История создания памятника Физули в Баку


О.Буланова

Идея установить в Баку памятник Мухаммеду Физули, выдающемуся азербайджанскому поэту, чьи произведения вошли в золотой фонд азербайджанской и мировой литературы, зародилась в конце 1950-х годов.

В 1958 году в Советском Союзе достаточно широко отмечался 400-летний юбилей поэта. В рамках торжественных мероприятий была выпущена почтовая марка с его портретом, но этого посчитали недостаточным. Советское правительство приняло решение увековечить память азербайджанского поэта и объявило конкурс на возведение монументального памятника Физули в Баку.

Было представлено много конкурсных проектов, однако два друга – Токай Мамедов и Омар Эльдаров, учившиеся в свое время вместе в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектур им. Репина, тоже решили поучаствовать. И выиграли конкурс, получив Первую премию. Это было очень сложно, ведь на конкурс подали свои проекты такие выдающиеся скульпторы, как Фуад Абдурахманов, автор памятника Низами Гянджеви в Баку и Гяндже, Джалал Каръягды, автор памятника Сабиру в Баку, и многие другие.

Как вспоминал Народный художник Азербайджана Омар Эльдаров: “Получить право на создание памятника столь знаковой Личности – было крайне почетно и ответственно. Это была работа «номер один», которую мечтал получить каждый скульптор. Однако сам процесс подготовки был непростым. Это и создание набросков, нахождение композиционного решения будущего памятника, его постамента и многое другое. В таком деле самое главное – замысел, идея, композиционное решение, творческая часть работы – процесс создания образ гениального мыслителя».

Мало кто знает, но первоначально, по условиям конкурса, памятник Физули должен был располагаться перед старинным двухэтажным зданием в конце улицы Шихали Курбанова, там, где она разветвляется на улицу Губанова и Джафара Джаббарлы (на этом месте в 1960 году установят памятник Освобожденной женщине Востока работы Фуада Абдурахманова).

Поэтому первый эскиз, сделанный Токаем Мамедовым и Омаром Эльдаровым, изображал Физули, который стоял, облокотившись. Затем устроители конкурса решили изменить место – установить памятник Физули перед строящимся Театром Азербайджанской драмы на бывшей Кубинской площади. Изменение места повлекло за собой изменение замысла, скульпторы сделали другой эскиз, который как рабочий эскиз и утвердило жюри.

Создание памятника, даже самого маленького, – дело непростое. А этот монумент задумывался поистине грандиозным. Вместе с постаментом высота памятника составляла 11 метров. Размеры были выбраны не случайно, ведь памятник создавался в расчете на обозрение с нескольких точек.

Вначале была сделана первая промежуточная двухметровая модель. Эту модель авторы забраковали, потому что после того, как ее установили на модель будущего постамента, фигура постамент визуально «раздавила».

Омар Эльдаров: «…Модель была очень тяжелая, массивная, а складки одежды были гораздо крупнее тех, которые были сделаны на окончательном варианте. Она была динамичная, но, как выяснилось, по своему силуэту оказалась в два раза тяжелее, чем должна была быть. Постамент оказался для скульптуры совсем крошечным. Ввиду того, что цельный гранитный блок весом 50-60 тонн уже был заказан, мы не смогли его изменить. Тем более, в те годы было сложно транспортировать и перемещать такие габаритные грузы, так как не было необходимой техники, которая доступна сегодня. Поэтому пришлось работать над самой скульптурой и облегчить ее, сделав более миниатюрной по сравнению с предыдущим вариантом».

Кстати, привязка памятника к местности, решение обшей концепции его расположения внутри городского пространства принадлежит архитектору Гаджи Мухтарову, сотруднику «Азгоспроекта». О Мухтарове не пишут современные СМИ, а это был человек отзывчивый, незлобивый, с чувством юмора, любящий историю, большой мастер делать любые перспективы и т.н. архитектурные планшеты-«отмывки», работавший со многими архитекторами, автор постаментов к памятнику Узеиру Гаджибекову, Насими, двух зданий, одно из которых – Низаминский райком партии на площади Дакара. Со своей задачей Мухтаров справился прекрасно.

Как вспоминал Омар Эльдаров: «Это был хороший скромный человек, который стоял на академических позициях, а не на ультрасовременных, поэтому с ним было удобно работать. Памятник занимает центральное положение по отношению к площади. В планировке сквера правильно использован рельеф, а примыкающий к монументу прямоугольный бассейн органически связан с памятником».

Позже бассейн был превращен в красивый фонтан, от которого в XXI веке почему-то отказались.

По словам Леонида Бретаницкого, постамент, выполненный из розоватого гранита, необычен: «на тщательно профилированном основании высится грубовато обработанный параллелепипед, с тонко промоделированными горельефными изображениями, навеянными чудесной лирикой поэта. Верх основания вновь тщательно обработан, а на нем высится фигура погруженного в раздумье поэта… Органична связь пьедестала – шестиметровой каменной глыбы – с пятиметровой бронзовой скульптурой».

Необычность постамента отмечали многие критики и искусствоведы. Эта огромная гранитная глыба производит впечатление естественной скалы, из которой выступают горельефные фигуры Лейли и Меджнуна, героев самого известного произведения Физули, ставшего вершиной его творчества. Авторами этих горельефов стал Омар Эльдаров.

«Отличительная особенность горельефа была в том, – вспоминал скульптор, – что мы не сделали тонкий легкий незаметный рельеф, а наоборот, отдали предпочтение глубоким и широким линиям, вырубленным в камне. Например, на постаменте великого Низами (автор Фуад Абдурахманов) мы наблюдаем классический вариант, где изображены сюжеты и сцены из произведений мастера. У нас же фигуры достаточно выпуклые и заметные. На тот период такой подход считался революционным».

