Азербайджан в геополитическом треугольнике 1990-х: «Россия-Иран-Турция»


П.Ш.Сафаров

После распада огромной империи под названием СССР, образовавшиеся на Южном Кавказе независимые государства – Азербайджан, Грузия и Армения сразу привлекли внимание мирового сообщества. Они не могли оставаться вне поля зрения региональных игроков. При этом растущая активность западных государств и Турции в регионе встречала активное политическое противодействие со стороны Ирана и России. Столкновение стратегических интересов на Южном Кавказе происходило, таким образом, по следующим основным направлениям: США – Россия, США – Иран, Турция – Россия, Турция – Иран.

Противостояние США-Россия и США-Иран в регионе были составной частью политики соперничества на международном пространстве. В свою очередь, это определило противоречивость внешней политики кавказских государств.

Самым значимым государством Южного Кавказа, на которое обратили внимание великие державы и из-за которого сталкивались их интересы, несомненно, был Азербайджан. Имея важное геостратегическое положение и богатые природные ресурсы, Азербайджан представлял собой сильное, независимое государство, что абсолютно не устраивало некоторых соседей.

При этом, армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт вызвал у некоторых региональных держав полное равнодушие и при их попустительстве вышел на уровень региональной войны.

С одной стороны, проимперские силы в России, оказывая давление на Азербайджан и Армению, пытались удерживать их в сфере своего влияния и таким образом втянуть их в новый союз, который они стремились создать на руинах СССР. С другой стороны, Иран, где треть населения составляют этнические азербайджанцы, лишенные права говорить, писать и получать образование на родном языке, появление независимой Азербайджанской Республики рассматривал как прямую угрозу своим национальным интересам. Поэтому, рассуждая на словах об исламской солидарности, Иран на деле оказывал материальную и моральную поддержку Армении.

В этой ситуации единственный естественный союзник Азербайджана в регионе – Турция оказывал ему ограниченную помощь в рамках международного права. При этом Турция хотела решить свои энергетические проблемы за счет природных ресурсов Азербайджана и стремилась провести по своей территории экспортный трубопровод с азербайджанских месторождений, в постсоветский период разрабатываемых с помощью западных нефтяных корпораций.

В начале 1990-х годов геополитическую погоду в мире определяли в основном отношении между США и Россией. США в канун распада СССР и последующие периоды торопились вывести из-под его влияния страны Восточной Европы. Не завершив этот процесс, они не спешили закрепляться в бывших советских республиках, что могло вызвать раздражение Москвы. В данном контексте попытка Азербайджана в начале 1990-х осуществить форсированное сближение с США встретила у противоположной стороны холодную реакцию.

Несмотря на признание правительством США 25 декабря 1991 года независимости Азербайджанской Республики и установление дипломатических отношений в марте 1992 г., в декабре того же года Конгресс США принял 907-ю поправку к «Акту» защиты свободы. Осудив последний за применение блокады в отношении Армении и Нагорного Карабаха, этот документ запрещал всякую военную помощь Азербайджану.

Все это происходило от незнания ситуации, истинного смысла и сути карабахского вопроса и необъективного подхода к проблеме. Лишь со временем ситуация стала меняться. Внеблоковая, откровенно прозападная внешняя политика Азербайджана становилась все более привлекательной для Вашингтона.

Поскольку в начале 90-х годов еще больше обострилось противостояние между США и Ираном, в антииранском арсенале США свое важное место занял и «азербайджанский фактор» (до 30 % населения Ирана, как уже отмечалось, составляли этические азербайджанцы). Ставка на этот фактор со стороны США могла серьезно расшатать внутреннюю стабильность Ирана. С одной стороны, это серьезно пугало Тегеран, а с другой – постепенно выводило Азербайджан из списка недругов США.

