Кяманча: история самого «певучего» азербайджанского музыкального инструмента


С.Абдуллаева

Старинный азербайджанский струнно-смычковый музыкальный инструмент кяманча обладает необыкновенно нежным, мягким и пленительным звучанием, его звуки очаровывают, погружают в раздумья.

Не случайно основоположник азербайджанской профессиональной музыки Узеир Гаджибеков считал кяманчу самым мелодичным из музыкальных инструментов.

Под этим названием кяманча известна на Кавказе, в Иране и Афганистане. В Египте аналогичный инструмент называли «каманга», в Турции – «иклик», в Центральной Азии – «гиджак» («гечак»). Интересно отметить, что под названием “кяманча” в Турции известен смычковый инструмент другой конструкции, а в Центральной Азии смычок, используемый для игры на гиджаке, именовали «каманчой» или, как и в Азербайджане, «каманом».

Таким образом, ареал распространения кяманчи охватывал Малую Азию, Кавказ, Ближний Восток и Центральную Азию. Любые попытки связать ее происхождение с каким-либо одним народом заведомо бесперспективны и ненаучны.

Название инструмента происходит от слова «кяман», означающего тетиву, а окончание «ча» производно от «чал» (играй), указывая на то, что инструмент смычковый.

Карабахские музыканты

Исследователи считают, что смычковые инструменты зародились на основе щипковых. Для игры на них вместо пальцев или плектра использовался стержень, концы которого, как тетива у лука, стягивались сухожилиями животных или конским волосом. Специалисты склоняются к мнению о древнеиндийском или среднеазиатском происхождении смычковых инструментов.

Кяманча первоначально была однострунной, имела относительно небольшой корпус, длинную шейку и удлиненный наконечник. Корпус изготовлялся из тыквы, скорлупы кокосового ореха, или выдолбленного дерева, на открытую сторону натягивалась змеиная кожа. Средневековая литература свидетельствует об одновременном существовании кяманчи и гиджака, причем при сравнении предпочтение обычно отдавалось первой.

О распространении кяманчи в средние века на территории Азербайджана мы узнаем из произведений классиков поэзии Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Мухаммеда Физули, а также книжных миниатюр азербайджанских художников Ага Мирека, Мирсеида Али и других.

По сведениям выдающегося азербайджанского музыковеда Абдулгадира Марагаи (1353-1434/35), при изготовлении двух струн инструмента использовали волосы из конского хвоста или же шелковые нити, обеспечивающие лучшее звучание. На корпус натягивалась пленка бычьего сердца. Струны обычно настраивались в кварту, но в зависимости от исполняемой мелодии использовались и другие настройки.

Немецкий натуралист, врач и путешественник Энгельберт Кемпфер, посетивший Азербайджан в 1683-1684 гг., среди струнно-смычковых инструментов в силу красивого тембра на первое место ставил кяманчу. По его описанию, кяманча имела три, иногда четыре струны, которые озвучивались посредством смычка из волос конского хвоста. Нижняя часть инструмента – железный наконечник длиной в полторы ладони ставился на землю. Круглый корпус кяманчи имел диаметр в ладонь и обтягивался кожаной мембраной, на которую ставился кожаный “мостик” (т.е. подставка).

“Мугам”, Тогрул Нариманбеков, 1965 г.
“Философия мугама”, М. Асланова, 2005 г.

До начала XX века в Азербайджане использовалась в основном трехструнная кяманча. Струны изготавливались из кишок барана или крупного рогатого скота. Хотя, судя по музейным коллекциям, в этот период были также кяманчи с четырьмя, пятью и даже шестью струнами. Имелись также инструменты, у которых на корпус с нижней стороны, как и лицевую, плоскую, натягивали кожу. Следует отметить, что в старинных экземплярах кяманчи длина наконечника была почти два раза больше.

Позднее, основные части кяманчи состояли из корпуса (чанаг), имеющего шаровидную, слегка заостренную к центру форму, круглой шейки (гол), фигурной головки (келля) с колками (ашых) и прямого металлического стержня.

Общая длина инструмента достигала 700-800 мм. Диаметр открытой части корпуса – 100-110 мм, диаметр окружности 180-220 мм, а высота – до 175 мм. Он изготавливался в основном из орехового дерева. На открытую часть корпуса (уз, перде) натягивалась кожа грудной части крупного сома или бычий пузырь.

