Война и дипломатия: Шах Исмаил и узбекская династия Шейбанидов (нач. XVI в.)


Х.Камолов, Х.Сейедалиакбар

С началом установления первых дипломатических контактов между Сефевидами и Шейбанидами казалось, что основная и важная причина конфликта между ними основывается на религиозных убеждениях. Шейбани-хан призывал шаха Исмаила Сефеви отвергнуть шиизм, а тот в свою очередь приглашал его принять шиизм как более истинный мазхаб (исламский термин, которым в богословской литературе обозначают учение, доктрину, толк, школу).

Накануне первого столкновения Шейбанидов с Сефевидами Шейбани-хан вообще не признавал законности власти Исмаила Сефеви. Мухаммад Шейбани-хан весьма презрительно и с явным пренебрежением отзывался о создателе кызылбашского государства. В письме к нему Шейбани-хан, не признавая его законным государем, рассматривал его как узурпатора, без всяких прав захватившего владения державы Аккойюнлу. Он также указывал, что Исмаил Сефеви только по женской линии происходит от государей Азербайджана и Западного Ирана и, следовательно, прав на их владения не имеет.

Дипломатическая связь между Сефевидами и Шейбанидами в начале XVI в. не была постоянной и поддерживалась эпизодически. Прием послов не всегда был радушен с обеих сторон. В письмах и дипломатических посланиях того периода содержатся не только споры на религиозные темы, идейные противоречия, по и порой грубые нападки, ругательства, богохульство, открытая ложь и клевета. С каждым днем религиозная вражда, обида и ненависть между Исмаилом Сефеви и Шейбани-ханом усиливались и выпячивались специально ради достижения личных целей.

Шейбани-хан после захвата Герата (1507 г.) поручил написать и отправить письмо Исмаилу Сефеви.

Автор «’Аламарайи Сефеви» пишет, что посланник Шейбани-хана вручил письмо Исмаилу Сефеви, которое было написано некрасивым почерком со следующим содержанием: «Сообщаем Исмаилу – мирзе, что у нас есть намерение посетить Мекку. Пожалуйста, если в Ираке есть сломанный мост, почините, потому что (бейт): У нас нет желания (захватывать) разоренный Ирак, До тех пор, пока не завоюем Мекку и Медину, не считаем себя (победителем)».

Автор «’Аламарайи Сефеви» пишет, что, когда Исмаил Сефеви прочитал в свой адрес оскорбительные и унизительные слова, он попросил перо и на обратной стороне письма написал Шейбани-хану следующий бейт: Кто от души не станет сторонником шаха Бутураба (т.е. Али ибн Абуталиба), Тот, если завоюет сто Мекк и Медин, не считается победителем».

Во время очередного налета на Керман один из известных командиров Шейбани-хана по имени Джанвафа-мирза попал в плен. Его отправили в Султонию, где остановился Исмаил Сефеви. Посоветовавшись со своим приближенным, ради достижения мира на восточных границах, Исмаил Сефеви освободил Джанвафа-мирзу и вместе с шейхом Мухиддином Ахмадом Шерази, известным под именем Шейх-задаи Лахиджани, с письмом отправил к Шейбани-хану.

В своем письме, согласно «‘Аламарайи Сефеви», Исмаил Сефеви, уважительно обращаясь к Шейбани-хану, просит его, чтобы его армия прекратила опустошительные набеги на территорию государства Сефевидов. В частности, Исмаил Сефеви пишет, что «если он (Шейбани-хан) знает (о набегах), то пусть он запрещает их ради воцарения дружбы между нами».

Согласно «‘Аламарайи Сефеви»: «Когда вслух читали письмо Исмаила Сефеви, Шейбани-хан усмехнулся и сказал: «Мы о чем думаем, а малик (Исмаил Сефеви) о чем! Я просил всех высокочтимых персон, вельмож, знатных людей и простой народ вместе со мной совершить паломничество в Каабу и два раза известил тебя (т.е. Исмаила Сефеви). Я думал, что ты привел в порядок дороги, (однако) до сих пор не оказываешь нам (должным образом) услугу».

Шейбани-хан обратился к Шейх-заде Лахиджани и сказал: «Скажи Исмаилу другу, что он (часто) пишет нам письма с мольбой, и повторно объяви, что пусть починит все мосты,… мы намерены отправиться в паломничество».

Шейх-заде Лахиджани просил Шейбани-хана, чтобы он эти слова написал в письме и со своим послом отправил к Исмаилу Сефеви. Шейбани-хан поручил подготовить письмо и приказал Наджуби-баходуру вместе с Шейх-заде Лахиджани отправиться в Тебриз к Исмаилу Сефеви. Таким образом, миссия Шейх-заде Лахиджани завершилась безрезультатно.

