Из Дагестана в Баку: непростая судьба инженера Адиль-Гирея Даидбекова


X.M.Доного

Судьба инженера Адиль-Гирея Даидбекова, представителя старой доброй интеллигенции и прекрасного специалиста, заслуживает внимания хотя бы потому, что всю свою непростую жизнь он нес добро обществу, все свои знания он расходовал на благо людей.

Будучи несправедливо подвергнут репрессиям, он не озлобился, не поник духом, не замкнулся в себе, а продолжал работать, творить, приносить пользу людям. Причем все это делалось скромно. Именно скромность с его стороны, а также его потомков не позволяла узнать об этом замечательном человеке подробнее, хотя он этого, несомненно, заслуживает.

Даидбеков родился 17 июля 1873 г. в Темир-Хан-Шуре, в семье потомственного узденя Дагестана (дворянин), гвардейского офицера Абдул-Кадыра (Кахира). Мать – Хаписат Коркмасова, из потомственного рода почетнейших узденей Дагестана.

Отец был родом из кумыкского селения Большое (Нижнее) Казанище, состоял словесным переводчиком в канцелярии военного губернатора Дагстанской области. Отец был на хорошем счету у начальства. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в 1877 г. после подавления крупного восстания в Дагестане он, заступившись за престарелого шейха Абдурахмана Су-гури (отец казненного четвертого имама Дагестана Мухаммада-Хаджи из аварского селения Согратль), спас его от ссылки и поселил у себя в Казанище, обеспечив ему достойное проживание.

Это был не простой шаг. Власти жестоко наказали участников восстания, главных действующих лиц казнили, множество семей были сосланы на каторгу. Заступничество Абдул-Кадыра могло навлечь на него неудовольствие властей, однако авторитет переводчика и офицера, его безукоризненная служба взяли верх.

Хаписат, жена Абдул-Кадыра (он был трижды женат), приходилась родной тетей Джелал-Эд-Дину Коркмасову (1877-1937), государственному и общественному деятелю России и Дагестана.

От каждой жены у Абдул-Кадыра были дети, которым он дал хорошее образование и которые впоследствии стали высокообразованными и культур-ными людьми своего времени. Не стал исключением и Адиль-Гирей. По окончании в 1892 п полного курса учения в дополнительном классе Темир-Хан-Шуринского реального училища Даидбеков «по выдержании поверочного испытания с 1 сентября 1893 года был принят в число студентов Императорского Технического Училища» (позднее Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана).

После смерти отца в 1892 г. Даидбеков получил в наследство 70 десятин земли, которые оставались в пользовании его матери и малолетних сестер и братьев. Лишившись отца и не имея возможности жить на малую стипендию (15 рублей в месяц), Адиль-Гирей начал еще и работать. За время учебы Даидбеков прошел полный курс наук по химическому отделению и был «при отличном поведении […] и, за оказанные отличные успехи, определением Учебного Комитета сего Училища, состоявшимся 3 мая 1899 года, удостоен звания инженер-технолога».

Адиль-Гирей Даидбеков с семьей

После окончания училища приказом по Министерству путей сообщения от 15 ноября 1899 г. инженер Даидбеков определяется на службу в Кавказский округ путей сообщения начальником 3-й дистанции Дагестанского отделения.

19 марта 1901 г. Высочайшим приказом по гражданскому ведомству Даидбеков утверждается в чине коллежского секретаря. А через месяц в жизни инженера происходит важное событие – он создает семью с Марьям Ханум Кугушевой (род. 1880), дочерью подполковника Гасан-Бека Кугушева, проживавшего в городе Каре.

С октября 1901 г. Даидбеков назначается начальником 3-й дистанции Терского отделения. Молодые специалисты, окончившие Техническое училище, имели широкий профиль в работе. Еще в юные годы Адиль-Гиреем было принято решение посвятить свою жизнь строительству дорог в Дагестане. Однако его ранний период деятельности приходится на Северную Осетию, куда он был направлен на работу. С 1902 по 1905 г. Даидбеков работал по сооружению Военно-Осетинской и Военно-Сухумской дорог.

В 1905 г. инженер VIII класса, титулярный советник, инженер-технолог Даидбеков принимает 1-ю дистанцию Дагестанского отде-ления округа.

В следующем году за выслугу лет он произведен в коллежские асессоры, а в 1910 г. Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 18 апреля Даидбеков награждается орденом Св. Станислава 3-й степени. Через два года, также за успехи в работе, Даидбеков произведен в надворные советники и награжден орденом Св. Анны 3-й степени.

Адиль-Гирей Даидбеков относился к той категории людей, которые постоянно привлекали к себе внимание. Всегда веселый, в отличной спортивной форме, он прекрасно ездил верхом, самостоятельно изучал историю и иностранные языки, увлекался фотографией и садоводством, пел и играл на кумузе. Его дом в Темир-Хан-Шуре притягивал к себе интеллигенцию, людей с самыми разными идейными убеждениями. Еще одним качеством, характеризующим широкую натуру Даидбекова, можно назвать его страсть к образованию и просвещению.

Февральскую революцию Даидбеков встретил положительно и вслед за этим стал активным участником бурно происходящих событий. Он избирается председателем городского исполнительного комитета в Темир-Хан-Шуры, о создании которого телеграфирует в Петроград на имя председателя Временного исполнительного комитета Государственной думы Родзянко и министру-президенту князю Львову.

