За два года до трагедии: забытый репортаж из Ходжалы 1990 года


Газеты Азербайджана в конце 1980-х годов постоянно публиковали материалы по теме напряженных отношений между армянами и азербайджанцами. Все это происходило на фоне еще недавних сумгаитских событий и тяжелых грядущих перемен, в частности, развала СССР, который был уже не за горами.

В 1990 году, газета “Бакинский рабочий” напечатала репортаж А.Кязимзаде из НКАО, в частности, села Ходжалы Аскеранского района. Уже тогда можно было сделать определенные выводы относительно обстановки, опасений и дальнейшего развития событий.

Репортаж вышел в газете 17 января. Через 3 дня, 20 января, в Баку войдут советские танки… и азербайджанцы навсегда запомнят этот день как “Черный январь”. А что касается Ходжалы, то через два года, в 1992 г., в ходе первой Карабахской войны 25-26 февраля армянскими военными формированиями при поддержке расквартированного в городе Ханкенди 366-го мотострелкового полка в отношении населения города Ходжалы будет осуществлен акт геноцида.

Ниже – этот забытый репортаж А.Кязимзаде из стертого с лица земли села Ходжалы.

**********

Хоть и считается Ходжалы горным селением, я думаю, что расположено оно в низине —так как окружено со всех четырех сторон хребтами. Местами — заснеженными в эту зимнюю пору, местами — покрытыми довольно густым лесом.

— По ночам в этих лесах стреляют, — говорит Вагиф Мамедов, немолодой уже механик СМУ «Ходжалыспецстрой», с которым свел меня случай и который оказался не только разговорчивым, но и весьма осведомленным собеседником. — А горное эхо удваивает, утраивает звук, множит его многократно, и тогда все село просыпается в холодном поту. Дети, те в страхе по углам забиваются: мол, «бородачи» армянские идут…

Впрочем, в Ходжалы давно уже разучились спать по ночам. Во всяком случае, мужчины. Те, кто чувствуют себя обязанными охранять честь и достоинство своей семьи, соседских стариков и детей.

Только сегодня утром я сдал свой пост,Вагиф Мамедов делает неопределенный жест, показывая в сторону раскинувшегося на склоне армянского селения Норагюх. — Сейчас вот собираюсь в Агдам купить кое-чего съестного, а то в доме хоть шаром покати… Дороги ведь никакой, кроме как по воздуху, к тому же, продукты не каждый день бывают… А детей кормить надо…

Я не знаю, сколько их у него, у этого немолодого человека, в чьем ненавязчивом присутствии который уж час коротаю в ожидании вертолета на Агдам. Вот уже полгода (а может, больше?) превращен этот каменистый берег норовистого только по весне Бадарчая в импровизированный аэродром.

За день два или три раза приземляются здесь винтокрылые машины — везут людей, грузы. А над головой нашей с заданностью часового маятника каждые 12—15 минут идут на посадку самолеты. Летят они из Еревана и иных городов Армении, везут, наряду с продуктами и почтой, сельхозтехникой и пассажирами, как стало теперь известно, и оружие, боеприпасы, обученных стрелять террористов. Они садятся на по-современному благоустроенном и охраняемом аэродроме за ближней горой, который территориально почему-то стал относиться с недавних пор к Степанакерту.

Это мне рассказал в Ходжалы не один Вагиф Мамедов. Подтвердили, не скупясь на подробности, рабочие здешнего молочно-овощеводческого совхоза Фазиль Салахов, Гусейнага Гусейнов, шофер Назим Гасанов, завклубом Амиль Лалаев, инженер-электрик Ровшан Гасанов, сельский фотограф Рустам Исмайлов. Да стоит ли перечислять всех тех, кто, воспользовавшись не частым, к нашему стыду, присутствием здесь корреспондентов бакинской прессы, спешил на встречу с ними, стремился излить душу.

“Есть, есть что нам сказать! Мужчины наши, вон сколько времени не работают, деньги в дом не приносят, дети покой утратили, мы сами страху натерпелись… Сколько еще это будет продолжаться! И что за напасть такая?..” – говорит Гюлюм ханум Юсубова, мать восьмерых детей, одна из самых почитаемых жительниц Ходжалы.

Юсубова – ветеран труда, не покладая рук, работала она в совхозе для фронта в годы Великой Отечественной войны. В наши дни без колебаний напутствовала сына на необъявленную войну в Афганистане, а сейчас сама готова встать в ряды дружин самообороны, не от хорошей, увы, жизни созданных в Ходжалы в ответ на происки армянских боевиков – «бородачей».

Нас окружают на одной из сельских улочек плотным кольцом. Женщины и дети, молодые и старые. В глазах – гнев и надежда, боль и решимость, непреклонность и ожидание. Того, что в сельмаге в достатке будет хлеба. Что заговорит почти уже два года молчащая радиосеть и люди узнают, как все нормальные земляне, последние известия, новости родной республики, страны.

Что заработает почтовая связь и матери получат, к долгожданной радости, хоть короткую весточку от несущих воинскую службу сыновей.

Что будут, наконец, приняты жесткие меры по отношению к экстремистам, террористам, националистам (как хотите называйте эту нечисть!..). И снимется блокада, и вскроются дороги, испокон веку связывающие Ходжалы с внешним миром, с Большой, сегодня впору говорить, землей.

Вопросы, вопросы, вопросы… И все — без ответа. Не месяц, не два… Долго, очень долго вопросы остаются вопросами. А кровь меж тем льется. И люди по-прежнему гибнут под пулями… А сейчас, в самые последние дни жертв все больше больше…

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.