Стремительное внедрение США на постсоветский Южный Кавказ, в том числе в Азербайджан, уже в начале 1990-х гг. вызвало глубокую озабоченность в правящих кругах России, которые считали этот регион традиционной сферой своего влияния. Прозападная политика Азербайджана стала при этом причиной возникновения сложных отношений с Россией в 1992 – первой половине 1993 года и, в итоге, привела к поражению Азербайджана в войне с Арменией и потере до 20 % территорий (естественно, не без помощи «третьей силы»).

Другим важным элементом разворота США в сторону Азербайджана вскоре стал также экономический фактор, прежде всего, вопрос эксплуатации энергетических ресурсов Каспийского бассейна. Однако умело манипулируя «карабахским фактором», Россия пристально контролировала ситуацию. Вашингтону осталось или смириться с существующим статус-кво, или перехватить инициативу в решении «карабахского вопроса».

Готовя почву для этого, США пытались способствовать экономическому отмежеванию Армении и Грузии от России, заманивая их при этом к участию в «контракте века». «Контракт века» был заключен 20 сентября 1994 г. между Азербайджанской Республикой и ведущими мировым корпорациями по освоению энергоресурсов в азербайджанском секторе Каспия. Вслед за этим, в конце 1995 г. Консорциум дал согласие на транспортировку своей нефти по грузинскому и российскому маршрутам, однако с Арменией это вариант не прошел.

Как отмечалось, с первых дней независимости Азербайджан установил тесные контакты с Турцией. Причем Баку устойчивость своей независимости обуславливал во многом именно всемерной поддержкой со стороны Анкары. В развитии азербайджано-турецких отношений заинтересованность проявляли обе стороны.

В данном контексте, следует также учитывать, что в начале 1990-х гг. Турция являлась самым надежным союзником США в регионе. Соответственно, партнерство Турции с Азербайджаном имело особое значение для возникновения геополитический оси Вашингтон-Анкара-Баку. Развивая партнерство с Турцией, Азербайджан рассчитывал на полную поддержку США. А Турция, в свою очередь, обнадеживала Азербайджан в экономической поддержке Запада (нефтяной контракт, маршрут трубопровода, финансовая поддержка проводимых реформ и т.д.).

Начиная с января 1990 года между Азербайджаном и Турцией были заключены различные договоры, направленные на развитие торгово-экономических связей. Между Азербайджаном и Турцией были заключены многочисленные контракты, направленные на сотрудничество в строительной сфере, пищевой промышленности, легкой промышленности, нефтегазовой и химической промышленности. Дальнейшее укрепление партнерства между Азербайджаном и Турцией вызывало растущее недовольство Москвы и Тегерана, «недолюбливавших» Анкару. Союзничество Анкары и Вашингтона еще больше углубляло это противостояние.

Стремительно развивающееся партнерство Азербайджана с Турцией способствовало сближению России и Ирана и вынудило их создать новый альянс. По многим факторам Россия была заинтересована в развитии отношений с Ираном. Во-первых, Иран препятствовал тюркской экспансии на Кавказ и в Среднюю Азию, входивших в сферу интересов России. Кроме того, в начале 90-х гг. ХХ в., имея значительный военный потенциал и экономические ресурсы, Иран являлся серьезным препятствием на пути проникновения Запада, в первую очередь США, в зону Персидского залива. При этом российско-иранское военное сотрудничество обеспечивало солидное вливание средств в бюджет России.

Иран, как региональная держава, проводившая активную геополитику, была заинтересована в развитии отношений с Россией. Используя военной, экономический и технологический потенциал России для повышения собственной военно-экономической мощи, Иран смог освободиться от западной зависимости в этой сфере. Наконец, укрепляя сотрудничество с Россией, Иран смог обрести надежного союзника против своего традиционного соперника в регионе – Турции.

