатно.

С целью дальнейшего укрепления контроля над республиками Южного Кавказа большевистское руководство РСФСР поставило задачу объединить их под видом добровольного союза. Еще до советизации Армению и Грузии Россия заключила с советским руководством Азербайджана ряд договоров, предусматривавших слияние различных сфер политической и экономической жизни двух государств. Таким образом, Азербайджан терял и без того урезанную самостоятельность во многих областях, в том числе экономической и торговой.

Процесс пристегивания республик Южного Кавказа к советской России шел в различных сферах, ведущим же было экономическое направление, в котором Азербайджану с en нефтью отводилась главная роль.

2 июня 1921 г. было подписано соглашение об объединении органов внешней торговли Азербайджана, Грузии и Армении. Этим документом доходы от экспорта бакинской нефти на внешние рынки преимущественно шли в последние две республики. Соглашение также оговаривало передачу всех экспортно-импортных операций в руки Объединенного Внешторга, тем самым не позволяя впоследствии Азербайджану самостоя-тельно продавать нефтепродукты на Южном Кавказе.

Неравные по своему экономическому потенциалу республики искусственно уравнивались в распределении благ. Видимо, осознавая пагубность такого порядка для Азербайджана, Н.Нариманов выступил в декабре 1922 г. с письмом – особым мнением о Закавказской Федерации.

В частности, в письме указывалось на необходимость: а) сохранять самостоятельность за каждой республикой, не обезличивая их высшие государственные органы (ЦИК и СНК); б) давать возможность каждой республике развивать самодеятельность в области промышленности; в) не форсировать те вопросы, решение которых приносит явный материальный вред одной республике в пользу другой.

В январе 1922 г. Грузинская ССР и Армянская ССР заключили договор с Азербайджанской ССР о снабжении их нефтью и нефтепродуктами. По этому соглашению, Азербайджан ежемесячно отпускал для нужд Грузии 3,718 т, а для Армении свыше 1,6 тыс. т нефтепродуктов.

Таким образом, политика советской России на Южном Кавказе отводила Азербайджану роль плацдарма для распространения большевизма как в геополитическом, так и экономическом отношении; иными словами, он был превращен в донора советских режимов в Грузии и Армении.

Политика РСФСР по присоединению республик Южного Кавказа завершилась созданием в 1922 г. Закавказской Федерации и последующим включением в состав СССР. Тем самым они были лишены и формальной независимости.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.