Работа над горельефами не была сложной с исторической точки зрения, ведь каждый из художников видит Лейли и Меджнуна по-своему. А вот с образом самого Физули пришлось работать долго, ведь никаких прижизненных изображений поэта не сохранилось. Каким он был?

Омар Эльдаров вспоминал: “Очень сложно создать образ исторической личности, когда у тебя отсутствует портрет данного человека. Приходилось изучать жизнь, биографию и деятельность этих людей, чтобы узнав характер, особенности человека, показать это все в скульптуре. Нам помогли консультации писателей и литературоведов, в частности, известного азербайджанского писателя, драматурга, переводчика и общественного деятеля Мирзы Ибрагимова, который помог нам дельными советами и предоставил много полезной информации.

Как впоследствии отмечали многие, нам удалось создать возвышенный и индивидуально своеобразный образ, отличающийся большой пластической красотой. За основу был взят образ Физули, созданный турецким художником. Я предложил Токаю изобразить поэта не в чалме, а в тюбетейке, чтобы его силуэт не ассоциировался с Низами или другими историческими личностями, памятники которым ставят именно с таким головным убором. И это сработало! Решение оказалось верным. Памятник по своему силуэту отличался от других, так как скульптуры с чалмой имеют определенное сходство. Ведь главное для памятника – это первое впечатление от его силуэта, линии которого отличаются певучестью, плавностью и компактностью.

Старинная одежда, в которую обличен мудрец солидного возраста, ниспадает крупными складками, а величественность и статность скульптуры придает памятнику значимость и монументальность. Главное, что каждая деталь дополняет другую и перед нами предстает целостная композиция. А борода усиливает элемент солидности».

Поза, в которой автор запечатлели поэта, символизирует философские размышления, в которые он погружен. Это и несчастная любовь, и бытие, и человеческая сущность. Его правая рука касается подбородка, а в левой он держит книгу. Физули стоит и созерцает происходящее. Он одет в широкую накидку – джуббу, свободно ниспадающие тяжелые складки которой, по словам Леонида Бретаницкого, автора знаменитой книги «Баку» из серии «Архитектурно-художественные памятники СССР», драпируют фигуру и
«определяют пластическую выразительность контуров хорошо воспринимающегося силуэта».

С этими складками авторам памятника пришлось повозиться. Именно их они облегчали, чтобы фигура поэта не «давила» на постамент. В итоге им удалось добиться легкости и выразительности, изображая в камне ткань.

Этот памятник разрушил все стереотипы: взгляд поэта отнюдь не устремлен вдаль, как было принято, его плечи не распрямлены в гордом жесте.

Леонид Бретаницкий также отдал должное гениальной работе скульпторов: «Превосходно выполненная голова Шизули (так в те годы писали имя поэта – О.Б.) покоряет глубиной проникновения в мир чувств и переживаний поэта-мудреца. Иконографических данных о Шизули нет, как нет и о большинстве деятелей культуры эпохи средневековья. Но созданный скульпторами образ настолько отвечает идейно-эмоциональному ключу его бессмертных произведений, что оставляет впечатление о встрече с близким, хорошо и давно известным человеком».

Однако тот же Бретаницкий отмечал тот факт, что место для памятника выбрано несколько неудачно: «Дело не только в том, что поза задумавшегося поэта плохо гармонирует с шумной оживленной площадью. Сократился масштаб находящегося за памятником театра. А рябь мелких членений большого жилого корпуса, виднеющегося в торце площади, служит плохим фоном для скульптуры».

На самом же деле основным фоном для Физули служили не два жилых дома слева и справа от площади, а зеленая стена из деревьев и кустарников за его спиной. Этот природный элемент, напоминающий по впечатлению театральный задник, органично вписывал скульптуру в городскую среду, подчеркивая неразрывную связь творчества поэта и природы. К сожалению, постепенно деревья и кустарники практически исчезали из-за спины Физули, и в итоге к XXI веку памятник поэту оказался на фоне колонн театра Азербайджанской драмы и небольших округлой формы кустиков.

Чтобы выбрать самое выигрышное место, Токай Мамедов, Омар Эльдаров и Гаджи Мухтаров в одну из ночей таскали по площади перед театром силуэт памятника в натуральную величину и пробовали разные варианты его расположения. К сожалению, этот увлекательный и тяжелый процесс никем из историков не отражен и не заснят на пленку, как, например, заснят на пленку процесс выбора места для памятника Маяковскому в Москве. Но там силуэт памятника таскали по площади днем и в открытую, а в Баку постеснялись…

Открытие памятника состоялось 2 июня 1962 года. Памятники по традиции всегда открывались торжественно, в присутствии большого количества народа, представителей городских властей, членов правительства республики, прессы, а также авторов памятника и их коллег и литераторов. Это был первый отдельно стоящий памятник великому поэту на всем Ближнем Востоке и Средней Азии. Первым памятником Физули стала статуя поэта работы Фуада Абдурахманова в лоджиях Литературного музея им. Низами Гянджеви, установленная в 40-х годах.

Год спустя за работу над памятником Мухаммеду Физули Токай Мамедов и Омар Эльдаров получили серебряную медаль Академии художеств СССР. Интересно, что эта скульптурная работа была номинирована на Ленинскую премию, высшую награду того времени. Площадь же была переименована в площадь Физули.

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.