Когда Исмаил Сефеви прочитал письмо Шейбани-хана, то с яростью обращаясь к одному из своих высокопоставленных вельмож, Халилу – ака-суфи, сказал: «Халил-ака, иди к Шейбани-хану, скажи ему: он просил в своем письме, чтобы мы привели в порядок дороги, и мы давно подготовили дороги к его приезду и, таким образом, мы готовы (т.е. к войне) и пусть не скажет, что нас не предупредили».

По поручению Исмаила Сефеви Халил-ака-суфи отправился с мирной миссией к Шейбани-хану. Согласно «‘Аламарайи Сефеви», когда Халил-ака-суфи приблизился к Герату, то узнал, что войска Шейбани-хана после неудачного похода на горные области Хорасана – Гарджистан и Гур (а по версии автора «Та‘рихи Аламарайи Аббаси» Искандарбека Туркмона – после неудачного похода на хазарийцев Хорасана), утомленные и деморализованные, возвращались в Герат.

Перед тем, как попасть на прием к Шейбани-хану, посол Исмаила Сефеви поставил в известность своего шаха, который в то время находился в Тегеране, о положении войска узбеков в Герате. Дипломатическая миссия Халила-ака-суфи также завершилась неудачно, и, чтобы не сообщать Исмаилу Сефеви о положении дел в Герате, по приказу Шейбани-хана его арестовали.

Как явствует из описания автора «‘Аламарайи Сефеви», Исмаил Сефеви в своих письмах и посланиях очень вежливо обращается к Шейбани-хану и всякий раз заостряет его внимание на мирных путях решения межгосударственных вопросов. Это не говорит о том, что Исмаил Сефеви был миролюбивым и добрым. Вероятно, таким образом, создавая оборонительные линии на востоке, он хотел упрочить свои позиции в присоединенных на западе Ирана новых территориях для эффективной защиты своих владений от Османской агрессии.

Однако, согласно «Хуласат ат-таварих» Кази Ахмада Муншии Куми, тон обращения Исмаила Сефеви в письме, которое доставил Шейбани-хану его посол Шейх-заде Лахиджани, был грозным. Это пишет не слабовольный и беззащитный падишах, а самоуверенный и жестокий правитель. Согласно этому источнику, в своем письме Исмаил Сефеви упрекал Шейбани-хана в опустошительных набегах на Кирман и требовал от него удовлетвориться Мавераннахром и оставить в покое Хорасан, считая его своей родовой наследственной территорией.

Рассуждая о религии, шах Исмаил напоминал ему, что почти 400 почитаемых знатных и образованных людей, высших духовных лиц, имеющих право толкования законов шариата, являются приверженцами шиизма, что об этом написано немало книг и в них говорится, что, например, одним из них является видный ученый, исследователь и искатель истины Ходжа Насируддин Мухаммад Туси, это почитаемая среди шиитского духовенства личность.

В конце послания, не вдаваясь в далекую предысторию Мавераннахра, он удовлетворительно отзывается об овладении Шейбани-ханом этой территорией, выражая ему поддержку династии Сефевидов. Однако, когда шах прочел слова «поступали с суннитами так, как поступают с неверными», то пришел в ярость и произнес: «Так он считает меня неверным, решил прочитать мне нравоучение». В ответном письме, написанном в 1508-09 г., Шейбани-хан, заведя речь о религии, укорял шаха Исмаила Сефеви в возвеличивании религиозного течения шиизма и порицании течения приверженцев Мухаммада, излагал историю, суть и сущность шиизма и увещевал его отказаться от «мерзкой шиитской ереси».

Очередная попытка шаха Исмаила заключить перемирие с Шейбани-ханом также результатов не принесла.

В сочинении Хандемира «Хабиб-ас-сияр» отмечается, что Шейбани-хан с нарочным Камалиддином Хусайни Абеварди направил Исмаилу Сефеви письмо о том, что он намерен совершить паломничество и в скором времени двинется в сторону Ирака и Азербайджана, и просил определиться, где они они могут встретиться. Шах Исмаил, поняв насмешку узбекского хана, поручил своим писарям, чтобы они ответили следующим образом: «Мы также хотим поклониться гробнице имама Ризы (в Мешхеде). Вы приходите туда и встречайте нас».

