Ширван в сфере интересов России в нач. XVIII в. и «Шамахинская экспедиция» 1721 г.


Г.Мамедова

К началу XVIII века Сефевидское государство испытывало острый политический и социально-экономический кризис. Проведя в 1699-1702 годы всеобщую перепись населения и его имущества, правительство шаха Гусейна (1694- 1722) резко увеличило налоги и повинности, что вызвало недовольство различных слоев населения. Ситуация была усугублена неурожаем, приведшим к голоду в Азербайджане.

В итоге, непосильные поборы, кризис привели к волнениям в самых различных частях государства, в частности, в Ширване. Начавшиеся преследования мусульман-суннитов – основного населения Шеки, Кабалы и Губы настроили суннитское население и суннитскую феодальную верхушку против шахской власти.

Кризис, охвативший в начале XVIII века Сефевидскую державу, обусловил активизацию внешней политики Российского государства на Востоке, в частности, в регионе Каспийского моря – в прибрежной части Ширвана. Отметим, что с начала царствования Петра I Россия, в результате ряда социально-экономических, политических, культурных преобразований, имела уже все предпосылки превратиться в мощную державу. Особенно быстрое развитие в этот период получило мануфактурное производство. Однако из-за нехватки отечественного сырья оно не могло удовлетворить потребности страны.

Стремление к приобретению дешевых источников сырья вело к разработке различных планов, в том числе, к подготовке экспедиций в целях всестороннего изучения Персии, Азербайджана и Средней Азии. В связи с проводимой политикой меркантилизма, а также для удовлетворения потребностей развивающейся текстильной промышленности, правительство Петра I, в частности, стремилось поставить под контроль торговлю ширванским шелком- сырцом.

Завоевание Ширвана и южных берегов Каспия было необходимо для того, чтобы превратить Каспийское море во внутреннее море России, которая стремилась, завладев международными военно-стратегическими и торговыми путями, стать посредником в торговле между Востоком и Западом.

Нужно отметить, что к XVIII веку Российское государство не еще имело выхода к Черному и Балтийскому морям. Выход к Балтийскому морю преграждался шведами, а к Черному – османами и крымскими татарами. Поэтому значение Каспийского (Хазарского) моря было очень велико для России, особенно нуждавшейся в выгодном стратегическом положении. Петр I намеревался изменить вектор индо-европейской торговли, устремив его через Каспий.

Задачи обеспечения русской мануфактурной промышленности дешевыми источниками сырья диктовали далеко идущие планы. Правительство Петра I, осведомленное о доходах с шелка, хлопка, нефти, шафрана, шерсти, рыбы и торговых пошлин (крупные торговые центры проходили через Дербент, Шамаху, Баку), хорошо понимало, что приобретение богатейших прикаспийских провинций способствовало бы увеличению государственных прибылей.

В связи с тем, что почти вся торговля шелком-сырцом с европейскими державами шла через турецкие города Алеппо и Смирну, Россия стремилась наладить альтернативную торговлю с Западом посредством выгодного для нее Волжско-Каспийского пути, проходящего через русские города. Обещая ряд льгот иностранным купцам, она хотела быть посредницей между Западом и Востоком.

Доминирующее положение в восточной торговле, в свою очередь, обеспечило бы русскому купечеству право безграничного торга. В осуществлении этой задачи основное значение придавалось Каспию. Утвердившись на Балтийском побережье, основав новую столицу российского государства – Санкт-Петербург, Петр I решил соединить Балтийское и Каспийское моря, используя реки, а также каналы, которые предполагалось построить. Как известно, Петр I хотел соединить Балтийское море с Каспийским и сосредоточить на нем всю восточно-европейскую торговлю посредством Вышневолоцкого канала.

Однако правительство Петра I, занятое войной с Швецией за выход в Балтийское море, не могло приступить к прямому осуществлению своей восточной политики, направленной на «завоевание Каспийского моря». Поэтому в дальнейшем для описания, как берегов Каспийского моря, так и социально-экономического состояния его областей, Петр I снарядил ряд экспедиций и посольств.

Так, в 1696 году Петр I снарядил купца Семена Маленького по Волжско- Каспийскому пути в Индию. На обратном пути русский купец побывал в Шамахе и умер в 1706 году. В 1699 году князь Голицын по указанию Петра I отправил для изучения Каспийского моря датчанина Шельтрона, но тот был захвачен сефевидами и умер.

