“Небесная музыка”: стилевые, символические аспекты азербайджанского мугама


Ф.Мир-Багирзаде

В азербайджанской музыкальной устной классической традиции мугам представляет особый уникальный жанр. В мугаме сочетаются такие элементы как многоголосие и вокальное исполнение, которое обычно сопровождается исполнением трио: таристом, кеманчистом, бубнистом, а также певцом-ханенде, на которого возлагается еще одна роль в качестве бубниста.

Справедливости ради отметим, что речитативное исполнение мугама опирается на такие известные лирические газели и произведения Низами, Насими, Физули, Мехсети, Хагани, Вагифа, среди поэтов Ближнего и Среднего Востока. Следует отме-тить, что азербайджанский мугам был достоин включения в 2008 году в список ЮНЕСКО и признан «шедевром устного и нематериального наследия человечества».

Мугам является собирательным термином, обозначающим один из крупных жанров традиционной музыки Азербайджана, распространенный на все разновидности форм мугама, хотя каждая из них обладает отдельным названием. Основные музыкальными формами, представляющие этот жанр принято считать дастгях (вокально-инструментальный или чисто инструментальный виды), мугам (вокально – инструментальный, сольный инструментальный и сольный вокальный виды) и зерби-мугам.

Среди всех существующих в азербайджанской музыке мугамных форм самой крупной по масштабу и художественной идее можно выделить дастгях. Вокально-инструментальные дастгяхи, как наиболее ранний вид этого музыкального жанра получили распространение на территории Азербайджана уже XIX веке, преимущественно, в таких городах, как Шуша, Шемаха, Баку, Гянджа, Лянкаран, Шеки.

Первым, кто посвятил этому древнему жанру научный труд является азербайджанский ученый Мир Мохсун Навваб. Именно он, в 1884 г. дал полное описание дастгях, как циклической композиции, которая на основе четко определенных законов включает в себя образцы практически всех жанров мугамного искусства, в своем научном трактате «Визухиль аргам».

Однако стабильных принципов формы дастгях, так и не приоб-рел до 1920-х гг., и поэтому еще некоторое время не было единой версии исполнения. В этой связи дастгях исполнялся в различной вариации, в частности карабахской, бакин-ской и шемахинской школ мугамного исполнительства.

Спустя пару лет, а именно в 1922 году преподавание мугама подняли на более высокий уровень. С этого времени, обучение мугама было введено в учебные программы первого музыкального учебного заведения европейского типа, открытого в Баку. Такой конструктивный подход к обучению мугама с программным обеспечением привел в итоге к преобразованию структуры азербайджанских дастгяхов и унификации традиций локальных школ. Но, на этом работа по совершенствованию преподавания мугама не остановилась.

Так, под руководством видно азербайджанского общественного деятеля Узеира Гаджибекова (1885– 1948) группа талантливых музыкантов того времени (Мирза Фарадж Рзаев, Мирза Мансур Мансуров, Ахмедхан Бакиханов, Сеид Шушинский, Зульфи Адыгезалов) разработали краткие учебные варианты дастгяхов.

Вместе с тем, еще в 1920–30-х гг., наряду с учебными версиями, продолжали существовать развернутые версии крупных мастеров – устадов того времени. Со временем исполнение сокращенных версий стало закрепляться в концертной практике, в радиовыступлениях и в граммафонных записях. К сожалению, многие мелодии, исполнявшиеся в составе азербайджанских дастгяхов в первых декадах ХХ века, к 1960-м – 70-м гг. были забыты.

Исследования показали, что в отличие от арабских и персидских мугамов, азербайджанские мугамы более архаичны в своей структуре, ибо они сохранили в своей основе форму философского осмысления единства бытия и небытия, в которой соблюдается тесная связь между восточной поэзией и музыкой в своем воплощении.

Еще одним отличием азербайджанских мугамов является их лаконичность и свойственный им оригинальный символический подтекст, в котором отражается состояние слияния конкретного человеческого бытия во всеобщем абсолютном начале: Мугам Махур, Нава, Дюгях, Шур, Раст, Рахаб, Чаргях, Ирак, Хумаюн, Баяты Гаджар, Баяты Исфаган.