Авторы источников этого периода отмечают, что Шейбани-хан также направил шаху Исмаилу письмо унизительного содержания, в котором говорится, что власть нужно завоевывать стальным мечом на поле брани, а не интригами, и что шах Исмаил не осознает, на основании каких доводов претендует на иранский престол, что престолонаследниками являются сыновья по отцовской линии, а не по материнской, и что если его дед женился на сестре Узуна Хасана (выдающийся представитель династии Ак-койюнлу), то это никак не является поводом для претензий на трон, что сын должен идти по стопам отца.

Далее в издевательском тоне Шейбани-хан пишет: «Если ты забыл о профессии своего отца, то посылаю тебе подарок, который воскресит в твоем сознании память об отце». И приложил шапку нищего дервиша и чашку для сбора подаяний (кашкул), намекая на его дервишское происхождение. Затем потребовал, чтобы Исмаил Сефеви встретился с ним в Мекке.

Исмаил Сефеви тоже резко ответил на послание Шейбани-хана. Вместе с письмом он отправил ему детали ручного ткацкого станка – «каркара и дук» – с припиской: «Если каждый сын хочет идти путем отца, то пусть идет… потому, что все мы сыновья праотца нашего Адама, и если престол не доставался бы по наследству, то от потомка рода Пешдадидов не перешел бы к Каянидам. Какое право имеют Чингиз-хан или ты на власть в древнем Иране?»

Шах Исмаил далее пишет, что он будет только рад «в окружении нищих дервишей пойти в центр Хорасана и поклониться имаму Ризе. И ничто не может удержать его от войны с Шейбанидами».

После этого Исмаил Сефеви обратил свой взор на Хорасан. Он написал об этом письма и отправил их Шейбани-хану через Кази Нуруллаха Андалузи. Шейбани-хан, осуществляя свои планы сражений, был убежден, что шах Исмаил насильно внедрил шиизм, и что это направление чуждо местному населению. Он полагал, что если он предпримет атаковать, то население сразу выступит на его стороне против шаха Исмаила.

После поражения Шейбани-хана от Исмаила Сефеви и его гибели в 1510 г. над Мавераннахром нависла реальная угроза вторжения сефевидских войск. Исмаил Сефеви пригласил к себе видного военачальника Наджма Сани и попросил совета о дальнейшей судьбе Мавераннахра: вторгаться в эту страну или мирным путем подчинить ее. Наджми Сани сказал: «Перемирие лучше войны, потому что в случае войны (узбеки) опустошат страну (т.е. Мавераннахр) и уйдут. Когда мы возвратимся, они снова вернутся (в Мавераннахр)… Поэтому лучше, чтобы они платили нам налоги и подати, и таким образом мы подчиним их себе».

Узбекские султаны – Убайдуллах-хан и Мухаммад Тимур-султан, несмотря на возражения главы узбеков, каковым в это время был Суюнчходжа-хан, не допускавший мысли о примирении с шиитским шахом и считавший, что Шейбаниды должны мстить за кровь Шейбани-хана, также думали о перемирии и выражали готовность быть подчиненными Исмаила Сефеви.

Убайдуллах-хан направил к шаху Исмаилу мирного парламентера. Исмаил Сефеви, который тогда вел борьбу с Османской Турцией, принял условия перемирия, заключенного в 1510 году с Шейбанидами. Основное содержание мирного договора – это установление реки Джайхун (Амударьи) границей между государством Сефевидов и Мавераннахром, но Хорезм снова был присоединен к Сефевидам. Исмаил Сефеви просил узбекских парламентеров передать своим султанам, что «если узбекские падишахи нарушат перемирие, то Туркестан (т.е.Мавераннахр) от берегов Джайхуна до окраины Дашт-и Хита будет принадлежать Бабуру – падишаху».

По другой версии, сын Шейбани-хана Мухаммад Тимур-султан, «владевший обширным районом по прибрежью Амударьи, после гибели отца воспользовался удобным случаем и вступил с шахом Исмаилом в переговоры. Для завершения мирного договора нужно было согласие главы узбеков – Суюнчходжи-хана. В Самарканд прибыли послы Исмаила Сефеви. Они с унижением были выдворены из Самарканда Суюнчходжой-ханом. Вследствие этого у Мухаммада Тимура-султана возникла крайняя неприязнь к Суюнчходже-хану. Получив неприятное известие о неудачном исходе мирных переговоров с Мухаммадом Тимуром-султаном, Исмаил Сефеви послал письмо султану Увайс-мирзе – правителю Бадахшана, просил его выступить против узбеков и в этом деле обещал ему свою помощь.

