«Тарих ал-Баб-ва-Ширван»: Политическая история Дербента периода правления Хашимидов


А.Гусейнова

Историческая хроника «Тарих ал-Баб-ва-Ширван» – ценный исторический источник, представляющий особый интерес при изучении истории Дагестана и Ширвана эпохи средневековья. Хроника была написана в XI веке и долгое время считалась анонимной.

Первая попытка установить авторство «Тарих ал-Баб-ва-Ширван» принадлежит исследователю В.Ф.Минорскому, подготовившему критическое издание текста и прекрасно откоментированный перевод. Учёный считал возможным автором текста Масуда б. Намдара, секретаря известного ширваншаха Фарибурза. Однако эта точка зрения не нашла поддержки в научных кругах.

Исследования, в частности, востоковеда А.К.Аликберова, который занимался исследованием, переводом и составлением комментариев к суфийской энциклопедии «Райхан ал-хакаик», автором которой является дербентский учёный Абу Бакр ад-Дарбанди, позволили уточнить авторство «Тарих ал-Баб-ва-Ширван», так как оба сочинения создавались учёными в одну и ту же историческую эпоху, в одном и том же городе – Багдаде и были завершены в 1106-1107 г.

А.К. Аликберов считает, что авторство принадлежит Маммусу ал-Лакзи ад – Дербенди, который вынужден был переехать из Дербенда в Багдад в связи со сменой политической власти в городе.

Историческая хроника состоит из двух частей. Первая часть озаглавлена «О царях Ширвана…», название другой части совершенно чётко очерчивает предмет изучения – «О бану Хашим, правителях Баб ал-абваба, Маската и пограничья, которое называется также центрами».

Генеалогические сведения о хашимидах очень хорошо прослежены в монографическом исследовании Г.В. Злобина. Поначалу городом управляли наместники, которых назначали халифы из числа видных военачальников. В 255 г.х./869 г. сюда был назначен Хашим б. Сурака.

Воспользовавшись политической смутой в Багдаде, связанной с борьбой Аббасидов и мятежных тюркских эмиров, а также географической удалённостью Дербента, он добился значительной самостоятельности в управлении городом, оставаясь однако под формальным протекторатом верховной власти. Происходивший из известного рода Суламидов Хашим б.Сурака стал основателем династии Суламидов Дербента. Его потомки образовали Хашимидскую ветвь Суламидов Дербента.

Итак, в 255 г.х./ 869 г. Хашим б.Сурака был назначен наместником Дербента, а затем воспользовался смутой и стал независимым правителем, предварительно заручившись поддержкой наиболее влиятельных слоёв общества Дербента, однако, что бы он ни делал, он делал только по «общему соглашению».

Он постоянно отправлялся в набеги на горцев-мусульман. В 263 г.х./876 г. Хашим б. Сурака совершил набег на Сарир, убил много народу, захватил их имущество, пленил их детей и женщин и победоносно вернулся. Через два года, в 265 г.х./878 г., он повторил свой набег и опять вернулся, увенчанный победой, и правил до своей смерти в 271 г.х./884 г.

Следующим эмиром стал его сын Омар б. Хашим б.Сурака, который правил около года и продолжал политику отца. Умер в 272 г.х./885 г.

Династия Хашимидов правила в ал-Бабе последующие два с лишним столетия. Шаткость её политических позиций, обусловленная многими факторами, нашла своё отражение в не прекращавшейся борьбе за власть, которую вели почти в течение всего времени своего правления потомки Хашима, в борьбе, в которую помимо них оказались втянутыми и ширваншахи, и местная знать – руководители ремесленных и торговых гильдий (ра′исы).

Политические события второй половины XI в. в Баб ал-абвабе напрямую сказались на судьбах и творческих биографиях Абу Бакра Мухаммада ад-Дарбанди и Маммуса ал-Лакзи. Изучение этих событий, возможное благодаря уникальной хронике ««Тарих ал-Баб-ва-Ширван»», написанной с привлечением множества фактов историографом Хашимидов, другом и единомышленником ад-Дарбанди Маммусом ал- Лакзи.