В 1700 году Петр I отправил из Астрахани по Каспийскому морю в Баку с разведывательными целями командира русского флота Меера. Однако сефевидская администрация не допустила русские суда в порт.

В 1715 году Петр I издал указ об отправке в Сефевидское государство в качестве русского посланника подполковника А.П.Волынского (1716-1718), который отправился в путь в 1716 году. Наряду с дипломатической миссией, он получил от Петра I и секретную инструкцию. Она, в частности, требовала узнать «сколько у шаха в его области каких крепостей и в которых местах, коликое число войска, конницы и пехоты, артиллерий и иного ружья, и не вводят ли европейских обычаев в войне».

Что же касается его дипломатической миссии, то для развития торговых отношений следовало добиться у Сефевидского правительства прав свободного торга по всему Сефевидскому государству и беспошлинного вывоза шелка-сырца. А.П.Волынский должен был изучить транспортные пути, состояние оборонительных сооружений, наладить контакты с местным христианским населением и т.д.

13 июля 1716 года Волынский прибыл в Астрахань, 29 августа в Ниязабад – одну из главных гаваней Ширвана. 18 сентября 1716 года свита Волынского отправилась в Шамаху – столицу Ширванского беглярбекства, где их встретили с большим почетом: по дороге к Шамахинской крепости к русскому посольству присоединились и русские купцы, торговавшие в городе. Во время встреч и переговоров с ширванским беглярбеком Кей Хосровом Волынский пытался урегулировать вопрос о русских купцах, которым местные купцы не возвращали долг.

В то же самое время в городе находилось и посольство Османской империи, которое добивалось, чтобы Сефевиды не вели торговлю с Российским государством, а направили все купечество в Османскую империю. Из Шамахи Волынский для продолжения программы своей миссии двинулся на юг и далее в Сальян, Тебриз, Исфаган.

В конечном счете, Волынский пришел к выводу, что Сефевидское государство находится в критическом положении, поэтому стоит воспользоваться благоприятной обстановкой, чтобы одержать легкую победу. Для урегулирования спорных вопросов между русскими купцами и местными властями и купечеством Волынский предложил открыть русское консульство в Шамахе. Будучи в Исфагане, русский посланник, для урегулирования торговых отношений и ограждения русского купечества от притеснений, добился заключения торгового договора между Сефевидским и Российским государствами.

Волынский и Эхтиамат-Девлет Фатали хан 30 июня 1717 года подписали договор о купечестве под названием ассекурации. Таким образом, А.П.Волынский всячески добивался, чтобы русским купцам разрешили закупать шелк-сырец в Гиляне и Ширване и они пользовались преимущественным правом такой закупки. Однако шах не согласился на это. Российским купцам было разрешено покупать шелк-сырец в Гиляне и Ширване и, после уплаты пошлин, вывозить его в Россию на равных правах с иранско-подданными купцами.

Указ шаха о торговле русских купцов был послан в Ширван, Дербент и в другие места местным владельцам и правителям. В 1718 году Шамахинский хан, получив шахский указ о русских купцах, отправил два соответствующих указа в Низовую и Дербент. Выполнив свою миссию, А.П.Волынский 17 декабря 1717 года вернулся в Ширван с указом, запрещающим притеснять русских послов. Кроме того, он добился вывоза шелка-сырца из Гиляна и Ширвана через Россию в Петербургский порт.

Между тем, в ответ на российское посольство А.П.Волынского, османские власти отправили в Исфаган посла, который потребовал, «чтобы персидское купечество все обратило через Турецкое государство». Османская империя настаивала, чтобы шах не допускал русские корабли в Каспийское море и не допускал европейских купцов в Персидский залив.

25 июля А.П.Волынский покинул Ширван и 5 августа прибыл в Астрахань, а затем отправился в Петербург для доклада Петру I. Волынский убедил Петра I оккупировать Прикаспийскую область и начать «заселение войсками российскими». Поскольку в секретной инструкции Волынскому ни слова о консульстве не говорилось, инициатива учреждения первого русского официального представительства для защиты интересов купечества и развития не только торговых, но и дипломатических отношений полностью принадлежит самому А.П.Волынскому.

petr-1-neft

Ход дальнейших событий дает основание полагать, что учреждение консульства преследовало и политические цели. В дальнейшем оно сыграло немаловажную роль в осуществлении восточной политики русского государства в отношении прикаспийских областей.

