Вопросы языка и литературы в первой азербайджанской газете «Экинчи»


В борьбе за чистоту родного языка и формирование языка азербайджанской прессы, первая газета на азербайджанском языке – «Экинчи» – имеет исторические заслуги.

Ознакомившись с первыми номерами газеты в Москве, Н. Везиров писал редактору Гасан-беку Зардаби: «…Экинчи – моя учительница родного языка». В этих словах была большая правда. Действительно, газета играла роль учительницы родного языка не только для одного Н. Везирова, можно сказать, она была ею для всей передовой азербайджанской интеллигенции, в особенности для тех, кто только начинал читать и писать.

Выход газеты на ясном, понятном языке восхищал читателей. С. А. Ширвани, обращаясь к народу, называл «Экинчи» сладкоречивым наставником. Поэт особенно высоко оценивает создание Гасан-беком Зардаби органа печати на родном языке.

Издание газеты на простом и понятном языке нельзя считать случайностью. М. Ф. Ахундов еще накануне ее выхода, в письме, посланном Зардаби из Тифлиса, наряду с сообщением о том, что он стал подписчиком «Экинчи», говорил: «Одним из основных положений Вашей газеты должна быть красота изложения, легкость и ясность оборотов речи, правильность орфографии. Потому что Ваша газета наряду с другими вопросами должна стараться очистить азербайджанское письмо (язык.— В. М.) от неправильных выражений и должна стать образцом для всех, кто пишет на этом языке».

Ахундов, внимательно ознакомившись с экземпляром объявления, сообщавшего о скором выходе в свет «Экинчи», посланным ему, сделал некоторые исправления и замечания.

Он нашел нужным довести до сведения Зардаби: «Чрезвычайно доволен шрифтом Вашей газеты. Но очень недоволен журналистом, готовящим письма. Он не знает азербайджанского языка и поэтому в большом объявлении допустил много непростительных ошибок. Необходимо заменить этого журналиста другим грамотным человеком, знающим арабскую грамматику, знакомым с персидским и тюркским языками».

Ахундов, подчеркнув красным карандашом ошибки в объявлении, послал его для ознакомления Зардаби. Он советовал журналисту, чтобы тот «придерживался орфографии его (М. Ф. Ахундова) комедий, написанных на азербайджанском языке».

Газета внимательно следила за любым мероприятием и событием, имеющими связь с развитием родного языка. В сообщении о словаре, составленном в Петербурге, говорилось: «Профессор Университета в Петербурге Лазарь Будагов составил русско-турецко-татарский словарь в 65 листов. Цена 5 рублей. Желающие приобрести его могут обратиться за сведениями в редакцию газеты «Экинчи» (1876, №13).

Газета «Экинчи» играла важную роль и в формировании языка азерайджанской публицистики.

А. Гейдари, касаясь значения изучения языков, в частности важности глубокого освоения языка, с сожалением отмечал, что число сынов нашего народа, умеющих написать хотя бы «одно грамотное письмо на своем языке», очень незначительно. Он писал, что чтение «Экинчи», которую он называл «аинеи-шериф», т. е. «зеркало благородства», впоследствии сыграет положительную роль в формировании мировоззрения читателей.

Г. Зардаби требовал от журналистов, чтобы они «писали… газету на родном языке народа. Потому что газета создана для народа, а не народ для газеты». Он призывал, по возможности, избегать персидских, арабских выражений и соединений… «Пишущие в газету не должны забывать, что большинство читающих ее, в особенности в наших краях, – не образованно… Просим, несколько изменив ту или иную сторону содержания статей, печатающихся на говорах   других мусульманских племен (имеется в виду язык тюркоязычных народов). переложить на наш говор, чтобы после опубликования они стали доходчивее».

Этими словами Зардаби критиковал тех, кто отворачивался от родного языка народа. Отражение на чистом, не приукрашенном родном языке дум и чаянии народа, Зардаби считал священным долгом прессы. Он хорошо знал, что печать является незаменимым средством, при помощи которого народ может полюбить свой язык. Но он сожалел, что еще находятся люди, отвергающие эту истину, протестующие против нее.

В фельетоне, написанном в форме диалога между сведущим и невеждой, очень тонко это замечено:

«Вопрос: «Экинчи» утверждает, что чтение газет и журналов делает человека осведомленным о делах всего мира, учит его родному языку…

Ответ: Все это пустые разговоры… Разве я не знаю родного языка?.. Вообще, нам не нужно ни газет, ни журналов» (1876, №15).

Нельзя сказать, что все материалы «Экинчи», с точки зрения современности, написаны ясным и простым языком. Язык многих публикаций засорен варваризмами (напыщенностью слога). Это больше всего проявляется в статьях Ахсануль-Гаваида, Гейдари и др. В корреспонденции некоторых авторов встречаются элементы диалектов и говоров.

А в общем, «Экинчи» верна традициям публицистики М. Ф. Ахундова, она заложила основу языка азербайджанской прессы.

*****

В истории культуры Азербайджана печатание на страницах национальной периодики литературно-художественных произведений начинается с «Экинчи».

Литературное значение газеты состоит в том, что она помогла укреплению связи между жизнью и поэзией, которая по сравнению с драматургией и прозой во второй половине 19 в. несколько отставала. Газета помогла также проявлению ряда поэтических образцов реалистическо-сатирического жанра.

В просветительско-реалистическую литературу, фундамент которой был заложен А. Бакнхановым, М. Ш. Вазехом, Г. Закиром, М.Ф.Ахундов внес свой значительный вклад. Серьезно и глубоко изучающий труды русских революционных демократов и ученых, а также наследие азербайджанских просветителей, Зардаби, приступая к изданию «Экинчи», опирался именно па это духовное богатство и получал от него вдохновение.