На деке ближе к шейке наискосок к струнам устанавливалась подставка (хэрэк) из орехового дерева дугообразной формы длиной 50-60 мм и высотой 10-14 мм. Такое расположение подставки позволяло получить более сильное и качественное звучание как в высоком, так и низком регистрах. Шейка с ровной поверхностью длиной до 450 мм и без ладков постепенно сужалась книзу. Гриф изготовлялся из роговой пластинки.

Для крепления шейки с корпусом в нижний конец шейки вбивался, проходя сквозь корпус, металлический стержень длиной, равной половине общей длины кяманчи. В выступающий из корпуса конец стержня ввинчивался штырь – подпорка (шиш) длиной 110-120 мм, слегка утончающийся книзу и заканчивающийся шаровидным утолщением. В верхней части шейка переходила в долбленую головку в виде коробки с фигурной верхушкой (тадж). С боковых сторон головки в проделанные отверстия вставлялись колки из орехового дерева шаровидной или пирамидальной формы.

“Вечер мугама”, Ф.Халафова, 1999 г.

Как уже отмечалось, до начала XX века в Азербайджане использовалась в основном трехструнная кяманча. Позднее кяманчу делали уже с четырьмя стальными струнами (сим), из которых низкие третья и четвертая обматывались медной и бронзовой канителью. В некоторых случаях вторая стальная струна для мягкого звучания заменялась на жильную. Струны упирались в подставку, расположенную на деке, и в костяной порожек в верхнем конце шейки. Одним концом они закручивались на колки, а другим в виде петель надевались на крючки металлической подставки, закрепленной в верхней стороне подпорки.

Звуки на инструменте извлекались смычком (каман) длиной 550-590 мм, представляющим собой прямую или слегка вогнутую трость (чубук) диаметром 10 мм, изготовленную из кизила. На концы при помощи свободно прикрепленных металлических трубочек в виде гильз со скобами натягивали ремнем прядь из 160-180 конских волос. По окончании игры наконечник отвинчивали и вместе с инструментом клали в футляр, или в чехол. Нередко корпус (особенно его верхняя часть), шейка, головка и колки украшались инкрустацией из перламутра, кости, медной проволокой и золотой канителью.

Чаще всего исполнитель играл сидя и держа инструмент вертикально, уперев ножку в левое колено. Нижняя часть древка смычка слегка зажималась большим и указательным пальцами правой руки. Натяжение волос регулировалось нажатием на ремешок среднего и безымянного пальцев, вставленных между древком и прядью волос.

Попытка снабдить кяманчу сурдиной не увенчалась успехом, и поэтому для смягчения звучания струн применяли плотно свернутую бумагу, материю или резину, которые располагали между декой и струнами ниже подставки. В игре участвовали четыре пальца левой руки.

Шуша (Азербайджан). Единственная в СССР фабрика по изготовлению восточных музыкальных инструментов (тар, кяманча, нагара, гавал, гоша нагара). Фото сделано до оккупации города в 1992 г.

Кяманча – самый «певучий» среди азербайджанских народных музыкальных инструментов. По мелизматике, гибкости, динамике, нюансировке кяманча не уступает даже тару, а в кантилене превосходит его. Не случайно многочисленные термины и эпитеты, отражающие различные динамические оттенки в азербайджанском народном исполнительстве, вырабатывались именно на кяманче.

Исполнительское искусство кяманчиста особенно ярко проявлялось при сольном исполнении инструментальных мугамов (особенно «Шуштар», «Шур» и «Баяты-Шираз»). Именно здесь используются все штрихи и пальцы, присущие кяманче, а также скрытое двухголосие и бурдонирующие открытые струны.

Особенно чувствуется близость её звучания к вокальной линии ханенде в ансамбле исполнителей на сазе, когда кяманчист наряду с ханенде сопровождает и тариста. Временами он как исполнитель на ведущем инструменте брал функцию тара или же начинал исполнять мелодию чуть позже тариста. В эпизодах кяманчист часто применял имитацию, т.е. если тарист подражал ханенде, то кяманчист таристу. В этом случае получалась как бы трехзвучная каноническая имитация.

В репертуаре кяманчи, кроме мугамов, большое место занимали инструментальные варианты народных песен, танцев и пьес.

Начиная со второй половины двадцатого века, кяманча как и тар, стала одним из ведущих инструментов в составе оркестров народных инструментов и различных ансамблей в качестве сольного или аккомпанирующего инструмента.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.