Гази Бурханеддин: легендарная личность азербайджанской классической поэзии


Абузар Багиров

Ахмед Шамсаддин Мухаммед оглы Гази Бурханеддин относится к реально-легендарным личностям азербайджанской классической поэзии. Он родился в 1344 году в Малой Азии, в провинции Кайсери. Ахмед Бурханеддин происходил из именитого рода: отец и дед носили сан «гази» – кадий, т.е. шариатский судья; мать была дочерью одного из властителей того времени Джалаладдина Махмуд оглы Абдуллы Челеби.

Слово «бурханеддин» по-арабски означает «доказательство веры». Ахмед рано потерял мать и рос под опекой отца. Шамсаддин Мухаммед был просвещённым человеком, мечтал видеть сына учёным. Ахмед за короткое время овладел арабским и персидским языками, постиг основы логики, теории поэзии, астрономии, философии и ряд других дисциплин.

Когда Ахмеду еще не исполнилось и четырнадцати лет, отец взял его с собой в странствие. Некоторое время они прожили в Египте, где юный Бурханеддин изучил мусульманское право, каноны шариата, приобщился к медицине, а затем в Дамаске он постиг основы естествознания и математики. Позднее они переехали с отцом в иранский город Хиджаз, где Ахмед потерял отца – это случилось в 1363 году.

В двадцатилетнем возрасте Бурханеддин возвратился в Кайсери, и местный правитель Гиясаддин Мухаммед назначил его на должность кадия, которую до этого много лет занимал его отец. Очень скоро молодой кадий снискал всеобщее уважение. В 1365 Гиясаддин Мухаммед был убит, трон занял его сын – Аладдин Али бек, и Бурханеддин стал его визирем.

В 1380 году ушёл из жизни и Али бек, а его сын Мухаммед Челеби был еще ребёнком, и регентство возлагалось на визиря. Так в 1381 году бразды правления полностью перешли в руки Гази Бурханеддина. Источники сообщают о высоком авторитете, которым он пользовался в народе.

Под руководством Гази Бурханеддина осуществлялись работы по благоустройству городов, возводились мосты. Он проявил себя мудрым и справедливым правителем, достойным духовным лидером и отважным военачальником, а поэтический талант и эрудиция учёного снискали ему немалую славу. Значительную часть своего восемнадцатилетнего правления он провёл в военных походах.

Все эти бурные годы Гази Бурханеддин умудрялся держать в одной руке меч, а в другой перо. Защищая мечом Родину, пером он возносил свой народ и духовно обогащал его. Он написал ряд стихов также на арабском и персидском языках, но до наших дней дошёл лишь его «Диван» на тюркском языке, включающий 1500 газелей, 20 рубаи, 119 туюгов, несколько муфредов; всего 17000 строк.

«Диван» был переписан в 1393 году, т.е. ещё при жизни автора, и состоит из 608 страниц. Из-под пера Гази Бурханеддина вышли и научные трактаты на арабском языке – «Преимущество разъяснения», «Эликсир счастья и тайны радения».

Гази Ахмед Бурханеддин первый азербайджанский поэт, писавший на тюркском языке, творческое наследие которого дошло до нас почти в полном объёме. Его проникновенные песни на родном языке находили отклик в сердцах не только соотечественников, но и просвещённой прослойки всех тюркоязычных народов.

Язык его поэзии был понятен обитателям обширного региона от Центральной до Малой Азии. Газели Гази Бурханеддина в отличие от традиционной формы не содержат в последнем двустишии – бейте псевдоним поэта. Большинство газелей посвящены теме любви, которая служит лейтмотивом его поэзии, хотя в лирике Гази Бурханеддина встречаются стихи и социально-этического содержания.

В XIII-XIV веках идеи суфизма нашли широкое распространение на всём Ближнем и Среднем Востоке, в том числе в Азербайджане. Естественно, что и поэзия Бурханеддина не обошла эти мотивы; среди его газелей немало образцов с двойственным – земным и сакральным смыслом. При внешнем реалистическом антураже явно проступает суфийско-мистический подтекст, сквозящий в традиционной символике. В основном же стихи Гази Бурханеддина посвящены реально-жизненной, земной любви. В этом отношении непревзойдённым продолжателем его поэтической традиции выступает великий Мухаммед Физули (1494-1556).

Неоспоримо поэтическое влияние Гази Бурханеддина на творчество гениального азербайджанского поэта Имадеддина Насими (1369-1417) и великого узбекского поэта Алишера Навои (1441-1501). Великие поэты Азербайджана – Хатаи (1487-1524), Говси (16801745), Вагиф (1717-1797) и известные узбекские поэты Лютфи (1366-1465), Бабур (1483-1530) и Амири (1787-1822) также стали достойными продолжателями поэтической традиции Гази Бурханеддина.

Поэтический язык Бурханеддина отличается богатством, самобытным ритмом, гармонией и высокой образностью. Поэт старался избегать арабо-персидских лексических элементов, предпочитая красочную палитру тюркского языка. В его стихах, помимо азербайджанско-тюркской лексики, часто используются обороты и изречения джыгатайско-узбекского и анатолийско-турецкого языков. Этим и объясняется популярность и слава его стихов ещё при жизни во всём тюркском мире.

Поэт глубоко был искушён в секретах восточной поэзии. Точные метафоры и иносказания придают его стихам особую утончённость. Чуть ли не в каждом бейте, каждой строке можно встретить яркие эпитеты, ироничные аллегории и меткие гиперболы. В этом художественном арсенале наибольшее значение имеют оригинальные поэтические средства, несущие на себе отпечаток индивидуальности и вкуса автора.

В «Диване» всего двадцать рубаи, и все они неподражаемы по изяществу. Привлекают внимание и стихи, написанные в форме туюгов – миниатюры–четверостишия. Как известно, четверостишие издревле было одной из стихотворных форм у тюркских народов. Примеры четверостиший древние баяты, плачи, трудовые песни. Гази Бурханеддин создал первые во всей тюркской поэзии совершенные образцы туюгов в ритмике аруз.

В его туюгах звучат в основном социальные и морально-этические мотивы, раскрываются этические и нравственные ценности, славятся дружба, доброта, воинская доблесть. Одновременно поэт с яростью клеймит зло, жестоких правителей, грабительские войны. Многие туюги тесно связаны с биографией самого поэта. В них явственно ощущается напряжённая атмосфера эпохи, затрагиваются также государственная деятельность автора, сражения, в которых он участвовал.

В одном из этих сражений в 1398 году перестало биться его сердце, исполненное ненависти к врагу, вдохновенной любви к жизни и красоте, к Родине.

Гази Ахмед Бурханеддин посетил основные святыни ислама и был сведущ в мусульманском богословии, но как религиозный деятель он был далёк от слепого следования догмам; как истинный служитель веры он избрал своим девизом правду и праведность.

В истории азербайджанской классической поэзии Гази Бурханеддин остался как художник оригинальной творческой манеры; его лирика оказала благотворное влияние на позднейшую поэзию на родном языке и была одним из существенных факторов, ориентирующих её дальнейшее развитие.

Творчество великого поэта стало образцом и для мастеров слова многих других тюркских народов; целая плеяда средневековых турецких, узбекских, туркменских поэтов, создавая свои шедевры, черпала из сокровищницы его поэзии.

По материалам журнала IRS Наследие

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.