Согласно «’Аламарайи Сефеви», в 1513-1514 гг. Шейбаниды, потерпев ряд серьезных поражений от Сефевидов, обратились к верховному правителю Казахского ханства Касим-хану с предложением совместной борьбы с Сефевидами. С таким предложением от имени Убайдулла-хана и Мухаммада Тимура-султана явился в ставку Касим-хана в Дашт-и Кипчак Джанибек-султан. Опасение за судьбу своих владений в Туркестане заставило Касим-хана принять их предложение. По его приказу было собрано огромное войско, которое выступило против Сефевидов. Возглавлял войско Касим-хана его сын Абдулхайр-хан.

К казахскому войску присоединились и войска узбекских правителей – Убайдуллах-хана и Мухаммада Тимура – султана. Переправившись через Амударью, это войско остановилось на привал. Абулхайр-хан, на которого было возложено общее командование, перед войной с Исмаилом Сефеви провел войсковой совет. На нем решался вопрос: отправлять посланника к Исмаилу Сефеви или нет?

В конце концов, по решению Абдулхайр-хана, к Исмаилу Сефеви был направлен посланник. Сражение произошло сразу после восхода солнца. Правый фланг казахского войска возглавил Байрам-аталык, левый – Сары Адиль, а сам Абдулхайр-хан остался в центре. Войска Мухаммада Темура – сына Шейбани-хана, расположились позади левого фланга. Другой узбекский султан, Убайдуллах-хан, с разрешения Абдулхайра остался со своими людьми позади войска.

Между противниками произошло ожесточенное сражение, победу в котором одержали сефевидские войска. Было убито несколько казахских предводителей, в том числе Байрам-аталык и Абдулхайр- хан. Причем в источнике говорится, что Абдулхайр-хан погиб от рук Исмаила Сефеви, который, убив казахского хана, приказал обезглавить его и надеть его голову на остриё копья.

Указание автора «’Аламарайи Сефеви» на то, что в этом сражении принимал участие сын Шейбани-хана, Мухаммад Темур-султан, позволяет отнести время сражения к концу зимы и началу весны 1514 г. Согласно данным письменных источников, он погиб 17 марта 1514 г. в степи Дашт-и кулак области Хутталан.

После поражения Убайдуллах-хан и Мухаммад Тимур-султан просили известного духовного наставника накшбандия в Мавераннахре Ходжи Абдуррахима Накшбанди быть посреднико в мирных переговорах с Исмаилом Сефеви. Они в своем письме, которое доставил Ходжа Абдуррахим Накшбанди Исмаилу Сефеви, покаялись в своих деяниях. Исмаил Сефеви, обращаясь к Ходже Абдуррахиму Накшбанди, сказал, что, поскольку он является гарантом перемирия, Исмаил уважает его преклонный возраст и социальное положение, однако до тех пор, пока основа интриги в Туркестане – Убайдуллах-хан – не придет к нему и не покается, шах не сможет говорить о перемирии.

По поручению Ходжи Абдуррахима Накшбанди его мюриды отправились в Мавераннахр к Убайдуллах-хану, чтобы известить его об условии мирного договора. Убайдуллах-хан и Джанибек-султан согласились отправиться в ставку Исмаила Сефеви, однако Мухаммад Тимур-султан не осмеливался. После того, как Убайдуллах-хан явился в ставку Исмаила Сефеви и обещал, что больше не будет вторгаться на землю государства Сефевидов, Шейбаниды при посредничестве Ходжи Абдуррахима Накшбанди заключили мир с шахом Исмаилом Сефеви.

Таким образом, Сефевиды в начале XVI в. неоднократно пробовали войти с Шейбанидами в дипломатические контакты и уладить отношения, однако результаты этих попыток были незначительными. Благодаря историческим источникам этого периода мы знаем имена послов: Шейх-заде Лахиджани, Халил- ака-суфи, Кази Зиёуддин Нуруллах, Камалиддин Хусайни Абеварди, Кази Нуруллах Андалузи и Ходжа Абдуррахим Накшбанди, которых при исполнении их миссии часто заключали в тюрьму, а иногда и убивали.

Узбекские ханы совершали постоянные вторжения в Хорасан, но Сефевиды не были заинтересованы в войне против Шейбанидов и в войнах с узбеками ограничивались пассивной обороной. Исмаил Сефеви после победы над Шейбанидами под Мервом в 1510 г., когда был убит предводитель узбеков Шейбани-хан, имел все возможности вторгнуться в Мавераннахр и захватить эту территорию. Однако всё его внимание было направлено на запад, где в Турции Салим I, готовясь к войне, направил Исмаилу Сефеви четыре письма, написанные в крайне высокомерном и оскорбительном тоне, обвиняя его в ереси, призывая его к раскаянию и угрожая в противном случае напасть на его государство.

По материалам Института истории, археологии и этнографии им. А.Дониша АН Таджикистана

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.