В этой ситуации сохранение независимости Азербайджана по многим параметрам определялось выбором оптимальной линии в геополитическом поле Россия-Иран-Турция. Попытка Баку сделать скачок в одном направлении сразу же сталкивалась с негативной реакцией других политических игроков. Поэтому Азербайджан с приходом к власти Г.Алиева в 1993 году стал проводить более взвешенную и сбалансированную политику по отношении и к мировым, и региональным державам, учитывая их стратегические интересы в регионе.

В связи с крахом СССР, интересы Турции в регионе определялись рядом установок:

  1. Кавказ – важнейший регион для защиты Восточной Анатолии;
  2. Кавказ – инструмент упрочения связей с тюрко-мусульманским массивом Средней Азии и Волго-Уральского региона;
  3. Кавказ – территория, обеспечивающая установление социально-экономических и политических связей с тюркско-мусульманскими народами, у которых развито чувство близости с Турцией;
  4. Кавказ – территория, богатая природными ресурсами и нефтяными залежами, а также выгодный рынок и сырьевая база Турции;
  5. Кавказ – территория, препятствующая выходу России на юг, имеющая стратегическое преимущество над регионами, которые могут создать угрозу для Турции.

Экономическая стратегия Турции в Азербайджане определялась установками:

  1. Азербайджан – выгодный рынок для турецких товаров;
  2. Азербайджан – экономическое пространство с дешевым сырьем и рабочей силой;
  3. Азербайджан – транзитная страна в связях Турции со странами Средней Азии;
  4. Азербайджан – страна, с глобальной и региональной точек зрения, защищающая Турцию от давления со стороны России и Ирана.

На этом фоне, Россия, в свою очередь, не скрывала, что рассматривает Азербайджан как зону своих стратегических интересов. Министр иностранных дел России А.Козырев говорил о необходимости сохранения военного присутствия в регионах, столетиями входивших в зону российских интересов.

В этой связи, интересы России можно охарактеризовать тезисами:

  1. Страны Южного Кавказа – рынок для экспортных товаров. Также в регионе имелось сырье и необходимая технологическая культура. Вдобавок, местное население нуждалось в российском рынке, потеря которого создавала массу проблем.
  2. Южный Кавказ стратегически важный регион и наличие здесь конфликтов противоречит интересам России.
  3. Страны Южного Кавказа – исторник ряда товаров; технологическое сотрудничество с Азербайджаном, Арменией и Грузией все еще продолжалось.
  4. Россия сохраняла военные базы в Армении, Грузии и Азербайджане. Хотя российская армия в мае 1993 г. была выведена из Азербайджана, оставшиеся в Армении и Грузии военные базы, по мнению России, обеспечивали стабильность в регионе.

Пытаясь препятствовать возрастанию авторитета Турции в мусульманских республиках СССР, Иран проводил политику укрепления своего влияния в регионе. Взаимоотношения с Ираном превратились в важную сторону внешней политики Азербайджанского государства. По сути, по отношению к Ирану в Азербайджане существовало две разные линии. Сторонники первой предлагали выступать, исходя из положения азербайджанцев в Южном Азербайджане и фактора разделенного Азербайджана, сторонники второй линии считали важным строить добрососедские отношения и сотрудничество с Ираном.

Анализируя основные элементы политического взаимодействия России и Ирана на Южном Кавказе, надо отметить, что они опасались экономического влияния Турции на Азербайджан и Грузию и политики интеграции этого региона с тюркоязычными государствами Средней Азии и субъектами России. К тому же, перспектива потенциальной активизации 30 миллионов азербайджанцев, живущих в Иране, вынуждала его сблизиться с Россией по вопросу о политике по отношению к Южному Кавказу. Интересы двух государств в области освоения карбогидрогенных запасов Каспия и неприятие участия в этом Запада вынуждали эти государства выступать с одинаковых позиций.

Естественно, при обеспечении интересов США, Европейских государств, России, Ирана и Турции, а также некоторых других государств в регионе, должны были учитываться, в первую очередь, национальные и государственные интересы Азербайджана, а также то, насколько они созвучны с интересами других стран.