Не следует забывать о том, что термин «мугам» в азербайджанской музыке обозначает одновременно категории лада, мелодию и жанр. Сам термин поражает свой древностью и существует уже более 7 веков.

В трактатах Абдулгадира Марагаи, выдающегося азербайджанского теоретика, исполнителя и композитора XIV века, мугам применяется в отношении 12 основных ладов (Буселик, Нава, Ушшаг, Раст, Ираг, Исфахан, Зирафкянд, Бозург, Рахави, Хусейни и Хиджаз), распро-страненных в музыке средневекового Ближнего и Среднего Востока.

В современной азербайджанской музыке мугамами называют не только семь основных ладов (Раст, Шур, Сегях, Чаргях, Баяты-Шираз, Хумаюн, Шуштер), но и их многочисленные тональные варианты (Махур, Дюгях, Баяты-Гаджар, Харидж Сегях, Орта Сегях, Мирза Хусейн Сегях, Йетим Сегях и проч.).

В широком смысле термин мугам относят также к отделам (шобе) основных ладов, обозначая им только смысл лада. Наряду с этим, «мугамом» в современном музыкальном быту Азербайджана называют еще мелодии со свободной метрикой. Безусловно, под традиционным мугамным репертуаром рассматриваются различные типы исполнения, а именно мелодии импровизационного характе-ра без определенного метра («бахрсиз хава»), мелодии с тактовой метрикой («бахрли хава») и мелодии в смешанном метре («гарышыг бахрли хава»).

В Азербайджане бытовало мнение, что мелодический стиль мугама восходит к традиции распева Корана, однако некоторые ученые не согласны с такой подачей и считали, что истоки кроются в авестийской гимнической традиции.

О значимости и актуальности мугама в жизни азербайджанского народа свидетельствует тот факт, что его совершенствование и дальнейшее развитие поддерживалось на самом высоком государственном уровне.

I-й фестиваль «Мир мугама», в 2009 году привлек внимание не только участников, но и народных артистов Азербайджана Мансума Ибрагимова, Алима Гасымова, Агахана Абдуллаева, Эльнура Ахмедова, Эльчина Гашимова, Исмаила Гамидова, Муниса Шарифова, Фируза Алиева, Фахраддина Дадашева, Мохлета Муслимова Нурия Гусейнова, Валеха Алекберова, Забита Набизаде, Замига Алиева, Валеха Алекберова, а также народных артисток Сакины Исмаиловой, Айгюн Байрамовой, Мелекханум Эюбовой.

II-ой фестиваль «Мир мугама», состоявшийся в 2011г. выявил новые яркие имена азербайджанских исполнителей мугама. Ими стали: Айтен Мамедова, Эхтирам Гусейнов, Нишана Бахышова, Бабек Нифталиев и Фаргана Гасымова.

Помимо встреч на конкурсной основе, некоторые фестивали посвящаются памяти известных в Азербайджане деятелей искусства. К примеру, IV-й Международный фестиваль «Мир мугама» был посвящен памяти видного азербайджанского композитора и исполнителя Вагифу Мустафазаде. Фестиваль отличился тем, что азербайджанские ханенде мугама исполнили свои произведения и выступили в новой, композиторской оранжировке.

Многие исследователи называют мугам символом бесконечности. По мнению профессора Парижского национального центра научных исследований Жана Дюринга, мугам напоминает «пульс жизни» азербайджанского народа в преломлении исконных общечеловеческих истин о добре, красоте, вечности, он является носителем самых прекрасных качеств: привязанности к земле, корням, патриотизма, чувства национального достоинства, гостеприимства, доброты.

Безусловно, тема духовности в мугаме играет основную роль. Ведь концептуальная основа мугама воплощает идею развития и совершенствования человечества, посредством ряда эмоциональных состояний («макамов») приводящих к его духовному освобождению и очищению.

Таким образом, мугам можно ассоциировать с памятью народа и сравнивать с генетическим кодом азербайджанской культуры. Ведь не зря восточные народы находили в мугаме духовное совершенство через свое мышление и познание.

По материалам сборника “Кавказоведение: опыт, проблемы и перспективы”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.