Следя за событиями в ал-Бабе, надо постоянно учитывать положение хашимидов, как «первых среди равных», в отдалённой пограничной области (сагр) мусульманских территорий, которую окружали непокорные христианские и языческие племена. Среди воинов, которые участвовали в различных экспедициях ал-Баба, источник называет «борцов за веру» (гази), добровольцев (муттави′и), «чтецов Корана» (курра) и «пришлых» (гураба). Эмирам приходилось также сотрудничать с воинами «исламских центров» (например, в 423 г.х./1032 г.) и взывать о помощи к соседям, близким и дальним.

Маневрирование такими разнородными элементами требовало много такта со стороны эмиров, которые в критические моменты могли быть уверены только в своих «гуламах». Перевод этого термина как «рабы» по мнению В.Ф.Минорского оказался бы неточным. Некоторые из гуламов, вероятно, были рабами, купленными за деньги или выросшими в доме князя, но наличие среди них русов, которые, по-видимому, были связаны с участниками набегов на мусульманские земли и которых эмир «приглашал» к себе на помощь, усложняет перевод термина.

Гуламы использовались для самых опасных поручений. Например Гулам эмира Майммуна ранил Ширваншаха, который захватил ал-Баб (373 г.х./983 г.). Другой гулам Майммуна убил его брата-соперника (387 г.х./997 г.). Гуламы Мансура были убийцами его брата (445 г.х./1054 г.).

Самой трудной задачей для эмиров были их отношения с раисами (ру′аса – ′начальники′), из рядов которых вышла сама династия. В мусульманских странах титул «ра′ис» обычно применяется к представителям местного населения, выбранным из числа уважаемых семей. Раис выступал как посредник между администрацией и населением, передавая правительственные распоряжения и делая представления от имени жителей города.

Эмиры не имели престижа Ширваншахов и были как бы “наследственными президентами” средневекового городагосударства. Как уже указывалось, в ал-Бабе не прекращалась борьба между цитаделью, откуда эмиры пытались управлять городом, и раисами, которые не хотели, чтобы эмир обособлялся от них. В 366 г.х./976 г. эмир Маймун был помещён в «правительственное здание» как пленник. В 446 г.х./1054 раисы опять посадили своего ставленника Мансура в «правительственное здание», чтобы лучше следить за ним.

В 447 г.х./1055 г. эмир Мансур, вторично допущенный в город, содержался в подчинении (маглубан). Когда в 457 г.х./1065 г. Мансур был убит, его юный преемник был отдан под опеку одному из раисов.

Таким образом, согласно «Тарих ал-Баб-ва-Ширван», город управлялся аристократией, тогда как эмиры осуществляли свою власть из цитадели. В ряде случаев «Тарих ал-Баб-ва-Ширван» говорит о средней (поперечной) стене, которую эмиры строили, очевидно, с целью присоединить часть города к цитадели. Каждый раз, однако, хозяевам города удавалось разрушать это сооружение.

Помимо раисов, которые составляли класс местной знати и опирались на своих собственных вооружённых слуг (гуламов), как это было в 446 г., источник указывает на особую группу нотаблей, более тесно связанных с эмиром. Автор хроники называет их «а′йан мин ахл ас-сагр» (знать пограничной области) или «а′йан ас-суфуф».

Возможно, что в «Тарих ал-Баб-ва-Ширван» речь действительно идёт об «именитых (купцах) из (торговых) рядов». Во всяком случае, в событиях 456 г.х./1064 г. этот разряд «знати» был на стороне эмира, тогда как раисы держались в стороне от него, что ясно указывает на какое-то расхождение интересов двух групп. Это важный добавочный показатель сложной структуры местного общества и их взаимоотношений на всем протяжении правления династии Хашемидов.

По материалам сборника “Четвертые Всероссийские (с международным участием) историко-этнографические чтения”

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип - мера против несанкционированного использования.