Женщины Карабахской войны: Нурджахан Гусейнова


Нурджахан Гусейнова была одной из первых женщин добровольцев Карабахской войны. Несмотря на внешне спокойный вид и мягкий характер, внутренне она не могла смириться с несправедливостью. Она отравилась на фронт в самый разгар войны. Ни родственники, ни знакомые, ни подруги не смогли отговорить ее.

Еще в юности Нурджахан воспитала в себе выносливость и решительность. Она родилась 2 февраля 1954 г. в селе Минбаши Саатлинского района в семье железнодорожника. Нурджахан стала шестым ребенком в этой многодетной семье. Осевший в Риге дядя не имел детей и решил удочерить Нурджахан. Лишенная родительской ласки и оторванная от родного дома, она некоторое время прожила в чужом городе.

После неудачного замужества, оставшись одна с 4-месячным Эльханом, она нашла в себе силы и выдержала удар судьбы, сумела принять самостоятельное решение. Жизнь не раз подвергала молодую женщину тяжелым испытаниям, но не смогла подорвать ее веру в себя, свои силы. Нурджахан стала сыну и отцом, и матерью. Жила в Сумгаите, работала на производстве.

Она хотела видеть сына военным, может, отчасти потому, что ее дядя в Риге был военнослужащим. Желание матери исполнилось. И вот, отличавшийся от сверстников умом и рассудительностью, Эльхан поступил в военную школу. От командира роты, в будущем Национального героя Азербайджана Афгана Гусейнова, познал сложную военную науку, овладевал секретами боевой техники.

События кровавого января 1990 г. потрясли Нурджахан. Она долго не могла прийти в себя, с ужасом вспоминала чудовищные зверства советской армии, делилась горем с уже подросшим Эльханом. Территориальные претензии обезумевших армян, переход Карабахского конфликта в полномасштабную войну беспокоили мать и сына.

9 октября 1991 г., когда создавалась Национальная армия Азербайджана, Нурджахан приняла твердое решение отправиться на передовую. Уволившись с Сумгаитского суперфосфатного завода, записалась в один из батальонов. Тогда Эльхан еще учился в военной школе. Зная характер матери, Эльхан одобрил ее решение, парень и сам желал поскорее взять в руки оружие. Его мечта должна была осуществиться в самое ближайшее время.

С 26 ноября 1991 г. Нурджахан – военнослужащая Национальной армии. Она помнит первые дни учебных занятий. Вместе с радостью испытывала и какое-то волнение. Перевернула в памяти недалекое прошлое. В 1981 г. шла война в Афганистане. В Азербайджан привозили много трупов, немало соотечественников вернулись назад инвалидами. Нурджахан пошла в Сумгаитский городской военкомат, обратилась к военкому полковнику Гараеву с просьбой отправить ее в Афганистан. Тогда ей отказали.

Прошло 10 лет. сейчас уже на родине Нурджахан идет кровопролитная война. Изумительная по красоте Карабахская Земля задыхалась от ожесточенных столкновений. Создание боеспособной регулярной армии несколько запаздывало, но в первые батальоны записывались самые отважные сыны и дочери Азербайджана.

Единственная в жизни надежда и опора Нурджахан – сын Эльхан, по старому обычаю, вслед матери бросил кружку с водой. На прощание он сказал: “Мама, скоро и я, уже военный, присоединюсь к тебе, вместе проучим армян.”

Чуть раньше над Карабахом армяне сбили вертолет (Катастрофа Ми-8 близ села Каракенд 20 ноября 1991 года), на борту которого находились верные сыны Азербайджана – государственные деятели, представители интеллигенции, преданные Родине журналисты. Чистое небо окружили мрачные тучи. Нурджахан хотела отомстить врагу.

ОЖИДАНИЮ ЕСТЬ ПРЕДЕЛ

Наконец, наступил конец ожиданию. 21 января первый батальон, где служила Нурджахан, вертолетом переправили в Шушу. Некогда красивейший город переживал не лучшие времена. Население стало привыкать к свисту пуль, грохоту снарядов, запаху гари. Малышам по ночам снились кошмары. Враг оккупировал близлежащие села Мешали и Косалы.

