Из истории украинско-азербайджанских отношений в 1918-1921 гг.


М.Гасымлы, О.Рупчик, А.Дамиров

Трудно отрицать, что главное место во внешней политике Украины периода ее национального государственного строительства занимали тогдашние ведущие европейские государства. Пыталась она тогда наладить взаимоотношения и с соседями.

Но к географически отдаленным, в то время мало ей известным, политически и экономически менее выгодным, невозможным тактически в качестве военных союзников государствам политика украинских правительств была не столь активной. Очевидно, что к таким государствам в 1917-1921 гг. принадлежал и Азербайджан.

В силу этого, тогдашние украинские историки ограничивались лишь упоминанием обмена Украиной и Азербайджаном в 1918 г. представительствами. Советские же ученые об украинско-азербайджанском официальном диалоге во время непродолжительного возобновления национальной государственности в силу политической конъюнктуры предпочитали умалчивать.

Примечательно, что, говоря о признании Украины (в форме тогдашней Украинской Державы Павла Скоропадского) де-юре азербайджанским правительством, никаких документальных доказательств этому современные исследователи не приводили.

Невзирая на почти одновременное после Февральской революции 1917 г. в России начало национально-освободительного движения как в Украине, так и Азербайджане, установить отношения между ними долгое время не удавалось. Правительства как УНР (период Центральной Рады), так и Закавказской федерации были заняты решением проблемы национально-территориального суверенитета, отстаивая право на него, боролись с внешней агрессией.

Из-за этого украинско-азербайджанские отношения были официально оформлены лишь летом 1918г., когда уже их правопреемники – правительства Украинской Державы (Павла Скоропадского) и Азербайджанской Демократической Республики (АДР) договорились об обмене представителями.

На этом основании 20 июля 1918 г. генеральным консулом Украинской Державы в Тифлисе (с юрисдикцией в Грузии, Азербайджане и Армении) был назначен Алексей Кулинский. Он был поляком по происхождению. При увольнении с должности генконсула в Тифлисе его обвинил МИД УНР в проведении на Кавказе антиукраинской политики, компрометации украинского представительства, отсутствии личного авторитета и деловых качеств, а также в деятельности, несовместимой с консульской работой. В свое время он также обвинялся грузинской властью в спекуляции, взяточничестве (за предоставление разнообразных консульских удостоверений). Избежать уголовной ответственности ему помог только дипломатический иммунитет.

По прибытии в апреле 1919 г. нового генконсула Льва Лисняка, Кулинский отказался отчитаться ему (в том числе и за затраты денег) за период его работы в должности, а также передать дела генкосульства и архив Украинского комиссариата на Кавказе (общественной организации украинцев, проживающих на Кавказе). Так и не сделав этого, он выехал в Стамбул, где сотрудничал с посольством Польши, потом опять вернулся в Тифлис и пытался активно заниматься общественной и политической деятельностью. После этого случая МИД УНР начал проводить среди кандидатур на должности консулов серьезный отбор. Тогда же консулом в Батуми был назначен Евгений Засядко.

В перспективе планировалась и создание вице-консульства в Баку, но из-за падения власти Скоропадского осуществить этот замысел украинский МИД так и не успел.

Поэтому развивать далее и, более того, углублять до политических украинско-азербайджанские отношения надлежало преемнице власти Директории УНР. Именно она 26 января 1919 г. создала Чрезвычайную дипломатическую миссию УНР на Кавказе (с юрисдикцией в Грузии, Азербайджане и Армении), которую возглавил Иван Красковский.

Иван Красковский

Он 8 февраля в Баку вручил верительные грамоты министру иностранных дел Азербайджана Фатали Хану Хойскому. После этого новым генеральным консулом в Тифлисе (с юрисдикцией в Грузии, Азербайджане и Армении) назначили Лисняка (консулом в Батуми остался Засядко). Полномочия генконсула были признаны грузинским (8 мая), армянским (16 мая) и азербайджанским (5 августа 1919 г.) правительствами.