Газета «Экинчи» была единственным органом национальной печати, который продолжал и развивал традиции азербайджанской просветительско-реалистической литературы.

Борьбу за чистоту литературы и искусства газета «Экинчи» вела в основном в трех направлениях: а) за реализм против формалистических тенденций в литературе и искусстве; б) против религиозно-мистериальной литературы; в) за социальную сатиру.

В период, когда расширялась и усиливалась реалистическая критика, все более повышался идейно-тематический уровень литературы: новое содержание больше не вмещалось в старые формы; писатели-реалисты находили новые художественные формы.

Начавшая выходить в этот период «Экинчи», выступала против устаревшего в искусстве, она стала пропагандистом просветительско-реалистических идей.

Прогресс газета искала в науке и просвещении, она требовла от литературы и искусства научности, совершенной тематики и содержания, призывала писателей овладевать секретами мастерства.

Ахсануль-Гаваид, который говорил, что “слово – ключ разума, а мудрые слова, афоризмы, дороже и ценнее чем драгоценности”, осуждая книги с набором “пустых и ненужных слов” и подвергая критике авторов, считающих себя “облагодетелями совершенных знаний”, писал: “Было бы лучше, если вместо этих стихов, ткали бы бязь… или же, научившись сапожному делу, штопали бы разорвавшиеся башмаки своего собрата.” (1876, №6).

Иногда гзета помещала на своих страницах образцы классической поэзии. Вместе с тем, она мечтала о появлении произведений, в которых в художественной форме решались бы современные проблемы жизни.

Газета неустанно боролась и за здоровую сатиру. Это вовсе не говорит о том, что сатирическое направление в азербайджанской литературе возникло по инициативе «Экинчи», или «экинчистов». Обличительное слово еще с древнейших времен в руках писателей, в большинстве своем далекое от социального содержания, было средством, соответствующим интересам отдельных лиц. Вместе с тем, было немало стихов, критикующих беков-грабителей, царских слуг-взяточников и религиозных деятелей за их темные дела.

Закир, Шакир, Надим, Сеид Азим Ширвани и другие использовали сатиру как средство, способное вскрыть все пороки своего времени. «Экинчи» выдвигала требование: развивая именно прогрессивные по своему существу традиции сатиры, превратить ее в политическую сатиру и покончить навсегда с вульгарным пасквилем.

Вообще «Экинчи» подходила к сатире с точки зрения М. Ф. Ахундова, она пыталась вскрывать и наказывать пороки общества художественными произведениями, созданными в этой форме.

«Вступление сатиры к концу пека в новое направление своего развития в то же время доказывало, что критический реализм в литературе сумел завоевать себе право гражданства. Дело Закира, сыгравшего исключительную роль в превращении сатиры в самостоятельное направление в азербайджанской поэзии, продолжил, расширил и углубил М. Ф. Ахундов. В свою очередь и Ахундов сыграл роль учителя в воспитании С. А. Ширвани, Дж. Мамедкулизаде и других сатириков».

Г. Зардаби, со всей серьезностью обобщая глубокое социальное значение литературной борьбы «Экинчи» и говоря о большой исторической задаче, стоящей перед литературой, писал: «В настоящее время мусульманская нация подобна кораблю, попавшему в шторм, каждая волна которого уносит и топит часть его. Нужно быть очень безразличным, чтобы спокойно наблюдать гибель наших братьев в пучине и, прочитав сказ о . Рустеме Зале, гордиться мощью людей минувших времен, и не попытаться спасти себя от верной гибели» (1876, №7).

«Экинчи» призывала писателей и поэтов писать о современной жизни, о мечтах и надеждах народа, разъяснять народу значение науки и просвещения.

Газета «Экинчи» говорила об органической связи поэзии с музыкой, в частности с песенным творчеством. Зардаби вел на страницах своей газеты беседы о музыке, способности музыки быстро находить путь к сердцам людей, считал песни, воспевающие радость и горе народа, священные думы и чувства его, сильным средством пропаганды и резко критиковал отставание в этой области.

Газета восклицала: «Но тот, кто вникнет в содержание наших песен, удивится: кто и зачем их создает? Большинство из них, поющихся простонародьем, не имеет никакого смысла» (1877, №18).

В газете разбирались вопросы взаимосвязи поэта и певца, стиха и музыки. С этой точки зрения приведенный пример – исключение. Здесь горько иронизируются те, кто выдает лишенные вдохновения бессмысленные слова за стихотворение.

Г. Зардаби советовал поэтам отказаться от пасквилей и восхваляющих од, призывал сочинять тексты с глубоким содержанием, народными напевами, которые бы способствовали прогрессу народа.

«…Было бы хорошо, если бы наши поэты вместо того, чтобы писать друг на друга пасквили или же петь дифирамбы, создавали песни с глубоким содержанием, которые, переходя из уст в уста, смогли бы направлять народ от невежества к разуму» (1877, №18).

В газете «Экинчи» за весь период ее издания было опубликовано до 150 литературно-критических статей, стихотворений, фельетонов, рассказов, очерков и др.

По материалам книги В.Мамедова «Газета Экинчи»

ПО ТЕМЕ:
История создания «Экинчи» – первой газеты на азербайджанском языке
Идейное направление первой газеты на азербайджанском языке (1875 – 1877 гг.)
Взгляд изнутри: Разделы, структура и оформление газеты «Экинчи» (1875 – 1877 гг.)
Вопросы языка и литературы в первой азербайджанской газете «Экинчи»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.