Нурджахан участвовала в операции под Дашалты, о которой было высказано немало противоречивых суждений. Правда, полковник Заур Рзаев не разрешил женщине непосредственно участвовать в бою. Но она в последний момент тайком присоединилась к друзьям по оружию.

Рассказывает Нурджахан: “Меня часто спрашивают, почему это наступление завершилось трагически. Из-за халатности проводника операция началась с опозданием. Короче говоря, проводник не смог к назначенному сроку вывести взвод на исходные рубежи. Например, наших бойцов отправили в Дашалты через село Набиляр, по этой причине случилась задержа в пути. Для подавления живой силы и техники врага предусматривалась интенсивная работа артиллерии. В случае гибели сражающегося батальона на помощь должны были подоспеть бойцы второго батальона. Но сработало только одно орудие, открывшее огонь со стороны электростанции. Первая въехавшая в Дашалты БРДМ попала на минное поле, взорвалась и вышла из строя.”

О своем участии в битве Нурджахан не рассказала. По словам ее товарищей, Нурджахан в своем первом бою проявила поистине героизм, свойственный мужчинам. Прицельным огнем заставила навсегда умолкнуть вражеского пулеметчика, вывела из засады воинов, оказавшихся в окружении между двумя скалами.

Мороз крепчал, сгущались сумерки, а бой еще продолжался. Нурджахан ни на минуту не забывала раненых. Чтобы ввести в заблуждение врага, одетая в белый маскировочный халат, Нурджахан спрыгнула на землю с невысокой скалы и, держась за кустарники, стала пробираться вниз, к двум раненым аскерам. Невзирая на боли в ногах и спине, отважная Нурджахан под огнем продвигалась вперед.

Боец Бахрам был тяжело ранен, потерял много крови. Нурджахан быстро перевязала рану. Боец по прозвищу Дервиш из Шуши попросил у нее патроны. Она отдала ему весь боезапас, оставив один патрон для себя.

Она начала тащить Бахрама в безопасное место. Вокруг лежали тела убитых азербайджанских солдат. Потеряли много живой силы. В самое сердце поразили Арчу, спешившего на помощь шушинцу, высокому блондину Мелику. Нурджахан подобрала 2 автомата и двустволку шехидов. Затем взвалила на плечи раненого. Устав, опустила парня на землю и немного передохнула. Вернулась обратно и стала по очереди перетаскивать Мелика, Арзу и одного незнакомого бойца.

Ее не смогли сбить с пути ни январский мороз, ни разрывавшиеся рядом снаряды. Нурджахан вызволила из боевой зоны раненого Бахрама, вынесла тела троих шехидов. Она с раненым за спиной поднималась к электростанции в Дашалты. Мужественную женщину встретил по дороге БМП азербайджанской армии, отходивший на исходные позиции. Трупы шехидов с помощью боевых товарищей доставили в Шушу.

Возле МТС горело здание. Уложив Бахрама на землю, Нурджахан поспешила к станции. Оставалось совсем немного, когда раздался взрыв и горящее здание, подобно ракете взлетело в небо.

Встретившие Нурджахан шушинцы заинтересовались оружием с передовой, кто-то узнал двустволку брата. Подъехала БМП, Нурджахан представилась молодым ребятам как боец первого батальона.

Воины высадили ее в санатории возле тюрьмы, где и находилась ее часть. Первым Нурджахан увидела капитана Мохташама Абдуллаева. Когда установили, что доставленные храброй Нурджахан автоматы являются собственностью Шушинского батальона, их вернули владельцам. Майор Уджайат Абдуллаев доложил полковнику Зауру Рзаеву об отваге Нурджахан Гусейновой, сообщив, что прапорщик вынесла с поля боя раненого, тела троих шехидов и боеприпасы. На следующий день перед строем полковник особо отметил героизм этой женщины.