Но организовать в Баку работу украинского вице-консульства было невозможно. Препятствовало этому отсутствие у правительства УНР (в то время воюющего с Советской Россией, Добровольческой армией и контролировавшего лишь небольшую часть украинской территории) необходимых денежных средств. Из-за этого вскоре и возникла идея назначения на должность почетного вице-консула (без заработной платы, с отпуском денег только на канцелярские расходы) кого-то из украинцев, проживающих в Азербайджане. Долгое время также не могли подыскать человека, который бы своими моральными и деловыми качествами соответствовал этой должности.

В итоге лишь 23 августа 1919 г. МИД УНР поручил защищать интересы украинцев, проживающих в Азербайджане, на правах вице-консула главе Украинской Рады в Баку А.Голованю (8 октября азербайджанский МИД признал его полномочия). Но он проработал недолго: из-за немалого объема работы и своего преклонного возраста был вынужден отказаться от должности.

Лишь после поездки в Баку непосредственно глава украинской чрезвычайной миссии И. Красковский смог договориться об исполнении обязанностей почетного вице-консула его личным другом и депутатом азербайджанского парламента от местдай Украинской рады Василием Кужимом (с этой просьбой 18 октября обратился в азербайджанский МИД, который дал согласие 1 января 1920 г.). Вице-консульство УНР размещалось на ул. Истиглалият (Независимости), 3.

Кужим сразу же активно взялся за работу. Согласно отчетам, он детально изучил жизнь около 20 тысяч проживающих в области Муган украинцев. Придя к выводу об их очень тяжелом социальном положении, добился от азербайджанского правительства денежной помощи в размере 750 тыс. рублей. Благодаря его стараниям местная власть выделила украинцам в области хорошие угодья для занятия сельским хозяйством.

Во время эпидемии тропической горячки в Мугане Кужим снова смог получить от Американского комитета помощи необходимое лекарство (20 фунтов хины) и при помощи азербайджанского правительства и Украинской рады организовать санитарный отряд, который раздал его больным. Также неудачно попытался здоровых украинцев переправить в Украину.

В марте 1920 г. глава миссии Красковский направил Кужима в служебную командировку в Украину. Он доставлял дипломатическую почту, а в МИД должен был получить на нужды миссии деньги. Но вернуться в Баку уже не смог: в апреле его захватили большевики и провозгласили создание Азербайджанской Социалистической Советской Республики. Временно исполнять обязанности вице-консула УНР в Баку остался секретарь консульства Монтаг. И это было для него не совсем безопасно, так как Монтаг знал о враждебном отношении большевиков к демократическим государствам и их представителям.

Но должность вице-консула УНР в Баку Кужим занимал как минимум до января 1921 г., когда в МИД было проведено служебное расследование по делу нецелевого использования им денежных средств дипмиссии. Был ли признан он виновным, осталось неизвестным. Но примечательно, что в октябре 1920 г. Кужим побывал в Берлине, где не расплатился за проживание в гостинице «Континенталь» (заплатить пришлось посольству УНР).

Но какими же были интересы Украины в такой столь территориально отдаленной и в то время малоизвестной ей стране, как Азербайджан, какие мотивы обусловили намерение у украинского руководства установить с его правительством официальные отношения?

Возможность ответить на этот вопрос дает переписка украинских дипломатов при учреждении украинских консульств в Тифлисе, Батуми и Баку летом 1918 г. Тогда они недвусмысленно, но лишь обобщающее и лаконично сказали, что эти события имеют чисто политический характер и связаны с ролью «Кавказа как одного из центров национальной политической жизни украинцев» (напомним, что только в области Муган (Азербайджан) их проживало около 20,000), упомянули и о выгодном торгово-экономическом расположении вышеуказанных городов.

