Нахчыванские дипломаты прошлого: Азиз Шариф


И.Гаджиев, Э.Кябизаде

Нахчыванский край Азербайджана исторически поддерживал тесные связи c грузинскими государствами. Так, согласно историческим источникам, ещё основатель нахчыванского ханства Гейдар-гулу хан заключил военный союз с Картли-Кахетинским царством. В середине 18 века заметно оживились политические и культурные связи Нахчывана с Аджарией.

В документах 1916 года содержатся сведения об активном участии азербайджанского писателя Али Сабри Гасымова, уроженца Нахчывана в деятельности батумского мусульманского благотворительного общества. В воспоминаниях, он указывает, что общество действовало на территории от Батума до Трабзона, оказывая помощь беженцам-мусульманам. Членом этого общества являлся также поэт из Нахчывана Алекпер Гариб.

Кроме того, как выясняется из источников, в указанный период в Батуми и Ардагане активно защищал интересы мирных мусульман пострадавших от насилия и произвола, уроженец Нахчвана полковник Ибрагимбек Гадимов. В конце XIX начале XX века миллионер из Нахчывана Мирза Гейдар Насирбеков поддерживал тесные торговые связи с Батумом.

Часть нужд Батумского округа в хлопке покрывал Нахчыванский уезд. Наряду с этим, различные товары из Нахчыванского уезда через Батум следовали в Трабзон и далее на европейские рынки. Эти связи в той или иной мере сохранялись и после советизации Азербайджана.

В 1920-1924 годы Нахчыванская ССР имела свои представительства в Иране, Турции и советских республиках Грузии и Армении. В книге Саида Саидова ”Из истории Нахчыванской Автономной Республики” сообщается, что в двадцатые годы действовало постпредство Нахчыванской ССР Баку, Тифлисе и Иреване.

В январе 1922 года представителем этой республики в Грузии был назначен видный критик, литературовед и переводчик Азиз Шариф (1895-1988).

Он родился 28 марта 1895 года в Нахчыване, окончил”Мектеби тербиййе” («Школу воспитания”), известного азербайджанского просветителя Магомеда Таги Сидги, частично овладев персидским и русским языками. Затем продолжил учебу в школе-пансионе, открытой в Тифлисе видным азербайджанским писателе и публицистом Джалилом Мамедгулизаде.

После закрытия этой школы он жил в некой русской семье, где хорошо изучил русский и французский языки.

В своих воспоминаниях ”Из дней минувших” Азиз Шариф пишет: ”Когда пансион в Тифлисе закрылся, мой совет по совету и при помощи Мирзы (Дж.Мамедгулузаде) поручил меня одной русской семье. Эта семья состояла из трех женщин, а дом находился на улице Михайловской, вблизи сквера Муджетехида. В этом доме пожилая женщина жила с двумя дочерями-учительницами…. В доме со мной говорили по-русски и по-французски. Помню, что за это время я научился свободно говорить на обоих этих языках, а также читать и писать на них”.

Из записок А Шарифа явствует также, что он жил в Тифлисе до весны 1906 года, когда в связи с разгоревшийся при подстрекательстве царского режима армяно-мусульманской резни вынужден был вернуться в родной Нахчыван, где также происходили кровавые эксцессы против мирного азербайджанского населения. Затем он некоторое время учился в Иреванском пансионе, открытом Ибадулла-беком Муганлинским и Джаббар-беком Мамедовым, а в 1908 году опять стал учиться в Тифлисе.

В 1915-1917 годах Шариф учился в Московском коммерческом институте. В результате он хорошо овладел французским, русским, персидским и грузинскими языками.

К концу первой мировой войны на Кавказе сложилась крайне напряженная политическая обстановка. В 1917 году Азиз Шариф вернулся в Нахчыван, где многое сделал для устранения анархии и беспредела. В книге Фахреддина Джалилова” Нахчыванская уездная полиция 1820-1920” на основе архивных документов сообщается, что в конце 1917 года. А.Шариф сформировал в уезде рабоче-крестьянскую красную гвардию.

В январе 1918 года он был избран Председателем Совета Рабочих и Солдатских Депутатов. А. Шариф направил в Закавказский комиссариата ряд писем о путях стабилизации обстановки в Нахчыване, и сам поехал в Тифлис, чтобы изложить ситуацию руководителям комиссариата.

В 20-30-е годы Азиз Шариф жил в Тифлисе, занимаясь журналистикой и издательским делом. По всей вероятности, его хорошее знание Тифлисский среды и обширные связи с местной интеллигенцией, а также свободное владение несколькими языками сыграли решающую роль возложение на него обязанностей представителя Нахчыванской ССР в Грузинской ССР.

Напомним, что в этот период Нахчыванскую ССР представляли в Тебризе Гасым-бек Джамалбеков, в Маку Исмаил-бек Джамалбеков, в Карсе – Балабек Алибеков.

По материалам книги “Нахчыванские дипломаты

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.