Возвращение Г.Алиева к власти в Баку стало поворотной точкой во внешней политике Азербайджана. Понимая и особо подчеркивая важность сохранения политико-экономических и духовных связей со странами постсоветского пространства, избранный на пост Председателя Верховного Совета Г.Алиев в очередной раз вынес на обсуждение вопрос о вступлении Азербайджана в СНГ, который дважды отвергался прежней властью.

После обретения независимости традиционные связи были прерваны, популизм преобладал над разумом. Расчет на двусторонние отношения себя пока не оправдали. Небольшой Азербайджан оказался втянутым в геополитические игры различных держав, что вызвало недовольство у северного соседа, который стремился сохранить стабильные отношения с Южным Кавказом, в т.ч. Азербайджаном, рассчитывая на уважение его интересов со стороны последнего. В итоге, несмотря на протесты оппозиции, 13 сентября 1993 года парламент Азербайджана принял решение о вступлении в СНГ.

Одновременно Азербайджан присоединился к договорам «О коллективной безопасности государств участников СНГ», «О создании экономического союза», «О Парламентской Ассамблее государств участников СНГ».

Для обуздание армянской агрессии, которая с середины 1993 г. приняла еще более широкомасштабный характер, стала провидится гибкая дипломатия. В первую очередь для принуждения Армении к выполнению международных документов, осуждающих ее захватническую политику, решено было использовать политический вес и авторитет России, полностью отказываясь от упрямой антироссийской политики прежних властей.

Визит азербайджанской делегации в Москву 5-8 сентября 1993 г. во главе с Г.Алиевым, его многочисленные встречи с высшим руководством РФ и другими официальными лицами стали началом становления сбалансированной внешней политики АР между традиционными игроками геополитического треугольника – Россия-Иран-Турция.

Еще до визита Г.Алиева в Москву, положительно оценивая его намерение содействовать потеплению двухсторонних отношений, 1 сентября 1993 года МИД России выступил с заявлением, в котором потребовал остановить агрессию против азербайджанских земель. После этих событий инициатива по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта полностью перешла к России.

4 мая 1994 г. стороны конфликта и делегация Парламентской Ассамблеи СНГ, в т.ч. Председатель Совета Федерации Государственной Думы РФ В.Шумейко, собрались в Бишкеке с целью заключения договора о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном. После долгих и тяжелых дискуссий договор был подписан. 12 мая 1994 года он вступил в силу. Таким образом, потепление отношений с РФ дало свои первые плоды.

Стабилизация ситуации на фронте позволила Азербайджану заняться экономическими проблемами страны. Для восстановления разрушенной экономики, в первую очередь нефтяного сектора, требовались огромные финансовые вливания, с привлечением иностранных инвесторов и, самое главное, новые передовые технологии. Переговоры об освоении углеводородных запасов Каспия с помощью ведущих нефтяных корпораций Запада велись еще с советских времен. С перерывами это переговоры продолжались и после обретения независимости АР и завершились после прихода к власти Г.Алиева.

Во время визита в Баку министра топлива и энергетики РФ Ю. Шафраника в октябре 1993 г. была достигнута договоренность о передаче 10 % от доли Азербайджана российской нефтяной компании «ЛУКОЙЛ», готовившейся к заключению контракта. Эта договоренность нашла свое отражение в так называемом «Контракте века» заключенном в Баку между АР и ведущими мировыми нефтяными компаниями 20 сентября 1994 г., среди которых был и «ЛУКОЙЛ».

После подписания «Контракта века» ожесточенная борьба, развернувшиеся среди участниц геополитического треугольника Россия-Иран-Турция (Запад) за определение маршрута нефтепровода, вывозящего добываемую нефть на международные рынки, вынудила руководство АР принять решение, отвечающее интересам страны и учитывающее сложившиеся реалии.