Но уже после изучения украинскими дипломатами политико-социального положения стран Кавказа непосредственно «на месте» их отчеты («Кавказские республики», «Украина, Кавказ, Мусульманство» и др.) стали более детальными и обширными. В 1919 г. они провели подробный анализ поточного состояния и перспектив украинско-азербайджанского сотрудничества, но сначала отметили общее, в частности долго ожидаемый возврат двух стран после Февральской революции 1917 г. к национальному государственному строительству, а также их последующую борьбу против «северного российского империализма». Именно наличие «общего врага», как полагали украинские дипломаты, и должно было выступить объединяющим фактором в политике правительств УНР и АДР.

Отметим, что в Киеве в выводах пошли еще дальше, рассчитывая, что «…союз с горцами-мусульманами, а вместе с тем и мусульманским Азербайджаном с одной стороны и Абхазией с другой приведет к союзу Украины с целым мусульманским миром». В то же время дипломаты мыслили и чисто экономическими категориями, прагматично объясняя «союз Украины с мусульманами» «экономической политикой Черного моря и Кавказа», объективно оценили ее связь с общей мировой экономической политикой, а также непосредственно связанный с нею торговый путь Берлин – Багдад, проходивший через Черное море и Кавказ. Особое внимание уделили именно составляющей этого пути – кавказской транспортной линии Батуми-Баку.

Примечательно, что и азербайджанское правительство долгое время не учреждало в Украине собственного официального представительства. И за этим стоят лишь те причины, которыми объясняется долгий процесс создания в Баку украинского консульства.

Но 23 октября 1918 г. в украинский МИД с письмом обратился Комиссариат Азербайджана на Украине. Он был создан в Киеве на учредительном собрании 10 октября 1918 г. как орган местного национального самоуправления, цель которого защищать права и интересы проживающих в Украине азербайджанцев. Возглавил его в должности комиссара Джалил Садыхов, его помощником стал Юсиф Салехов, секретарями – Мир Джалал Миртагиев и Джангир Гамзаев.

Среди участников заседания были двоюродные братья Али Ашраф Султанов и Мамед Таги Султанов. Первый был женат на дочери Али Мардан- бека Топчибашева (глава парламента АДР, 1918-1020 гг.) Саре. Второй в то время учился в Киеве на медицинском факультете Университета Св. Владимира. В будущем – по матери дядя известного азербайджанского историка Сары Ашурбейли. Занимался медицинской практикой в Нахчыване. Примечательно, что в 1930-е гг. был лечащим врачом матери президента Азербайджана Гейдара Алиева.

В письме Комиссариат просил признать его компетенцию в отношении защиты прав и интересов проживающих в Украине азербайджанцев «…впредь до установления связи с азербайджанским правительством…».

1918 г. (Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины)
1918 г. (Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины)

Как свидетельствуют архивные документы, Комиссариат начал свою деятельность довольно активно. В частности, обратился к украинским властям с просьбой не призывать азербайджанцев на военную службу в Вооруженные силы Украины, начал выдачу им удостоверений граждан Азербайджанской республики. До 19 ноября 1918 г. Комиссариат выдал ПО удостоверений проживающим в Украине азербайджанцам, в основном в Киеве. Все они были освобождены от призыва на военную службу.

Среди получивших такое удостоверение был Мустафа Топчибашев – тогда студент медицинского факультета Университета Св. Владимира, в будущем – выдающийся азербайджанский хирург, ученый, академик, основатель Института экспериментальной хирургии АН Азербайджана. Одним из получателей удостоверения был также Джамиль Садыхов, работавший в первой половине 1918 г. секретарем консульства Персии в УНР.

Комиссариат также обратился в украинское МВД с просьбой о продлении 31 азербайджанцу разрешения на ношение оружия, а также отправил в Баку и Тифлис дипломатических курьеров Али Ашрафа Султанова и Мамед Таги Султанова.