Добившись согласия на учреждение консульства, необходимо было выбрать место для консульской службы. В том же восьмом пункте «Ассекурации» говорилось, чтобы «оный бы (консул) своим коштом довольствовался и жил в Шемахе».

Выбор города Шамахи был связан с тем, что русское купечество, получавшее большие прибыли от азербайджано-русской торговли, в основном было сосредоточено здесь. Их манил богатый шамахинский базар, где реализовывались высококачественный шелк-сырец, красивые шелковые и шерстяные изделия, ковры и т.д. Шамаха устраивала купцов и по удобству своего местоположения. Она была ближе расположена к Каспийскому морю (через Ниязабад) и южным границам России. В донесении от 28 января 1719 года в коллегию иностранных дел А.П.Волынский писал, что добился у шаха «быть одному, тамо консулу при компании российской в Шемахе».

Однако Сефевидское правительство, не заинтересованное в развитии периферии и стремившееся к расширению торговли и привлечению купечества в сердцевину Сефевидской империи, а также к восстановлению былой славы города Исфагана, как столицы, было против этого.

Д.Петричису, отправленному в Исфаган с ратифицированным вариантом упомянутого договора, прямо объявили, что консулу, который прибудет из России, в Шамахе жить не позволяется.

После долгих рассуждений обе стороны пришли к компромиссному решению: а) так как Исфаган является столицей, то обосновать консульство там; б) учитывая наплыв русских купцов на шемахинский рынок и спрос на ширванский шелк-сырец, в Шамахе учредить вице-консульство.

Исходя из этого, русское правительство вынужденно изменило прежнее решение о назначении в Шамаху консула. В связи с тем, что к исполнению обязанностей консула в Шамахе должен был приступить капитан гвардии Алексей Баскаков, астраханскому губернатору А.П.Волынскому коллегией иностранных дел было велено немедленно освободить его от занимаемой должности и отобрать у него «прежде данные … грамоту, верующую к шаху персидскому, и письмо к хану шемахинскому». Далее, 11 декабря 1720 года, решено было отправить консулом в Исфаган Семена Аврамова, а в Шемаху вице-консулом вышеуказанного Баскакова.

21 декабря 1720 года из Коллегии иностранных дел были отправлены грамоты (на персидском и русском языках) к шаху и рекомендательное письмо к шамахинскому беглярбеку Кей Хосрову. По содержанию этих грамот видно, что основным лейтмотивом учреждения русской консульской службы в Азербайджане было лишь желание упорядочить русско-азербайджанские торговые отношения и содействовать дальнейшему их развитию.

Это положение нашло также широкое отражение в указах консулу С.Аврамову и вице-консулу А.Баскакову, где указывалось, что Петр I на основе шелка Прикаспийских областей стремился развить «великих шелковых парчей мануфактуры». В связи с этим, первые консульские представители должны были добиться у местных правителей «всякое вспоможение на беспрепятственный вывоз в неограниченном количестве шелка-сырца в Астрахань, при этом под видом того, что он нужен только на употребление русского двора».

Многие авторы, говоря о восточной политике Петра I, указывали, что интерес к Прикаспийским провинциям был вызван лишь стремлением пробиться в Индию и Китай. Несомненно, в поисках дешевых источников сырья и рынков Петр I пытался проникнуть в эти далекие страны и развить с ними торговлю. Однако впоследствии, после представлений А.П.Волынского о «Персии», эта мысль менее всего интересовала императора, и прикаспийский вопрос был главным ориентиром в восточной политике России.

Как видно, основным принципом обоснования русской консульской службы на Востоке было стремление к развитию торговых отношений. Однако вызывает интерес и тот факт, что вице-консулом в Шамаху был назначен «в коммерции искусный» Алексей Баскаков.