9 октября 1995 года правительство Азербайджана и Азербайджанская Международная Операционная Корпорация (АМОК) приняли решение о двух маршрутах по выводу Каспийской нефти на международные рынки:

  1. Западный маршрут: Прокладка нефтепровода до черноморского порта Супса в Грузии.
  2. Северный маршрут: Прокладка нефтепровода через Чечню до российского порта Новороссийск на Черном море.

Как видно, несмотря на непростую ситуацию в Чеченской Республике, где шли боевые действия, официальный Баку, учитывая исторические интересы России в регионе, принял очень ответственное, хотя в тех условиях и во многом рискованное решение о диверсификации маршрутов нефтепровода через территорию северного соседа, что говорило об искреннем намерении Азербайджана наладить дружеские отношения с официальной Москвой.

Стали нормализоваться, налаживаться отношении с Ираном, занимавшем нейтральную позицию. Иран с расширением армянской агрессии стал проявлять беспокойство обострением ситуации. Во второй половине 1993 г. он уже выражал открытую поддержку территориальной целостности Азербайджана. Такой подход нашел свое отражение в обращении министра иностранных дел Ирана А.Вилайети к Генеральному секретарю ООН Б.Гали, осуждавшем оккупационную политику Армении. В нем также звучал призыв к ООН принять действенные меры по пересечению армянской агрессии.

21 сентября в 1993 г. Президент Ирана А.Рафсанджани выступил с заявлением, потребовав вывода армянских вооруженных сил с захваченных азербайджанских территорий. В том же году Иран отправил в Азербайджан 8 палаточных городков на 51 тыс. человек для беженцев и перемещенных лиц.

Первоначально Иран не имел доли в заключенном «Контракте века». Это было связано с негативным отношением Запада к Ирану и его участию в различных международных проектах. Но новые власти Азербайджана, искренние заинтересованные в налаживании с Ираном добрососедских отношений, в осуществлении своей энергетической стратегии стали учитывать и интересы Ирана.

В ноябре 1994 г. официальный Баку обещал Тегерану обеспечить его участие в освоении новых месторождений в азербайджанском секторе Каспийского моря. 21 апреля 1995 г. Г.Алиев заявил, что Азербайджан планирует участие Ирана в освоении месторождения «Шахдениз».

Последующие контакты между Азербайджаном и Ираном, взаимные визиты официальных лиц и заключение контрактов различного характера свидетельствовали о том, что оба государства сумели преодолеть трудные времена взаимных обид и претензий и вышли на новый уровень взаимоотношений. Сложившиеся с первых лет независимости добрососедские отношения с Турцией также были продолжены. Растущая экономика Турции увеличивала ее потребность в энергоносителях. Поэтому Турция старалось увеличить свою долю в нефтяном контракте.

С учетом того, что основной маршрут по доставке на Запад большого нефтепотока скорее всего должен был пройти по территории Турции, так как Боспорский (разделяющий 15 миллионный Стамбул на две части) и Дарданельский проливы были закрыты (или Турция грозилась закрыть) для танкеров с большим водоизмещением, следующих из Черного моря, Азербайджан пошел навстречу пожеланию турецкой стороны.

В апреле 1995 г. во время официального визита в Баку премьер-министра Т.Чиллер доля Турции в Международном нефтяном консорциуме была увеличена с 1,75 до 6,75 %, за счет уменьшении доли Азербайджана. Вслед за этим, 8 декабря 1995 г. президенты Турции и Азербайджана С.Демирель и Г.Алиев подписали протокол о намерениях, в котором стороны подчеркивали свою решимость построить основной нефтепровод по территории Турции с выходом его на Средиземноморский порт Джейхан.

Таким образом, скорректровав свою внешнеполитическую стратегию, Азербайджан смог эффективно адаптироваться к постоянно меняющейся международной обстановке.

По материалам журнала “Современная Научная Мысль”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.