1 ноября 1918 г. правительство АДР назначило в Украину послом Мирюсифа Везирова (он в 1910-1915 гг. учился на юридическом факультете Университета Св. Владимира). Но установить отношения на высшем уровне дипломатического представительства – посольства не удалось. Везиров, не прибыв в Киев, так и не смог приступить к исполнению обязанностей. Этому, видимо, помешали смена власти в Украине (свержение Скоропадского и приход Директории УНР), а потом и очередная большевистская оккупация. В марте 1919 г. он был назначен консулом АДР в Стамбуле.

В итоге Комиссариат и далее продолжал выполнять функции представительства, на что получил от правительства АДР соответствующие полномочия, которые были признаны в Киеве. Подтверждение этому – обращение комиссара от 7 декабря 1918 г. к мэру города о предоставлении права на ношение оружия; украинский МИД просит последнего посодействовать в указанном, поскольку «…комиссар является официальным представителем Азербайджанского государства и заслуживает полного доверия со стороны украинского правительства…».

Украина и Азербайджан провели также общее дипломатическое выступление на Парижской мирной конференции. Тогда, в ответ на признание 12 июня 1919 г. Верховным Советом Антанты правительства А.Колчака единственным законным правительством на всем постимперском пространстве, представители семи теперь суверенных стран – Эстонии, Грузии, Латвии, Северного Кавказа, Белоруссии, а также Украины (Г. Сидоренко) и Азербайджана – 17 июня подписали обращенную к Западу «ноту протеста».

И лишь установление советской власти в обеих странах прервало уже налаженный дипломатический диалог. Но мало кому известно, что в начале 1920-х гг. правительства теперь УССР и Азербайджанской ССР, пытаясь воспользоваться отсутствием еще полной централизации власти со стороны Москвы, имели серьезное намерение установить дипломатические отношения.

8 декабря 1921 г. Совнарком УССР назначил представителем на политические переговоры в РСФСР полпреда Ю. Коцюбинского, наделив его полномочиями «вступить в переговоры с Полномочными Представителями Правительства Социалистической Советской Республики Азербайджана на предстоящей конференции в г. Москве на предмет заключения общего соглашения, а затем подписать и скрепить своей печатью означенное соглашение от имени Украинского Советского Правительства…».

Но начавшийся в январе 1922 г. процесс создания союзного государства этому помешал: потребность в политическом договоре у двух теперь входивших в СССР союзных республик нивелировалась.

Хотя примечательно, что и далее, пребывая в Советском Союзе, стороны еще по инерции продолжали сотрудничество, обменявшись торговыми и другими экономическими представительствами.

Таким образом, отношения между Украиной и Азербайджаном в период их национального и советского государственного строительства 1917-1921 гг. были не столь активными. Политический договор они не подписали, официальные отношения установили де-факто. Обмен представительствами на уровне консульств произошел в июле 1918 г. между правительствами Украинской Державы (Скоропадского) и Азербайджанской Демократической Республикой (АДР). В Тифлисе было учреждено Украинское Генеральное консульство с юрисдикцией в Азербайджане.

В Киеве выполнение функций представительства поручили органу местного национального самоуправления – Комиссариату Азербайджана на Украине (комиссар – Джалил Садыхов). Правительство АДР 1 ноября 1918 г. назначило в Украину посла (Везиров). Но функции дипломатического представительства продолжал и дальше выполнять Комиссариат, получив необходимые полномочия от правительства АДР и их признание в Киеве.

С приходом к власти в Украине Директории форму представительства сменили. Учредив Чрезвычайную миссию УНР на Кавказе (глава – Красковский), повысили его до уровня посольства с юрисдикцией и на азербайджанскую территорию. Из-за финансовых проблем работу консульского учреждения в Баку (в виде вице-консульства) долгое время организовать не удавалось. Обязанности почетного консула поочередно исполняли проживающие там украинцы Головань, Агахан, Кужим и Монтаг. Была попытка установления дипломатических отношений в декабре 1921 г. и между Украинской ССР и Азербайджанской ССР, но начало создания союзного государства этому помешало.

По материлам книги авторов “Украинско-азербайджанские политические отношения. История и современность”

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.