Разумеется, назначение офицера для «охранения» торговли преследовало не только торговые цели. Несомненно, все это было связано с подготовкой прикаспийского похода, и потому особое внимание уделялось изучению пригодности сухопутной дороги для продвижения войск в сторону Шемахи. Заметим, что так называемый «Персидский поход» Петра I в официальных документах первоначально назывался «Шемахинской экспедицией». И не случайно, что А.Баскакова в Шамаху должны были сопровождать четыре геодезиста.

О том, какая миссия была возложена на вице-консула гвардии капитана Алексея Баскакова в Шамахе, наглядно свидетельствует секретное поручение, данное самим Петром I перед предполагаемой отправкой его 14 сентября 1720 году в Шамаху. Безусловно, все это было выражением экономической и политической платформ Петра I, нашедших также всестороннее отражение в составленных коммерц-коллегией инструкциях консулу С.Абрамову и вице-консулу А.Баскакову.

Чтобы иметь систематические сведения о Шамахе, консул должен был вести постоянную переписку с вице-консулом. Инструкция, данная вице-консулу в Шамахе Баскакову, состояла из 21 пункта. И хотя она во многом была тождественна инструкции консулу, однако включенные дополнительно 18, 19, 20, 21 пункты касались исключительно азербайджано-русской торговли, которая должна была осуществляться морем через порт Ниязабад.

Наряду с этим, содержание инструкций позволяет констатировать, что, хотя российское правительство стремилось упорядочить и развить торговые отношения с Сефевидским государством, вообще, и с Ширваном – в частности, однако оно через консульскую службу хотело добиться перемещения центра восточной торговли с Персидского залива и территории Османской империи на Каспийское море. А именно – через Шамаху в Ниязабад и Астрахань. При этом большие надежды возлагались на Волжско-Каспийский путь.

Добившись этой цели, Россия заняла бы господствующее положение в восточной транзитной торговле и стала бы посредницей между Европой и Азией. Миссия консулов в Сефевидском государстве, в том числе и в Азербайджане, одновременно подготавливала почву для Прикаспийского похода Петра I, а в дальнейшем и для присоединения этих областей к Российской империи.

В то время, когда уже наметились планы относительно деятельности консула в Сефевидском государстве и вице-консула в Азербайджане, в Ширване произошли неожиданные события. В 1721 году в результате ширванского восстания Шамаха была взята повстанцами, и потому отправление вице-консула было отменено.

Из-за смут в Шамахе несколько задержалась отправка и консула С.Аврамова, прибывшего в Энзели только 14 октября 1721 года. Экспедиция под командованием капитан-лейтенанта Карла фон Вердена и лейтенанта Фёдора Соймонова в 1719-1720 годы, направленная с целью изучения Каспийского моря, Дербента, Баку, Ниязабада и устья Куры, также была частью подготовки к Прикаспийскому походу Петра I. Сразу после завершения Северной войны (1700-1721) Петр I приступил к активной подготовке похода. Он планировал начать военные действия летом 1723 года.

Но неожиданный поворот событий заставил Россию поторопиться с осуществлением своих намерений. События начала 1720-х годов в Сефевидском государстве – восстания в Ширване, разорение русских купцов, прекращение экспорта товаров через Ширван (единственный доступный путь), подтолкнули Россию к немедленной реализации своих планов. Как отмечал М.Н Покровский, Петр I стремился, чтобы шелк, экспортируемый в Европу через Смирну, переправлялся через Астрахань в Петербург.

Помимо исследования Прикаспийских территорий, российские власти предприняли также подготовку в военном плане. Скопление воинских сил в Астрахани и подготовка к походу в Сефевидские провинции начались задолго до восстания в Ширване. Сведения об этом поступали шаху от Шамахинского хана.

Таким образом, Ширван, в силу своего географического положения, в начале XVIII века превратился в объект притязаний со стороны Османской и Российской империй. При этом резко выросли притязания Российского государства, которое, путем завоевания Азербайджана хотело создать плацдарм против Османской империи и взять в свои руки всю волжско-каспийскую торговлю, став, таким образом, посредником между Западом и Востоком.

Примечательно, что для осуществления своих планов Россия, нуждавшаяся в источниках сырья, в особенности в шелке- сырце, организовала исследования в регионе и стала расширять свою торговлю с Азербайджаном, входившем в состав Сефевидского государства.

По материалам журнала «Современная Научная Мысль»

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.