ВНОВЬ В КАРАБАХ…

После операции в Дашалты батальон Нурджахан 2 февраля покинул Шушу. Начались ходжалинские события. Войсковая часть 10 марта 1992 г. прибыла с Агдам. Всегда радостный и гостеприимный, город был печален. Сердце сжималось, видя наглухо запертые двери домов. На обочине дороги стояли несколько БМП. Оказывается, вышедшие из строя боевые машины некому ремонтировать, не нашлось специалиста, который привел бы в движение гусеницы грозных для врага машин.

Нурджахан на БМП десантировали в Храморт, это было накануне Новруз байрамы. Вместе с бойцом по прозвищу Мешади (уроженец бакинского пригородного поселка Маштаги) и другими аскерами заняли позиции в Аскеране.

Нурджахан вспоминала и первого шехида в боях за Шушу – Фирдовси: “Армяне осквернили труп первой жертвы первого сформированного батальона Национальной армии. Измываясь над трупом, армянские фашисты выкололи глаза, оторвали уши и нос… Будь ты проклята, война! Это могут сделать только потерявшие человеческий облик. Озверевшие армяне нагло и бесцеремонно распространяют в мире информации о якобы вандализме и кровожадности азербайджанцев”.

Когда ожесточились бои в Храморте, Эльхан сражался рядом с матерью (хотя парень еще не достиг призывного возраста). В одном из сражений Эльхан получил пулевое ранение в глаз. Нурджахан не растерялась, извлекла пулю, обработала рану.

Положение оставалось сложным, бои не утихали. Отряд Ширина Мирзоева должен был ночью сменить позиции. Азербайджанские войска несли потери. Командование проверяло боевые позиции. Нурджахан вызвалась отправиться на инспекцию. Видя упрямство и смелость женщины, офицеры решили взять ее с собой. Когда “ГАЗ-69” с капитаном М. Миркасимовым благополучно прошел через армянские боевые позиции, у всех будто тяжелая ноша свалилась с плеч. Нурджахан тогда увидела настоящее сражение, бесстрашных сыновей, которые не щадя жизни, с высоко поднятой головой шли на армянских фашистов. Это придавало Нурджахан дополнительные силы.

В мае 1992 г. азербайджанские бойцы, возглавляемые майором М. Гусейновым, заняли стратегически важную высоту. Азербайджанские солдаты должны были освободить село Пирджамал. Нурджахан тоже участвовала в операции.

Вот что она рассказывает об этой битве: “Кто побывал в Пирджамале, знает, что село находится под Нахичеваником. на нижнем склоне горы. Эта голая местность лишена растительности, деревья и кустарники можно пересчитать по пальцам, были две фермы. В боях за Пирджамал потеряли боевого друга, бакинца Самеда. Наступили сумерки, но сражение не утихало.

Далеко за полночь вернулись в деревню. Подошли бойцы из отряда агдамца Фреда Асифа. Просматривая в бинокль окрестности, увидели раскачивающийся на дереве человеческий труп – это было тело зверски убитого и затем повешенного Самеда. Недалеко от этого места пировала группа армян. Ужасная сцена заставила застыть кровь в жилах. Решили перейти в наступление на холмистую равнину. Немного подумав, поняли, что армяне готовят ловушку, ожидая нашего спешного штурма. Пришлось на время отказаться от оперативных действий. Через 4 дня перешли в наступление крупными силами, но, к сожалению, не смогли взять Пирджамал.”

Нурджахан относилась к борцам за справедливость, сознательным и чистым по натуре. Однажды в Агдаме, заметив направляющийся в Аскеран автомобиль из Франции с гуманитарной помощью для армян, Нурджахан с автоматом в руках преградила путь машине. Она была готова умереть, чем дать возможность агрессору получить продовольствие (а может и боеприпасы).

Фронтовая жизнь Нурджахан продолжалась. В боях за Учтепе она вынесла с передовой немало трупов азербайджанских шехидов, чуть позже в Джебраиле. в сражениях за село Мехтили, спасла от неминуемой гибели 37 раненых, вынося их из-под шквального огня.

ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ

Нурджахан даже не могла себе представить, что когда-то вместе с сыном окажутся в одном окопе, какой непродолжительной будет эта фронтовая дружба матери и сына.

11 октября Нурджахан и Эльхан в составе разведотделения N-й воинской части отправились в Губадлы. По заданию командира бригады Эльдара Агаева группа должна была работать на высоте в окрестностях села Тюркляр. Небольшой отряд поднялся в горы и через три дня (13-15 октября) вернулся назад с данными стратегическом положении высотки, боевых позициях и силе противника. Рано утром 16 октября разведгруппа готовилась вновь подняться на высотку.

По плану, отряд Эльхана обязан был зайти во вражеский тыл и неожиданным ударом вызвать панику. Бойцы направились в сторону горы на санитарной машине. Армяне заметили автомобиль и открыли огонь из гранатометов. Подоспевший на помощь второй отряд разведчиков стал свидетелем страшной картины: невозможно было опознать разбросанные вокруг трупы. Эльхан умер от проникающего ранения в голову. Осколок вошел в затылок и вышел через глазной проем. Нурджахан словно окаменела, она не могла плакать. Вспомнила, как не раз говорила сыну в тяжелые минуты боя: “Ты такой же, как и любой шехид”. Теперь ее сын стал шехидом…

Нурджахан поручили доставить тела погибших бойцов в Баку. Машина с шехидами заехала в Имишли. Нурджахан неспроста остановила автомобиль именно в этом районе. Здесь жил отец Эльхана, который очень давно не видел своего сына. Мать нашла в себе силы, постучала в дверь. На пороге показался сын мужа от второй жены. Мальчик позвал отца.

Разговор Нурджахан с ним был коротким: “Завтра в Шехидляр хиябаны в Баку похоронят твоего сына, это – последнее прощание, я должна была тебе сообщить об этом.”

По дороге доставляли родственникам тела погибших разведчиков. Когда люди узнавали, что женщина – боец также потеряла сына и сопровождает его труп, не могли найти слов для утешения. Караван скорби направлялся в Баку. Нурджахан сидела рядом с сыном-шехидом, напевала ему по-следнюю колыбельную песню. 17 октября Эльхана похоронили в Аллее шехидов. Среди провожавших его в последний путь был и горько плачущий мужчина с низко опущенной головой…

Отправив сороковины, Нурджахан вновь отправилась на фронт – мстить за безвременно потерянного единственного сына. В апреле 1992 г. Нурджахан сражалась в отряде спецназначения в Агдере. Недалеко от Сардаркенда шли сражения за населенные пункты Тонаше – 1 и Тонаше -2. Войска получили приказ очистить от армянских вооруженных формирований эти села. Отряд поднимался в гору. Вдруг услышали по рации сообщение, что на берегу реки замечены армянские вооруженные отряды. Нурджан забеспокоилась за жизнь молодых бойцов.

К счастью, опасность миновала. Боевые товарищи с нетерпением ждали их на вершине горы. В случае непредвиденных обстоятельств они были готовы поддержать сослуживцев мощным огневым заслоном.

Фронтовой путь Нурджахан пролег через Дашалты, Шушу, Агдам, Нахичеваник. Губадлы, Тертер, Агдере, Джебраил и Муров. В мае 1994 г. бесстрашная женщина зашила разорванные части тела младшего лейтенанта Шамиля (уроженец Сиазани), убитого выстрелом из миномета, уложила на носилки, чтобы мать не видела изуродованного трупа сына. От этой страшной работы Нурджахан поседела.

Покойный Шамиль накануне подарил Нурджахан солдатскую папаху. До последнего дня на передовой Нурджахан не расставалась с дорогим подарком, берегла его, как бесценную реликвию.

По книге Земфиры Магеррамли “Карабахская война: сражались и женщины”. Перевод с азербайджанского П. Рустамзаде

Материал – часть серии “Женщины Карабахской войны

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.