Будучи товарищем председателя Дагестанского временного исполкома (вместе с М. Дахадаевым), он посылает телеграмму во Владикавказ, где с 1 мая 1917 г. начал работать 1-й съезд горских народов Кавказа. Как участник 2-го съезда Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана во Владикавказе в 1917 г., Даидбеков избирается членом ЦК, и некоторое время является министром транспорта демократического Горского правительства (до мая 1919 г.).

В 1918 г. Даидбеков заведовал шоссейными и грунтовыми дорогами Дагестана.

Прокладка дороги в Дагестане. На переднем плане – А.-Г.Даидбеков

Последующий период в истории Дагестана был переломным, представлявшим собой пестрый политический калейдоскоп: Дагестанский исполком и Горское правительство, диктатура Тарковского и Бичерахов, турки и правительство Халилова, англичане и деникинцы… Центром общественно-политических страстей являлась Темир-Хан-Шура, где проживал Даидбеков, представлявшая тогда своеобразную сцену, где происходили бурные события.

Новую советскую власть инженер Даидбеков встретил спокойно, отдав новым органам власти все свое хозяйство: скот, земли и пр. Как профессионал своего дела инженер был востребован.

В 1920-1921 гг. он назначается заведующим отделом путей сообщения Дагестана, одновременно являясь членом Технического комитета при Дагестанском экономическом совещании (с декабря 1921 по 1 мая 1924 г.), заведующим промышленным управлением Дагестанского Союза хозяйственного отдела (хозяйственный отдел ДСНХ при СНК ДССР), организовывает курсы дорожных мастеров, комплектуя их из местного населения, сам проводит занятия.

С 1925 по 1927 г. Даидбеков работает начальником Даготдела местного транспорта, затем назначается начальником дорожного коммунального отдела НКВД ДАССР, при этом работает при Дагестанском научно-исследовательском институте, являясь членом Совета обследования и изучения Дагестана, председателем Комитета государственных сооружений.

Даидбеков активно публиковался в издаваемом в 1920-е гг. журнале «Плановое хозяйство Дагестана», намечая основные задачи и перспективы развития дорожного строительства в автономной республике. Следует сказать, что опыта строительства дорог в тяжелых горных условиях в те годы в стране не было, и Даидбекову приходилось ориентироваться (в каждом случае) и использовать в работе природные особенности местности, преодолевать трудности при взрывных работах.

Литературы по строительству горных дорог не было, и многие вопросы разрабатывались им впервые. На основе опыта строительства дорог в Дагестане Даидбековым была написана книга, которая, однако, по организационным причинам не была издана.

Еще в 1923 г. Даидбеков был послан Совнаркомом в Азербайджан и Грузию с целью приглашения специалистов, в которых чувствовался большой недостаток. К 1926-1927 гг. в Дагестане собралась группа национальной интеллигенции, приехавшая из Азербайджана и других республик.

Могилы Даидбековых на бакинском кладбище

От умного, интеллигентного человека, каким был Даидбеков, конечно же, не могли укрыться отдельные перекосы в советской политике, такие как насильственное разоружение, что ущемляло национальное чувство горцев, усиление антирелигиозной деятельности, конфискация вакуфного имущества и др. В кругу коллег нередко делились наблюдениями и впечатлениями, возникали разговоры, осуждающие подобные действия.

Однако, как впоследствии вспоминал Даидбеков, «несмотря на наше некоторое недовольство отдельными правительственными действиями, мы никаких шагов к организационному оформлению деятельности этой группы нацинтеллигенции в смысле оформления ее политической платформы и нелегального противодействия Советской власти не предпринимали».

Тем не менее, если подобные разговоры велись, то о них стало известно органам. 1931 год стал для Даидбекова началом трудных испытаний. По необоснованному обвинению он был репрессирован и отправлен в ссылку в Новосибирск. Там работал на заводе горного оборудования «Сибмашстрой» – сначала как инженер-инспектор по дорожному и жилищному строительству, а затем как инженер по транспорту безрельсовых и рельсовых дорог.

После досрочного освобождения (1934 г.) за добросовестный труд Даидбеков, по понятным причинам, в Дагестан, где он столько положил своих сил и энергии на его восстановление, не вернулся. В то же время хотелось быть ближе к родным краям: инженер с семьей поселяется в Баку.

С марта 1934 г. он работает в Азглавстрое. По приглашению руководства Союза шоссейного дорожного строительства АзССР Даидбеков преподает «Дорожное дело» на курсах рабочих-стахановцев, для которых им была составлена программа, одобренная и утвержденная в Москве.

После окончания войны Даидбеков работает инженером производственного отдела в Главном дорожном управлении при СНК АзССР. В 1946 г. он награждается медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», удостаивается звания «Почетный дорожник». При всем этом не терялась связь с родственниками в Дагестане. До последних своих дней Адиль-Гирей материально поддерживал свою родную сестру Умуайбат с детьми, проживавшую в Махачкале, перечисляя ей часть своей зарплаты.

В 1946 г. Адиль-Гирей Даидбеков скончался в Баку, где и был похоронен. Через 17 лет скончалась и его супруга Марьям Ханум.

По материалам Азербайджанского историко-родословного общества

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.